В начало » ИСТОРИЯ » КГБ: рождение и первые шаги


КГБ: рождение и первые шаги

22 сентября исполняется еще одна "непамятная" дата отечественной истории - 15 лет со дня принятия Госсоветом СССР решения о ликвидации Комитета государственной безопасности. Мы же расскажем о его создании и первых годах деятельности.

Смерть 5 марта 1953 г. фактического главы советского государства И.В.Сталина не оставляла ни у кого сомнений в том, что завершилась целая эпоха в истории нашей страны. Будущее без "отца народов" было непредсказуемо и тревожно...

И государственные, и политико-организационные изменения в управлении страной последовали незамедлительно.

Так, уже 5 марта 1953 г. на совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Совета министров и Президиума Верховного Совета СССР принимается решение о слиянии Министерства государственной безопасности СССР, существовавшего с 15 марта 1946 г., с Министерством внутренних дел.

15 марта Верховным Советом СССР руководителем нового ведомства по совместительству был назначен заместитель председателя Совета министров Л.П.Берия. Первыми заместителями министра стали генералы С.Н.Круглов, Б.З.Кобулов, И.А.Серов, заместителями И.И.Масленников, Н.С.Сазыкин, Н.П.Стаханов, начальником секретариата С.С.Мамулов[1].

В число задач нового министерства внутренних дел СССР, помимо традиционных для этого ведомства, вошли ведение разведки и контрразведки в капиталистических странах, ведение радиоразведки и контрразведки на территории страны, в том числе в Советской Армии и на Военно-морском флоте, охрана государственной границы и руководителей советского государства, а также выполнение специальных заданий правительства[2].

Следует также отметить, что фактически процесс реабилитации некоторых необоснованно репрессированных граждан, о чем был прекрасно осведомлен заместитель председателя Совета министров СССР
Л.П. Берия, самое непосредственное и активное участие в котором принимали и сотрудники органов госбезопасности, начался сразу после смерти Сталина.

Пункт IX Постановления Президиума ЦК КПСС от 10 апреля 1953 г. гласил:

"- Одобрить проводимые т. Берия Л.П. мероприятия по вскрытию преступных действий, совершавшихся на протяжении ряда лет бывшим МГБ СССР, выражавшихся в фабрикации и фальсификации дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушения советских законов, имея в виду, что эти меры направлены на укрепление Советского государства и социалистической законности"[3].

В Положении о МВД от 16 июля 1953 г. в числе задач также называлось "воспитание всего личного состава Министерства внутренних дел в духе беззаветной преданности делу партии Ленина-Сталина, честности, правдивости и высокой дисциплинированности"[4].

Всего в органах и войсках МВД, без учета численности чисто милицейских подразделений, на 15 мая 1953 г. числились 1 095 тысяч человек.

Подчеркнем, что необходимость укрепления системы обороны и обеспечения национальной безопасности СССР и непосредственно орга-
нов госбезопасности проистекала из объективного усиления геополитического противоборства двух сложившихся мировых социально-политическими систем, политики "холодной войны", определявшейся конкретными планами руководителей коалиции западных государств.

Однако уже 26 июня 1953 г. по обвинению в нарушениях социалистической законности и совершении иных преступлений были арестованы Л.П.Берия, Б.З.Кобулов, С.А.Гоглидзе, Л.Е.Влодзимирский, Б.П.Обручников, Н.С.Сазыкин, Л.Ф.Райхман, П.П.Лорент, С.С.Мамулов и ряд других высокопоставленных руководителей министерства внутренних дел[5].

24 ноября 1953 г. ставший новым министром внутренних дел генерал-полковник С.Н. Круглов[6] направил председателю Совета министров СССР Г.М.Маленкову и первому секретарю ЦК КПСС Н.С.Хрущеву проект постановления ЦК КПСС "О сокращении штатной численности органов МВД и утверждении структуры МВД СССР", в котором предлагалось сократить к 1 февраля 1954 г. центральный аппарат министерства на 20% (на 15 мая 1953 г. его численность составляла около 20 тысяч человек).

Само политическое решение о выделении структур органов госбезопасности из МВД в самостоятельное ведомство было принято Президиумом ЦК КПСС 8 февраля 1954г. на основании еще одного письма С.Н.Круглова в Президиум ЦК КПСС.

В этом письме министра, в частности, подчеркивалось: "Существующее организационное построение Министерства внутренних дел СССР и его органов громоздко и не в состоянии обеспечить должного уровня агентурно-оперативной работы в свете задач, поставленных перед советской разведкой Центральным комитетом КПСС и Советским Правительством.
В целях создания необходимых условий для улучшения разведывательной и контрразведывательной работы считаем целесообразным выделить из Министерства внутренних дел СССР оперативно-чекистские управления и отделы и на их базе создать Комитет по делам государственной безопасности при Совете Министров СССР"[7].

Далее в письме излагались соображения о структуре центрального аппарата создаваемого ведомства и предложение о создании "для проведения на местах мероприятий, связанных с обеспечением государственной безопасности" его управлений (в республиках, краях и областях, а также в крупных промышленных центрах), Особых отделов в военных округах, соединениях и частях, а также аппаратов Уполномоченных комитета на железных дорогах и водных бассейнах.

В процессе реформирования органов госбезопасности Кругловым также предлагалось сократить численность их оперативного состава на 20%, что должно было составить 15 956 штатных единиц, и должно было дать годовую экономию в 346 миллионов рублей.

А в целом, с учетом сокращения численности МВД (на 8 839 штатных единиц), реформа обещала экономию в сумме 860 млн. рублей.

Приводимые цифры позволяют предположить, что к февралю 1954г. численность органов госбезопасности, без учета военнослужащих пограничных войск, составляла около 80 тысяч человек.

Сразу отметим, что в результате проведенных преобразований в МВД осталось 20 управлений и самостоятельных отделов.

По результатам обсуждения этой докладной записки и с учетом высказанных в ходе него предложений и замечаний, 13 марта 1954г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об образовании КГБ при Совете министров СССР (утвержден Верховным Советом СССР 26 апреля того же года), а первым председателем КГБ был назначен генерал-полковник И.А.Серов, бывший до этого заместителем министра внутренних дел[8]. Указом предусматривалось также, что председатель Комитета входит в состав Совета министров с правом решающего голоса.

