В начало » ИСТОРИЯ » КАДРЫ КОЛЧАКОВСКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ


КАДРЫ КОЛЧАКОВСКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ

Сила спецслужб любого государства определяется рядом факторов. Это, прежде всего, надежность и профессиональная квалификация сотрудников, качество и оперативные возможности агентурного аппарата, социальная поддержка населения. Однако, как показывает история отечественных органов безопасности, весьма проблематично добиться позитивного решения кадровых вопросов в кризисных моментах развития общества.

Ярким примером тому является Гражданская война в России 1917 – 1922 гг. Как в ВЧК, так и в белогвардейских контрразведывательных органах явно просматривался дефицит квалифицированных специалистов оперативно-розыскной деятельности. У каждой из противоборствующих сторон тому были свои причины. В частности, на юге России контрразведчики не отличались высоким профессионализмом и морально-нравственными устоями из-за того, что генерал А. И. Деникин не принимал на службу бывших офицеров Отдельного корпуса жандармов (ОКЖ). В Сибири не ставились препятствия сотрудникам спецслужб царского режима при назначение на должности, но тем не менее подбор кадров в армиях адмирала А. В. Колчака оставался серьезной проблемой.

К моменту свершения в Сибири переворота, приведшего к верховной власти адмирала А. В. Колчака, в структурах военного управления были созданы контрразведывательные органы. Они комплектовались в основном за счет офицеров бывших военных округов – Омского, Иркутского и Приамурского – губернских жандармских управлений и охранных отделений. Отдел военного контроля (ВК) Сибирской армии возглавил чех - капитан (затем – полковник) И. И. Зайчек. Поскольку он не имел представления об оперативно-розыскной деятельности, то, будучи по всей вероятности человеком не глупым, помощниками к себе взял бывших жандармов - полковников Н. Н. Субботина и Н. Н. Козлова. Отделение ВК в Иркутске возглавил бывший жандарм капитан Н. И. Смирнов. Остальные должности занимали юристы (следователи), армейские офицеры и нижние чины.

Кадровый костяк контрразведывательного органа штаба ВГК – центрального отделения военного контроля (ЦОВК) - составляли профессионалы оперативно-розыскной деятельности, находившиеся в Сибири после распада Российской империи. А возглавлял его жандармский полковник Н. П. Злобин. 2-й генерал-квартирмейстер при Верховном главнокомандующем генерал-майор П. Ф. Рябиков характеризовал его как очень опытного и знающего свое дело офицера, который «давал достаточно правильные картины и о работе большевиков, и о деятельности различных партий на территории Сибири». Помощниками начальника отдела были назначены ротмистр В. Кафаров - обер-офицер для поручений при коменданте Ставки, титулярный советник Е. Афанасьев - помощник начальника КРО при штабе 6-й отдельной дивизии Средне-Сибирского корпуса, полковник А. В. Караулов - бывший начальник Тифлисского, Нижегородского и Южного охранных отделений. Полковник Н. В. Кучин, офицер для поручений ЦОВК, при царском режиме являлся помощником начальника ряда губернских жандармских управлений.

При комплектовании КРЧ Главного штаба туда были переведены 18 офицеров и чиновников ЦОВК. Подполковник А. В. Караулов получил повышение, возглавив центральное отделение военной контрразведки. Чинами для поручений стали ротмистр Н. В. Колодезников, полковник Н. В. Кучин, подполковник М. Г. Яковлев, надворный советник Фомичев, заведующим регистрационным бюро – гвардии ротмистр Л. Н. Канабеев. Другие должности в контрразведывательной части занимали офицеры командного профиля, окончившие военные училища, реже - юридические факультеты университетов.

Возглавил контрразведывательную часть отставной жандармский генерал-майор В. А. Бабушкин. Его судьба типична для офицеров ОКЖ: закончил 2-е Военное Константиновское училище по 1-му разряду, служил в лейб-гвардии Финляндском полку, с октября 1885 по май 1887 г. находился в запасе, после чего служил в управлении начальника жандармского округа, затем возглавлял ряд губернских жандармских управлений. В отставку ушел 30 сентября 1917 г. 23 марта зачислен в армию А. В. Колчака.

После расформирования КРЧ часть ее чинов переведена в центральное отделение военной контрразведки и военного контроля управления 2-го генерал-квартирмейстера при ВГК. 9 сотрудников во главе с начальником остались в резерве. Их дальнейшая судьба неизвестна. Лишь опыт генерал-майора В. А. Бабушкина оказался востребованным. Осенью 1922 г. он осуществлял общее руководство разведкой и контрразведкой Приамурской области.

На руководящие должности в округах также назначались бывшие контрразведчики и жандармы. Так, начальником отделения военного контроля при штабе Приамурского военного округа восстановлен подполковник М. С. Алексеев. Военный контроль при штабе Иркутского военного округа с 1918 г. возглавлял подполковник Булахов, служивший ранее в ОКЖ.

В тоже время следует отметить, что кадровый костяк многочисленных контрразведывательных и военно-контрольных отделений и пунктов составляли строевые офицеры. Как следует из архивных документов, процесс комплектования низовых структур был хлопотным и сложным. Причины тому, по мнению автора, существовали две.