По-видимому, главную роль в назначении Серова на это пост сыграло его близкое знакомство и работа с Н.С.Хрущевым на Украине. В то же время, в принципе, в подобном весьма распространенном протекционизме нет ничего худого - руководитель хочет, и небезосновательно, опираться на хорошо ему известные, проверенные кадры. Проблема лишь в том, что бы кандидат на высокий пост по своим деловым и личным качествам соответствовал предполагаемой должности. Не касаясь личных качеств Серова, о грубости, резкости и своеволии которого имеется немало свидетельств, отметим только, что по формально-кадровым основаниям он вполне подходил на эту должность.

И, в принципе, не обманул ожиданий Хрущева по "перестройке" работы советских органов госбезопасности.

Именно на период нахождения Серова на посту председателя КГБ при СМ СССР приходятся и начало массового пересмотра ранее заведенных уголовных дел в отношении советских граждан, и чистка и сокращение численного состава органов государственной безопасности, а также оглашение Н.С.Хрущевым специального доклада XX съезду КПСС 25 февраля 1956 г. о культе личности И.В.Сталина, опубликование постановления ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий", и многие другие события, связанные с выше указанными.

Отметим, что в то время под охраной государственной безопасности понималась - и такое понимание ее сохранилось до конца 80-х годов, - широкая система мероприятий, осуществляемых различными органами Советского государства, их должностными лицами и гражданами, включающая охрану государственных границ, государственной тайны, и другие, в том числе чрезвычайные меры по охране государственной безопасности и общественного порядка.

В соответствии с Конституцией СССР обеспечение государственной безопасности относилось к ведению Союза ССР, в связи с чем его высший законодательный орган издавал законы в области государственной безопасности, а Совет министров был уполномочен объединять и направлять работу министерств и ведомств союзных республик, призванных участвовать в этом процессе в соответствии со своей компетенцией.

Непосредственно определенная компетенция в области обеспечения госбезопасности была определена также для министерств иностранных дел, обороны, здравоохранения, транспорта, связи, МВД и ряда других министерств и ведомств.

КГБ при СМ СССР являлся, на правах союзно-республиканского министерства, центральным органом государственного управления в сфере обеспечения государственной безопасности Советского Союза.

Следует также подчеркнуть, что де-факто получив статус союзно-республиканского ведомства, КГБ им не являлся, как не имел он и более высокого статуса государственного комитета, который он приобрел только 5 июля 1978 г., лишившись в своем официальном наименовании приставки "при СМ СССР". С учетом этого обстоятельства мы и будем в дальнейшем использовать обобщающий акроним КГБ СССР.

Столь существенное понижение государственно-правового статуса госбезопасности по сравнению с существовавшим с 1946 г. министерством госбезопасности, связано с определенным недоверием и подозрительностью Хрущева и других тогдашних руководителей страны в отношении руководителей и органов госбезопасности в целом.

Последние обстоятельства не в последнюю очередь сказались как на обстановке в самом КГБ СССР, так и на судьбе страны в целом, о чем речь пойдет далее.

Данный урок истории показывает, что вопрос о состоянии и системе мер по обеспечению безопасности страны требует к себе беспристрастного, всестороннего и взвешенного отношения. Что допускаемые при его решении перекосы способны принести существенный и непоправимый ущерб интересам граждан, общества и государства.

Думается, что Серов не мог не испытывать определенного дискомфорта от осознания того факта, что к этому времени были осуждены и расстреляны по обвинениям в государственных преступлениях 4 его непосредственных предшественника на посту руководителя органов госбезопасности - Г.Г.Ягода, Н.И.Ежов, Л.П.Берия, В.Н.Меркулов, а пятый - В.С.Абакумов, находился под следствием[9].

Единственное исключение в этом ряду руководителей госбезопасности представлял С.Д.Игнатьев, бывший министром госбезопасности в 1951-1953 гг.[10].

Эти факты однозначно и убедительно свидетельствуют о крайнем неблагополучии в органах госбезопасности, что и определило пристальное внимание руководства страны к их последующей реорганизации.

Особое значение для вскрытия злоупотреблений властью и нарушения законности имели показания Берии, Меркулова, Абакумова, а также бывших заместителя министра и начальника следчасти МГБ М.Д.Рюмина и замначальника следственной части Л.Л.Шварцмана.

Согласно решению ЦК КПСС перед Комитетом госбезопасности при СМ СССР были поставлены следующие основные задачи:

а) ведение разведывательной работы в капиталистических странах;

б) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок внутри СССР;

в) борьба с вражеской деятельностью разного рода антисоветских элементов внутри СССР;

г) контрразведывательная работа в Советской Армии и Военно-Морском флоте;

д) организация шифровального и дешифровального дела в стране;

е) охрана руководителей партии и правительства.

Помимо этого в партийном решении была сформулирована и главная для КГБ задача:

"В кратчайший срок ликвидировать последствия вражеской деятельности Берия в органах государственной безопасности и добиться превращения органов госбезопасности в острое оружие нашей партии, направленное против действительных врагов нашего социалистического государства, а не против честных людей"[11].

Указом Президиума Верховного Совета СССР 13 марта 1954 г. председателем КГБ при СМ СССР был назначен И.А.Серов, а его заместителями были назначены К.Ф.Лунев (первый заместитель), И.Т. Савченко, П.И. Григорьев, В.А. Лукшин, П.И. Ивашутин [12].

Приказом председателя КГБ от 18 марта 1954 г. была определена структура нового ведомства, в котором, не считая вспомогательных и обеспечивающих подразделений, были образованы:

Первое Главное управление (ПГУ, разведка за границей - А.С.Панюшкин);

Второе Главное управление (ВГУ, контрразведка - П.В.Федотов);

Третье Главное управление (военная контрразведка - Д.С.Леонов);

Четвертое управление (борьба с антисоветским подпольем, националистическими формированиями и враждебными элементами - Ф.П.Харитонов);

Пятое управление (контрразведывательная работа на особо важных объектах - П.И.Ивашутин);

Шестое управление (контрразведывательная работа на транспорте - М.И.Егоров);

Седьмое управление (наружное наблюдение - Г.П.Добрынин); Восьмое Главное управление (шифровально-дешифровальное - В.А.Лукшин);

Девятое управление (охрана руководителей партии и правительства - В.И.Устинов);

Десятое управление (управление коменданта Московского Кремля - А.Я.Веденин);

Следственное управление (вакансия).

В структуру КГБ также входил ряд обеспечивающих его работу управлений и отделов. В целом эта структура раскрывает задачи и функции нового союзно-республиканского ведомства.

В плане дальнейших изменений структуры КГБ следует отметить образование, вследствие передачи из состава МВД СССР, 27 сентября 1954 г. Отдела войск правительственной "ВЧ" связи (начальник П.Ф.Угловский).

2 апреля 1957 г. КГБ при СМ СССР были переданы из структуры МВД пограничные войска и для управления ими образовано Главное управление пограничных войск (ГУПВ - начальник П.И.Зырянов).

В июне 1954 г. было проведено Всесоюзное совещание руководящих работников КГБ, на котором рассматривались новые задачи органов госбезопасности, их роль и место в системе советского государственного управления.

С программной речью на совещании выступил Первый секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев. Сразу после него Серов заявил: "Вы убедились, насколько т. Хрущев глубоко знает нашу работу и насколько четко, предельно ясно дал указания по агентурно-оперативной работе и по всей работе. Вот что значит человек громадного ума и большой практики. Ведь многие из вас также работают по 10-15 лет, а иной раз скатываются на всякие глупости. Поэтому вы должны четко, ясно продумать, вспомнить все указания, которые были даны т. Хрущевым"[13].

Следует особо подчеркнуть, что образование КГБ при СМ СССР знаменовало собой действительно серьезный шаг по утверждению законности в нашей стране, хотя сам принцип законности неотделим от существующей системы права, имеющегося законодательства. А последнее, и прежде всего, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, также претерпело существенные изменения в конце 50-х годов, на чем мы подробнее остановимся далее.

Здесь же представляется необходимым отметить, что и поныне некоторые публицисты и исследователи ошибочно или сознательно отождествляют КГБ с его оставившими недобрую память историческими предшественниками - НКВД-НКГБ и МГБ.

Однако, как нам представляется, для такого отождествления нет реальных и обоснованных оснований. Даже известный оппонент КГБ академик А.Д.Сахаров был вынужден в начале перестройки признать, что "все же после ХХ съезда КПСС система избавилась от крайностей и эксцессов сталинского периода, стала более "цивилизованной", с лицом если и не совсем человеческим, но, во всяком случае, не тигриным"[14].

В соответствии с Постановлением ЦК КПСС "О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора " от 19 января 1955 г. было разработано Положение о прокурорском надзоре в СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета(ПВС) СССР от 24 мая 1955 г. Для осуществления надзора за следствием в органах КГБ при СМ СССР в Прокуратуре СССР был создан специальный отдел.

В соответствии с Указом ПВС СССР от 17 сентября 1955 г. "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны" были освобождены из заключения бывшие военнослужащие РККА и ВМФ, осужденные за сдачу в плен врагу.

Также были приняты указы об освобождении и возвращении на родину немецких и японских военнопленных, находившихся в лагерях военнопленных, или отбывавшие наказание по суду как военные преступники.

После ХХ съезда КПСС наряду с развернувшейся массовой работой по пересмотру уголовных и следственных дел, проводившейся при участии сотрудников КГБ под руководством работников прокуратуры, Верховным Советом СССР был принят ряд законодательных актов, отменявших ранее принятые указы, создававшие основу для массовых нарушений прав граждан.

Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1956 г. были отменены постановления Президиума ЦИК от 1 декабря 1934г. "О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов" и от 14 сентября 1937 г. "О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик", устанавливающие особый, "упрощенный" порядок судебного рассмотрения дел по данным обвинениям.

В период 1956-1957 годов приходится отмена ранее принятых законодательных актов в отношении некоторых народов, проживавших ранее на временно оккупированной в годы войны советской территории, в связи с чем были отменены неконституционные меры в отношении многих "спецпереселенцев" и "спецпоселенцев"[15].

В январе 1957 г. была восстановлена национальная государственность балкарского, калмыцкого, карачаевского, ингушского и чеченского народов.

Следует также подчеркнуть, что с момента образования КГБ при СМ СССР контроль за его деятельностью осуществлялся ЦК КПСС, в частности, Отделом административных органов, в который поступали все жалобы и заявления граждан в отношении действий сотрудников КГБ, адресованные в партийные инстанции, и который организовывал их проверку и рассмотрение, Советом министров и Генеральной прокуратурой СССР, а также некоторыми другими государственными органами, например, министерством финансов.

В этой связи однозначно нельзя отождествлять КГБ СССР с его историческими предшественниками НКВД и МГБ, не смотря на недостатки, а подчас и серьезные упущения, имевшие место в его работе.

В то же время, деятельность органов КГБ в 50-е - 60-е годы не была свободна от влияния субъективизма и волюнтаризма их руководства, хотя именно в этот период в полной мере утверждается прокурорский и партийно-государственный контроль за их работой.

Следует также отметить, что в нашей стране, к сожалению, не получила полной реализации идея построения общенародного государства, провозглашенная в новой Программе КПСС, принятой на XXII съезде партии в октябре 1961 г.

Необходимо также сразу и особо подчеркнуть, что серьезная критика деятельности органов госбезопасности в 30-е - 50-е годы, начатая в июне 1953 г. и продолженная в специальном докладе Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущев на ХХ съезде коммунистической партии в феврале 1956 г., оказала самое непосредственное воздействие на формирование, комплектование и деятельность органов КГБ, однако имевшее как позитивные, так и существенные негативные последствия.

Известно, что Н.С.Хрущев неоднократно официально заявлял, что органы госбезопасности "вышли из под контроля партии и поставили себя над партией", что далеко не в полной мере соответствует исторической правде, означало очередную мифологизацию истории органов госбезопасности. Ныне этот миф убедительно развеивается недавно изданными сборниками документов "Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 - декабрь 1936 (М.,2003) и "Сталин и ГУГБ НКВД. Декабрь 1936 - 1937г.(М.,2004).

Под лозунгом "исключить возможность возврата к 1937 году", в нарушение конституционного принципа равенства всех граждан перед законом, ЦК КПСС органам КГБ при СМ СССР было запрещено собирать компрометирующие материалы на представителей партийно-советской номенклатуры. Правда, подобное решение принималось еще и ранее, в декабре 1938 г., но тогда номенклатура не могла чувствовать себя в безопасности перед грозными очами генсека ЦК ВКП(б).