Во-первых, служба в контрразведке являлась не привлекательной по материальным соображениям. Ее чины получали такие же оклады, как и у офицеров штабов и тыловых частей, хотя по сравнению с ними подвергались большему риску, особенно в тех районах, где активно действовало подполье. Например, во время ликвидации большевистского восстания 22 декабря 1918 г. в Омске агентов обстреляли большевики. Начальник кузнецкого КРП подполковник Маматказин погиб на ст. Кольчугино в апреле 1919 г. В ночь на 15 июля был убит выслеженный агентами большевистской контрразведки осведомитель А. Орлов, который ездил по селам и собирал сведения о большевиках. Прикомандированный к КРП Томского артиллерийского дивизиона агент Н. Власов получил ранение.

Следует отметить, что служба в контрразведке являлась трудным и опасным делом там, где активно действовало большевистское и эсеровское подполье, подталкивавшее недовольное низким уровнем жизни, поборами и мобилизациями население к выступлениям против существующего режима. В тех тыловых районах, где все было тихо и спокойно, служить в контрразведке считалось «непыльным» делом.

Чтобы привлечь военнослужащих в органы безопасности и удержать кадры, личному составу выдавалась 50% денежная надбавка из сумм, предназначавшихся на секретные расходы. Затем по приказу 2-го генерал-квартирмейстера от 25 июля 1919 г., за раскрытие преступных организаций, выявление и поимку их руководителей, а также обнаружение складов оружия и боеприпасов полагалась денежная премия в размере от 5000 до 10000 руб.

Однако лишь за счет увеличения денежных надбавок проблема не решалось, поскольку вторым серьезным препятствием при комплектовании спецслужб являлось негативное отношение к ним со стороны командиров и начальников различных рангов, которые считали сотрудников контрразведки отсиживающимися в тылу бюрократами. «…к сожалению, у некоторых чинов в штакоре (штабе корпуса. – Н. К.) установился взгляд на отделение контрразведки как на что-то постороннее и имеющее значение меньшее от других отделений штаба», - говорится в докладе начальника контрразведывательного отделения (КРО) при штабе 2-го Степного отдельного Сибирского корпуса есаула Булавинова в мае 1919 г.

Е. В. Волков в своей монографии приводит факт, когда командир части подполковник Турсов запретил прибывшим в полк контрразведчикам собирать информацию о настроениях личного состава. Командующий 3-й армией генерал К. В. Сахаров в одном из своих приказов отмечал, что некоторые воинские начальники не понимают роль контрразведки, тормозят ее деятельность, и требовал от командиров отдельных частей назначать одного офицера, ответственного за такой род деятельности. Из-за чего, как пишет Е. В. Волков, между высокопоставленными офицерами и командующим возникла неприязнь.

Противодействие контрразведке отмечалось как со стороны образованных генштабистов, так и со стороны быстро сделавших карьеру армейских офицеров, закончивших лишь военные училища. С другой стороны имели место факты бесконтрольного формирования контрразведывательных органов малообразованными атаманами, командирами частей и прочими «правителями». Поэтому проблема понимания роли и значения спецслужб для обеспечения безопасности, на взгляд автора, кроется не только в общем кругозоре офицерства, его способности масштабно, по государственному мыслить. Причина негативного отношения к органам безопасности со стороны должностных лиц колчаковского режима, по мнению исследователя, заключается в человеческой психологии и сущности спецслужб. На контрразведку, помимо борьбы со шпионажем, возлагались функции политического сыска, включавшие в себя слежку за неблагонадежными с точки зрения властей организациями и лицами, а также пресечение их преступных действий. Это, следует отметить, естественная реакция, способ самосохранения любого государственного образования, особенно в условиях политической нестабильности. Поэтому создавали и развивали контрразведку те, кто пытался осуществлять контроль над оппозицией и обществом в целом, а противились тому силы, не желавшие над собой этого контроля.

В частности, атаманы различными способами пытались уйти из-под опеки верховной власти, проводить собственную политику. Например, Г. М. Семенов собрал в Даурии конференцию, провозгласившую независимое Монгольское государство, включавшее в себя часть Забайкалья. Когда об этом благодаря колчаковскому агенту стало известно омскому правительству, для противодействия провозглашенным планам в Ургу был направлен поручик Б. Волков.

Военная контрразведка вела внимательное наблюдение за отстраненными от должностей генералами Р. Гайдой и В. Г. Болдыревым, за внеслужебными связями других генералов и даже кандидатов в министры.

Органы безопасности в целом объективно подавали информацию «на верх» о настроениях в воинских частях и подразделениях, об озлобленности военнослужащих по отношению к начальству, подчиненным и мирному населению, вызванной неудачами на фронте и т. д. При этом следует отметить, что контрразведка иногда действовала бесконтрольно, вне рамок правового поля, превышала свои полномочия, арестовывала невиновных, что давало повод для нелестных высказываний со стороны должностных лиц в ее адрес. Военный министр барон А. П. Будберг писал: «Контрразведка и охранка всегда требовали особого контроля и умелого наблюдения, ибо при малейшем ослаблении надзора они делались скопищем всякой грязи и преступлений».