По мнению многих исследователей, это ошибочное и противоправное политическое решение 1956 г. положило начало росту коррупции и зарождению организованной преступности в нашей стране, ибо вывело значительные контингенты лиц, наделенных административными властно-распорядительными, контрольными и хозяйственными полномочиями, из-под контроля правоохранительных органов, в том числе КГБ СССР.

С одной стороны, создавая некое подобие касты "неприкасаемых", оно в то же время, способствовало зарождению "телефонного права", получившего особое распространение в середине 80-х годов прошлого века.

В то же время, это обстоятельство облегчало зарубежным спецслужбам попытки вербовочных подходов и оперативной разработки партийно-государственных функционеров различного ранга, в результате чего руководящая элита страны оказалась без должного контрразведывательного прикрытия от разведывательно-подрывного воздействия и устремлений спецслужб иностранных государств.

А в совокупности это решение имело самые негативные последствия для судьбы страны и советского государства.

Подробнее об этом мы еще расскажем далее, теперь же необходимо ответить на вопрос, а чем, собственно говоря, была обусловлена необходимость в существовании подобной государственной службы как Комитет государственной безопасности при СМ СССР.

Разумеется, вся жизнедеятельность советского государства, протекала в условиях, жестко задававшихся складывавшейся международной обстановкой, позицией США и политикой "холодной войны" на мировой арене.

Напомним, что "холодной войной" в исторической науке и политологии именуются периоды возрастания напряженности в советско-американских отношениях, ассоциируемые с противостоянием двух ядерных сверхдержав и двух мировых социально-политических систем, условно датируемые 1946-1972 и 1980-1992 годами.

Впервые этот термин прозвучал 24 октября 1948 г. в выступлении в американском Конгрессе известного политика Б.Баруха, заявившего, что "хотя война закончена, мы находимся в состоянии холодной войны, которая становится все теплее".

Как отмечается в современной "Энциклопедии российско-американских отношений XVIII - XX века", "холодная война велась всеми средствами - дипломатическими, политическими, пропагандистскими, - за исключением военных", хотя последнее утверждение вызывает некоторые сомнения и нуждается в уточнении, особенно с учетом "жаркого" противоборства в Афганистане в 80-е годы, что и будет сделано далее.

Окончание "холодной войны" связывают с годами президентства Дж. Буша-старшего (1989-1993 гг.)[16].

Как подчеркивает составитель "Энциклопедии российско-американских отношений XYIII - ХХ века" Э.А.Иванян, американские исследователи феномена "холодной войны" делятся на "правоверных", обвиняющих в ее развязывании Советский Союз, и "ревизионистов" 60-х - 70-х годов, считающих основным ее виновником США".

Американский дипломат и историк международных отношений Дж.Ф. Кеннан считал, что "холодная война" отражала "...долгое и дорогое политическое соперничество, разжигаемое с обеих сторон нереальными и преувеличенными оценками намерений и мощи противоположной стороны"[17].

В тоже время понятно, что политика США в отношении СССР и стран народной демократии не оставалась неизменной, а претерпевала изменения, вызывавшиеся как личным видением президентом этой страны целей и приоритетов своей внешнеполитической деятельности, так и существующими реалиями межгосударственных отношений.

Поскольку внешнеполитические доктрины США также накладывали непосредственный отпечаток на разведывательно-подрывную деятельность их спецслужб против СССР, представляется необходимым кратко напомнить читателю о существе господствовавших в тот период времени в США подходов к международным отношениям.

В первый послевоенный период внешнеполитическая деятельность США основывалась на провозглашенной Г.Трумэном доктриной "сдерживания коммунизма".


Директива Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г. откровенно провозглашала:

"Наши основные цели в отношении России сводятся всего к двум:

а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;

б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которой придерживается правительство, стоящее у власти в России.

... Мы не связаны сроком для достижения наших целей в мирное время".

Впоследствии, в ставшей бестселлером книге "Исскуство разведки" в главе "Разведка в "холодной войне" бывший с 1951 г. директором ЦРУ США Аллен Даллес писал, что главным орудием в руках разведки является разложение населения стран противника. "Неудачи, которые потерпели коммунисты, - констатировал он уже в 1963 году, - произошли не в последнюю очередь в результате применения специальных средств разведки, и не только нашей, но и наших друзей и союзников". Далее Даллес подробно описывает то, что получило в дальнейшем название "экспорта контрреволюций".

В заключительных строках указанной главы Даллес подчеркивал: "Стратегия и тактика государства... должны определяться дальнозоркой политикой, учитывающей в первую очередь коренные национальные интересы, а не абстрактные принципы, какие высокие цели они бы ни преследовали... Мы сами должны определить, когда, где и каким образом нам действовать, по возможности, вместе с другими ведущими государствами свободного мира, готовыми оказать такую поддержку..."[18].

Бывший заместителем Даллеса авторитетный американский разведчик Рэй Клайн впоследствии также писал: "Ученым известно, что судьбы народов формируются комплексом трудноулавливаемых социальных, психологических и бюрократических сил. Обычные люди, чья жизнь – к худу ли, к добру ли, - зависит от игры этих сил, редко понимают это, разве что смутно и весьма поверхностно. одной из таких сил – с начала 40-х годов стала разведка".

При Трумэне - мы цитируем русскоязычное издание книги Клайна "ЦРУ от Рузвельта до Рейгана", выпущенное в Нью-Йорке в 1988 г., - Совет национальной безопасности в декабре 1947 г. возложил на ЦРУ проведение тайных операций и акций психологической войны, хотя этой задачи ЦРУ и не было указано в законе о его образовании, принятом двумя месяцами ранее.

В мае 1948 г. для проведения тайных акций в ЦРУ создается Управление координации политики (УКП).

Интересная деталь: если в 1949 г. в УКП были 302 сотрудника, то в 1952 г. 2812 человек трудились только в его вашингтонской штаб-квартире, не считая 3142 сотрудников, работавших за границей.

Бюджет УКП увеличился с 5 млн. долларов в 1949 г. до 82 млн. долларов в 1952 г., поглощая львиную часть средств, ассигновывавшихся для работы ЦРУ.

К февралю 1953 г., подчеркивает Клайн, "ЦРУ располагало материальными ресурсами и прочими возможностями для реализации большей части планов, вынашивавшихся Даллесом задолго до этого".

Понятно, что эти цели, планы и основанные на них методы действия прямо противоречили принципам международного права и межгосударственных отношений в мире, сложившихся после окончания Второй мировой войны.

В 1953 г. концепцию "сдерживания" сменила доктрина "отбрасывания коммунизма", известная также под названием "доктрины освобождения".

Выдвигая ее в качестве альтернативы "сдерживанию коммунизма", государственный секретарь США в 1953-1959 годы Джон Фостер Даллес предлагал "бороться за "освобождение" Восточной Европы методами, "близкими к настоящей войне - войной политической, психологической и пропагандистской"[19].

В русле новой стратегии в отношении СССР в 1955 г. было не только начато вещание на социалистические страны на языках населяющих их народов радиостанций "Свободная Европа" и "Свобода", тайно финансировавшихся и управлявшихся Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) - правда об этом станет известна международной общественности только в 1973 г. в результате деятельности комиссии конгресса США под председательством У.Фулбрайта, но и активизирована разведывательная работа против СССР и других стран народной демократии.

Так, за 1945-1953 годы ЦРУ и СИС только в Литовскую ССР было переброшено 13 эмиссаров, снабженных радиостанциями, оружием и другой экипировкой для проведения противоправной деятельности[20].

Как бы то ни было, но происшедшая в марте 1954 г. широкомасштабная реорганизация работы органов безопасности, однако не повлияла на эффективность повседневной оперативной работы чекистов.

Так, уже 11 мая 1954 г. на территорию Эстонской СССР с целью создания нелегальной резидентуры с самолета были десантированы агенты ЦРУ Тоомла и Кукк, а над территорией Латвии с того же самолета был сброшен бывший преподаватель американской разведшколы в г. Кемптен (ФРГ) Бромбергс(оперативный псевдоним Энди).

Чуть позже в ходе завязавшейся после ареста указанных агентов оперативной игры, у берегов Литвы был захвачен быстроходный катер, доставивший очередную партию военного груза для "лесных братьев" - отдельные бандитско-повстанческие группы продолжали существовать здесь до конца 50-х годов.

На Украине 23 мая был задержан "главнокомандующий" Украинской повстанческой армией (УПА) В.Кук [21], что явилось завершением одной из операций по ликвидации националистического подполья.

В одном из официальных документов ЦК КПСС [22] середины 60-х годов политика США в отношении СССР характеризовалась следующим образом:

"... Идейное сплочение и братская солидарность международного пролетариата, рабочих и коммунистических партий разных стран тем более необходимы, что капиталистические могикане создают свои международные агрессивные объединения и блоки, подобные НАТО, СЕАТО, Багдадскому пакту[23], направленные против миролюбивых народов, против народно-освободительных движений, против рабочего класса и жизненных интересов трудящихся".

"В то время, - подчеркивалось в постановлении, - как Советский Союз многое сделал и делает для разрядки международной напряженности..., американский монополистический капитал продолжает ассигновывать крупные суммы для усиления подрывной деятельности в социалистических странах. В разгар "холодной войны", как известно, американский Конгресс официально (помимо тех средств, которые отпускаются неофициально), ассигновал 100 миллионов долларов только для подрывной деятельности в странах народной демократии и в Советском Союзе. Теперь, когда Советский Союз и другие социалистические страны делают все возможное для ослабления международной напряженности, сторонники "холодной войны" стараются активизировать действия, осуждаемой народами всего мира "холодной войны". Об этом говорит
решение американского Сената о дополнительном ассигновании 25 миллионов долларов на подрывную деятельность, которая цинично именуется "поощрением свободы за "железным занавесом"[24].

Далее в заключении постановления отмечалось: "Мы должны твердо оценить этот факт и сделать из него соответствующие выводы... Все это свидетельствует о том, что нельзя допускать беспечность в отношении новых происков империалистической агентуры, стремящейся проникнуть в социалистические страны, чтобы вредить и подрывать достижения трудящихся".

В 1959 г. Конгресс США принял закон о "Порабощенных народах" (Закон 86-90), ассигновывавший средства на поддержку "сопротивления" в "оккупированных Советами странах". В соответствии с законом в США начали ежегодно в третью неделю июля проводиться "Недели солидарности" с "порабощенными" и "борющимися за независимость народами". Принятие этого закона, явилось реализацией доктринальной установки президента Д.Эйзенхауэра, заявленной им еще в 1953 г.

Любой заинтересованный читатель и ныне может прочитать на вэб-сайте Фонда Форда (www.fordfound.org), что "с 1950 г. Фонд Форда начал поддерживать проекты, ориентированные на Советский Союз и страны Восточной Европы. В 1950-1988 годах около 60 млн. $ было выделено на анализ ключевых проблем взаимоотношений Востока и Запада, поддержку свободы слова, культурного плюрализма и соблюдения прав человека". Подчеркнем при этом, речь идет о деятельности и расходах лишь одной из неправительственных организаций США, предоставлявшей "помощь" социалистическим странам, при этом само содержание такой "помощи" в "поддержке свободы слова" и так далее не раскрывается.

Проживающий ныне в США, в прошлом активный участник так называемого "правозащитного движения" в СССР, О.А.Попов недавно писал: "А может, действительно справедливы обвинения в адрес российских правозащитников, что главный смысл их деятельности - это создание в стране инфраструктуры и атмосферы, благоприятных для проведения успешной идеологической и психологической войны, которую вот уже более 50 лет ведут против нашей страны США?"[25].

Разумеется, вся информация о подобных акциях и кампаниях антисоциалистической и антисоветской направленности, поступала советскому руководству, в том числе и от резидентур КГБ СССР за рубежом[26].

Карибский кризис 1962 г., подробнее о котором мы еще расскажем далее, привел к выработке "мозговыми центрами" США доктрины "наведения мостов", официально провозглашенной Л.Джонсоном 23 мая 1964 г. Ее целью объявлялось достижение "ослабления международной напряженности и устранение опасностей, связанных с "холодной войной" между государствами, придерживающимися различных идеологий".

Важной составной частью "наведения мостов" считалось "функциональное проникновение в советскую систему"[27], к которой относились также и социалистические страны.

Особая роль в осуществлении предусматривавшегося доктриной "перманентного давления на СССР" отводилась экономическим рычагам, которые с разной степенью интенсивности использовались США и при переходе в начале 70-х годов к политике "разрядки международных отношений".

При этом стратегическая цель "наведения мостов" - "функционального проникновения в советскую систему" - в годы "разрядки", в 1972-1979 годы, естественно, не менялась.

Экономическое давление на СССР, в сочетании также с политическим, идеологическим и даже военным, давлением будет многократно усилено администрацией президента Рональда Рейгана, объявившем в своей инагурационной речи в январе 1981 г. о начале "нового крестового похода" против "вселенской "империи зла", под которой подразумевался Советский Союз.

Возвращаясь непосредственно к предмету нашего рассмотрения, следует сказать, что, конечно, были в работе КГБ, и прежде всего разведки, наряду с очевидными, но не афишировавшимися достижениями, также и провалы. К их числу относятся и предательства, и побеги на Запад советских разведчиков, что всегда наносит ощутимый удар по интересам и деятельности разведки.

Резкое изменение общественно-политической ситуации в Советском Союзе после смерти Сталина не могло не сказаться и на морально-психологическом состоянии лиц, работавших за рубежом.

Так, в феврале 1954 г. в посольстве США в Вене попросил политического убежища сотрудник резидентуры МГБ П.Дерябин[28].

В апреле 1954 г. на Запад дезертировали - с рассуждениями на этот счет бывшего директора ЦРУ А.Даллеса мы еще познакомимся далее - Н.В.Хохлов в Германии, супруги Петровы в Австралии, совершил предательство еще ряд сотрудников и агентов разведки.

Немалый урон престижу СССР и КГБ нанес побег 12 августа 1961 г. Б.Сташинского. Ранее, в 1957 и 1959 году Сташинский ликвидировал в ФРГ руководителей Организации украинских националистов (ОУН) [29],Л.Ребета и С.Бандеру. За что был награжден орденом Красного Знамени, который ему вручал лично председатель КГБ А.Н. Шелепин. Сташинский был приговорен западногерманским судом к 8 годам тюрьмы, но тайно освобожден уже в 1966 г.[30].

Ликвидация Бандеры 15 октября 1959 г. стала последней подобной акцией советских спецслужб. На открытом суде над Сташинским организатором убийств Ребета и Бандеры был признан А.Н.Шелепин. Что стало причиной массовых антисоветских демонстраций во время его официального визита в Лондон в 1975 г., и поводом для его последующего увольнения с должности председателя ВЦСПС и выведения из состава членов Политбюро ЦК КПСС.

Значительный урон деятельности КГБ нанес также побег в декабре 1961 г. сотрудника хельсингкской резидентуры майора Голицына, передавшего ЦРУ немало ценной информации о деятельности советской разведки (им, в частности, были сообщены данные на Кима Филби, что сделало неизбежным его арест и вызванную этим эвакуацию в СССР, а также о Ж.Пака, что привело впоследствии к его аресту)[31].

Может возникнуть вопрос, а морально ли писать о гражданах других государств, оказывавших в разные годы помощь советской разведке?

Нам кажется, что да, это вполне морально оправдано и необходимо. Тем более, что о предателях написаны и переизданы десятки книг, выпущенных немалыми тиражами. Тогда как о подлинных героях тайной войны, спасавших мир не только на европейском континенте, известно гораздо меньше.

В этой мысли меня утверждает и известное заявление Мелиты Норвуд, сотрудничавшей с советской разведкой не одно десятилетие, начиная с конца 30-х годов.

11 сентября 1999 г., когда после публикации очередной книги одного из перебежчиков из КГБ, журналисты атаковали 87-летнюю Норвуд вопросами, не сожалеет ли она о сотрудничестве с КГБ, она заявила: "Я делала это не ради денег, а чтобы помешать уничтожить новую социальную систему, которая более справедлива, дает простым людям еду и средства, которые может позволить, дает образование и здравоохранение"[32].

Автор ряда книг по истории отечественной разведки Д.П.Прохоров в одной из своих последних работ приводит фамилии 155 человек, предавших советскую разведку в разные периоды ее существования[33].

Для получения более объективного представления об этом явлении применительно к органам КГБ СССР (1954-1991 гг.), следует учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых, из представленного Д.П.Прохоровым списка, а он является наиболее полным на настоящее время, следует исключить перебежчиков в противоположный лагерь из числа агентов КГБ.

Во-вторых, из него следует исключить сотрудников советской военной разведки (ГРУ).

И, в-третьих, следует исключить также сотрудников других подразделений органов КГБ СССР.

С учетом этих поправок получается, что за время существования КГБ, с марта 1954 г. по октябрь 1991 г. совершили измену 52 его сотрудника, в том числе 37 сотрудников внешней разведки.

В отличие от разведки, стремящейся к проникновению в секреты разведываемых государств и объектов, деятельность контрразведывательных подразделений направлена на борьбу с разведывательно-подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств.

Классическими целями любой контрразведки, писал бывший директор Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Аллен Даллес, являются обнаружение противника, его идентификация и обезвреживание[34].

В целом разведывательно-подрывная деятельность иностранных государств включает в себя проведение его специально-уполномоченными государственными органами гласных и негласных операций и акций как по добыче информации о других государствах, так и по оказанию скрытого воздействия на их позиции и политику по тем или иным вопросам, в тех или иных географических зонах и регионах планеты.

Таким образом, система разведывательно-подрывной деятельности иностранных государств, с которой призваны бороться органы контрразведки, включает в себя, как внешнеполитические установки правительств иностранных государств, структуру их специальных служб(разведывательных, контрразведывательных, диверсионно-террористических и т.д.), их силы и средства, формы и методы их деятельности, конкретные операции и мероприятия, их исполнителей.

В середине 50-х годов вследствие официально принятой администрацией Д.Эйзенхауэра "доктрины освобождения", роль и значение разведки в реализации внешней политики США последовательно возрастала, что не могло не сказываться на ее масштабах и интенсивности в отношении СССР, и что не могло не влиять на деятельность советских органов безопасности.

К сбору разведывательной информации привлекались как различные категории иностранных граждан, посещавших СССР, так и иностранные туристы.

Следует отметить в этой связи, что если в 1959 г. СССР посетили 34 тысячи иностранных туристов, то в 1967 г. - 130 тысяч, в 1969-м - 273, в 1971-м - 471 тысяча.

В 70-е годы ежегодное количество иностранных туристов, посещавших нашу страну, превышало 500 тысяч человек.

Только за 1954 год и первую половину 1956 г. среди американских, английских и французских граждан, посещавших СССР в качестве туристов и участников разного рода делегаций, было выявлено более 40 представителей разведывательных служб указанных государств[35].

Однако вряд ли сегодня можно говорить о том, что степень реальности и масштабности угрозы разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб были адекватно восприняты и оценены тогдашним руководством страны и ее органов госбезопасности. Даже не смотря на явные успехи и достижения КГБ СССР в противоборстве с нею.

Хотя в Отчетном докладе ЦК КПСС Внеочередному ХХI съезду партии (27 января - 5 февраля 1959 г.) указывалось, что "... надо укреплять органы госбезопасности, острие которых, прежде всего, направлено против агентуры, замыслов империалистических государств"[36].

Объективности ради следует сказать и о том, что нечто похожее, в нашей стране повторилось и на рубеже 90-х годов прошлого века, горькие плоды чего мы пожинаем и поныне.

Следует также коснуться и деятельности 4 управления КГБ, призванного вести борьбу с антисоветским подпольем, националистическими бандитско-повстанческими формированиями и попытками иностранных спецслужб использовать их в своих целях.

Как известно, в ряде западных регионов СССР - на Украине, в Белоруссии и прибалтийских республиках в послевоенные годы продолжали существовать вооруженные "повстанческо"-сепаратистские группирования, подчас достаточно многочисленные, борьба с которыми носила жестокий, бескомпромиссный, а подчас и кровавый характер.

Вот как о ситуации на Украине министр внутренних дел Л.П.Берия информировал Президиум ЦК КПСС 16 мая 1953 (N 63/б):

"... проверкой установлено, что работа бывшего МГБ Украинской ССР по борьбе с остатками антисоветского националистического подполья и его шпионско-террористических банд в западных областях Украины все еще находится на низком уровне.

В ряде районов западных областей... антисоветское подполье продолжает существовать, а его банды терроризировать трудящееся население и партийно-советский актив.

Низкий уровень агентурно-оперативной работы органов госбезопасности Украины привел к тому, что руководящие звенья националистического подполья ...до сих пор не выявлены...

Если применение чекистско-войсковых операций в борьбе с националистическим подпольем и его вооруженными бандами в первое время после освобождения западных областей Украинской ССР от немецко-фашистских оккупантов и оправдывалось конкретной обстановкой, то в последний период времени, когда с остатками этого подполья нужно было бороться преимущественно агентурно-оператиными методами, широкое применение войсковых операций вплоть до 1953 г., естественно, не могло дать должных результатов. Так, из 1 023 операций, проведенных в 1952 году, закончились без всякого результата 946 операций, из 120 операций за 3 месяца текущего года - 109.

Эти операции, как правило, сопровождались сплошным "прочесыванием" населенных пунктов и массовыми обысками населения. В результате производились аресты и выселение граждан по малозначительным материалам, а иногда и вовсе без всяких оснований".

Далее в сообщении в Президиум ЦК КПСС приводились данные об итогах работы органов госбезопасности на Украине с 1944 по 1953 год:

- арестованы по обвинению в шпионаже, диверсиях, вредительстве, террористических намерениях, антисоветской агитации, пособничестве и участии в карательных действиях немецко-фашистских органов и войск во время оккупации - 31 464 чел., в том числе были осуждены с содержанием в лагерях и тюрьмах - 26 787 чел.;

- арестованы по обвинению в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью - 103 003 чел., в том числе были осуждены с содержанием в лагерях и тюрьмах - 82 930 чел.;

- убиты как участники шпионских террористических групп националистического подполья - 153 259 чел.;

- высланы за пределы УССР как пособники этих банд - 203 737 человек...

"Естественно, - писал Берия, - что такое положение не могло не озлобить широкие слои населения и способствовало усилению среди них влияния враждебных элементов...

МВД СССР принимает необходимые меры к перестройке оперативно-чекистской работы органов МВД УССР с целью ликвидации националистического подполья и пресечения активных проявлений шпионскотеррористических банд, устранению и поимке засланных из-за границы эмиссаров, изменению методов чекистской работы, а также укреплению органов МВД западных областей УССР кадрами из числа работников местного происхождения.

Однако эти мероприятия, как это доказано многолетней практикой, не могут дать должных результатов, если одновременно по линии партийных и советских органов не будут приняты соответствующие меры.

Поэтому возникает необходимость серьезного изучения обстановки в западных областях УССР. Нужно помочь ЦК КП Украины и Совету Министров УССР разобраться в создавшейся обстановке, тщательно проверить, нет ли серьезных извращений в вопросах колхозного строительства, элементов администрирования, проверить всю налоговую систему в целях возможного пересмотра ее и, если необходимо, - ослабления налогового пресса..."[37].

Ранее Берия так информировал Президиум ЦК докладной запиской N 52/6 от 8 мая 1953 г.:

"... за период 1944-1951 годов в Литовской ССР арестовано, убито или выселено свыше 270 000 человек; из них

- арестовано по обвинению в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью 63 011 человек;

- убиты как участники шпионских и террористических банд этого подполья - 20 005 чел.;

- высланы из пределов Литовской ССР как кулаки, укрыватели и пособники бандитов 126 037 чел.;

- арестованы по линии органов прокуратуры и милиции - 67 326 чел.

... Положение в Литве продолжает оставаться напряженным, националистическое подполье все еще существует и ведет активную антисоветскую работу.

За время с 1944 по 1953 год бандами националистического подполья убито 12 910 человек из числа партийно-советского актива и трудящихся, положительно относившихся к советской власти.

Националистическое подполье с 1949 г. возглавляется "Советом Союза борцов за освобождение Литвы", возглавляемый капитаном Генерального штаба литовской армии Жемайтисом (арестован 30 мая 1953 г.
- О.Х.).

За 1945-1953 годы ЦРУ и СИС было переброшено в Литву 13 эмиссаров, снабженных радиостанциями, оружием и другими предметами..."[38].

Конкретно об обстановке в этой республике и о деятельности органов госбезопасности свидетельствуют следующие факты.Только подразделения 4-й стрелковой дивизии внутренних войск(ВВ) НКВД-МВД, располагавшейся в Литовской СССР, в 1944-1954 годах провели 1 764 операции и имели 1 413 боестолкновений с "повстанцами". При этом было убито и захвачено в плен 30 596 бандитов; части ВВ потеряли при этом 533 человека убитыми и 784 - раненными.

В 1952 г. командир "Южного округа" А. Раманаускас отдал приказ "о прекращении партизанской войны". Однако "сопротивление": в том числе и вооруженное, продолжалось до 1956 г., а отдельные террористические акты совершались вплоть до начала 60-х годов.

Всего в республиках Прибалтики только в 1944-1959 гг. было совершено 3 426 вооруженных нападений, в ходе которых погибли 5 155 "советских активистов". Органами госбезопасности и войсками были ликвидированы 878 вооруженных группирований[39].

Некоторые товарищи задавали вопрос: а стоит ли писать об этом, в том числе и понесенных народами нашей страны потерях, тем более, когда бывшие союзные республики СССР обрели и трепетно пестуют свою независимость?

Я глубоко убежден, что писать об этом необходимо, ибо именно такой была наша общая история. И именно знание ее, конкретных фактов и обстоятельств, а не их стыдливое замалчивание и уход от бесспорных фактов, способны как предотвратить повторение подобных преступлений и трагедий, так и способствуют укреплению доверия между уже новыми поколениями граждан нашей ранее единой державы.

Как бы то ни было, но происшедшая в марте 1954 г. широкомасштабная реорганизация работы органов безопасности, однако, не повлияла на эффективность повседневной оперативной работы чекистов.

О некоторых контрразведывательных операциях конца 50-х - начала 60-х годов мы еще упомянем далее, сейчас же представляется необходимым остановиться на содержании специального доклада Н.С.Хрущева ХХ съезду КПСС о культе личности И.В.Сталина и его последствиях.

Открывшийся 14 февраля 1956 г. в Большом Кремлевском дворце ХХ съезд КПСС и особенно состоявшийся в последний день его работы 25 февраля специальный доклад Хрущева стали отправной точкой отсчета нового периода в истории Советского Союза - "оттепели", как его вскоре окрестили публицисты.

При подготовке текста доклада Хрущев опирался на материалы, представленные ему Прокуратурой СССР, КГБ при СМ СССР, Центральной комиссией по пересмотру дел на ранее осужденных граждан, Комиссией партийного контроля ЦК КПСС.

В отчете о работе последней за период с октября 1952 по 1 марта 1956 года отмечалось:

"...В результате разоблачения ЦК КПСС банды Берия и его сообщников выяснилось, что они, злоупотребляя властью, творили вопиющий произвол, грубо нарушали социалистическую законность - без всяких оснований зачисляли в число врагов народа честных и преданных партийных работников, пытались поставить органы госбезопасности над партией.... КПК проводилось расследование и рассмотрение дел на работников НКВД-МГБ, допускавших фальсификацию следственных материалов... установлено, что бывшее руководство Прокуратуры СССР (т.Сафонов) и Главной военной прокуратуры (Т.Васильев) не выполняло своей первой партийной и государственной обязанности - высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим обвинениям, они слепо верили материалам следствия НКВД-МГБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения, составленные фальсификаторами...

Военная Коллегия Верховного Суда СССР... глубоко не разбиралась, на каких конкретных материалах и доказательствах основаны эти обвинения, не изучала обстоятельства того или иного дела, в результате чего выносились неправедные приговоры... В ряде случаев приговоры Военной Коллегией выносились заочно, заявления подсудимых о невиновности не принимались во внимание, дела рассматривались в течение 10 - 15 минут, свидетели не опрашивались..."[40].

Современному молодому читателю необходимо сразу пояснить, что сам текст доклада, без опубликования его в печати, после съезда в качестве закрытого документа Центрального комитета партии был разослан во все партийные организации КПСС и зачитывался на партийных и комсомольских собраниях. Было ознакомлено с ним и руководство зарубежных коммунистических партий.

Не смотря на то, что текст доклада имел конфиденциальный характер, уже в июне его содержание стало широко известно по всему миру. К широкой публикации текста доклада Хрущева о культе личности, полученного, как потом выяснилось, из Польши по каналам израильской разведки, приложили руку непосредственно государственный секретарь и директор Центрального разведывательного управления США братья Джон Форстер и Аллен Даллесы.

Позднее в своей книге "Искусство разведки" в 1963 г. А.Даллес писал: "Я всегда рассматривал это дело как одну из самых крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста было также одним из тех немногих подвигов, о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретения документа продолжали оставаться тайной"[41].

Доклад Хрущева в США был опубликован газетой "Нью-Йорк таймс" 4 июня 1956 г., а затем зачитывался в передачах контролировавшихся ЦРУ радиостанций "Свобода" и "Свободная Европа".

"Выступление Хрущева стало событием исторического значения, - вспоминал заместитель директора ЦРУ Рей Клайн, - ибо документировано обличив сталинизм как невиданных размеров политическое зло, он был вынужден перейти к более мягким формам тоталитарного управления страной"[42].

Обращаясь к делегатам съезда, Н.С.Хрущев пророчески предрек, что "сейчас речь идет о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего, и для будущего партии"[43].

Первый секретарь ЦК КПСС подчеркивал необходимость "серьезно разобраться и правильно проанализировать этот вопрос для того, чтобы исключить всякую возможность повторения даже какого-либо подобия того, что имело место при жизни Сталина, который проявлял полную нетерпимость к коллективности в руководстве и работе, допускал грубое насилие над всем, что не только противоречило ему, но казалось ему... противоречащим его установкам".

Тот же руководитель, кто старался доказать свою точку зрения, "был обречен на исключение из руководящего коллектива с последующим моральным и физическим уничтожением".

В период 1935-1938 годов, неслось с трибуны партийного съезда, "сложилась практика массовых репрессий по государственной линии сначала против противников ленинизма,... а затем и против многих честных коммунистов, против тех кадров партии, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну, первые самые трудные годы индустриализации и коллективизации.... Это привело к вопиющим нарушениям революционной законности, к тому, что пострадали многие совершенно ни в чем не виновные люди, которые в прошлом выступали за линию партии".

Вполне естественно, что на партийном съезде Хрущев говорил о репрессия против членов ВКП(б), хотя они непосредственно затронули и многих наших беспартийных сограждан. Такая хотя и объяснимая, но очевидная непоследовательность и недосказанность руководителя КПСС породили впоследствии немало вопросов, дискуссий и споров.

Для борьбы с "инакомыслием", продолжал докладчик, "мнимыми и подлинными преступлениями была изобретена удобная формулировка, лишенная юридического содержания - "враг народ".

Произвольно прерывая здесь речь Хрущева, к сожалению, следует отметить, что позднее, в годы "перестройки" мы вновь встретились с