Негативное отношение к органам безопасности со стороны высших должностных лиц и офицерства, вызванное спецификой ее деятельности, присуща различным белогвардейским режимам. Как следует из вышесказанного, генерал А. И. Деникин и его окружение также негативно относились к контрразведке и поэтому не стремились ее реформировать, укомплектовать профессионально подготовленными кадрами из числа офицеров ОКЖ.

Считая контрразведку инородным телом в органах военного управления, должностные лица воинских учреждений и частей всячески препятствовали переводу отобранных руководителями спецслужб кандидатов в органы безопасности. Уступая просьбам настойчивых начальников отделений, они отдавали в большей степени тех, от кого сами хотели избавиться. «И как всегда, в подобных случаях приходится качество заменять количеством», – докладывал есаул Булавинов.

Отсутствие системы подбора кадров, неопытность руководителей контрразведывательных структур способствовали проникновению враждебных элементов в органы безопасности. Начальник иркутского отделения военного контроля капитан Смирнов через прессу приглашал желающих служить в военном контроле. Этой возможностью воспользовалась партия эсеров, командировав к нему 3-х своих видных членов, которые были приняты.

Так же не сразу выяснилось, что в контрразведывательные органы Омска проникли служившие ранее у большевиков бывший начальник милиции 4-го участка Уфы Улитин и братья Буланкины. Начальник КРО штабс-капитан Аскалонов характеризует их как неблагонадежных и продажных сотрудников.

Отобранные из строевых офицеров кандидаты, не имевшие никакого представления об оперативно-розыскной деятельности, нуждались в переподготовке, которая осуществлялась на созданных при штабе ВГК краткосрочных курсах, куда направлялись офицеры, окончившие военные училища и прослужившие в войсках не менее 3 лет.

В трехнедельный срок они проходили обучение по «государственному праву, положению о шпионаже и родственных ему явлениях, большевизм и способы борьбы с ним, организация и делопроизводство контрразведывательных и военно-контрольных органов, сведения по разведке, регистрация преступлений, способы шифровки и дешифровки подпольных организаций и шпионов, формальное производство переписки и расследование о шпионах, сведения по вопросам секретной переписки, тайнописи и пр.». По окончании курсов и успешной сдачи выпускного экзамена особой комиссии, офицеры переводились в контрразведывательные и военно-контрольные органы и назначались на должности офицеров для поручений. Слушатели, не выдержавшие экзамена или оказавшиеся по своим нравственным и деловым качествам не соответствующими для службы в контрразведке, откомандировывались в свои части без права вторичного командирования на курсы.

Наспех подготовленные контрразведчики высоким профессионализмом не отличались. Но им противостояли такие же дилетанты – красные разведчики, функционеры оппозиционных партий, подпольные большевистские организации и партизаны, что делало равными шансы на победу в тайной войне. Учиться обеим сторонам приходилось на войне, перенимая опыт у начальников и старших коллег.

Изъяны в системе подбора и подготовки кадров сказывались на отношении чинов к исполнению служебных обязанностей. Полковник Н. П. Злобин в своих приказах указывал, что некоторые офицеры под различными предлогами находят причины избежать той или иной работы. Он неоднократно требовал от своих подчиненных «усердия и точного выполнения возложенных обязанностей», в противном случае требовал оставить службу.

На взгляд автора, наиболее точно и беспристрастно дал оценку кадровому составу контрразведывательных органов генерал-майор П. Ф. Рябиков: «Справедливость требует сказать, что лично мне, как генерал-квартирмейстеру, ни разу не пришлось обнаружить в работе старших чинов контрразведки… ни каких-либо личных интересов, ни каких-либо провокаторских деяний по опорочиванию… военных и гражданских чинов… руководители контрразведки вели свое дело в преданности Верховному правителю и в постоянном стремлении охранения существующего строя и порядка как от действий противоправительственных организаций и групп, так и от шпионажа, пропаганды и вредительства большевиков.

Поручиться за безупречность работы низших агентов контрразведки невозможно, и отдельные случаи нечестной работы, вероятно, место имели». Рябиков также свидетельствует, что «Верить донесениям, а иногда и анонимным доносам разных сотрудников контрразведки с обвинениями друг друга было невозможно без должной проверки. Поэтому приходилось командировать на места своих доверенных людей, дабы попытаться установить ценность тех или иных контрразведок и разобраться в их взаимоотношениях».

Таким образом, из вышесказанного можно сделать вывод, что колчаковский режим не уделял должного внимания сфере обеспечения безопасности действующей армии и тыловых районов и поэтому не создал эффективной системы подбора и расстановки кадров спецслужб. Назначение квалифицированных специалистов на должности начальствующего и оперативного состава в основном осуществлялось благодаря энергичной деятельности отдельных руководителей контрразведывательных органов.

Николай КИРМЕЛЬ, кандидат исторических наук

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских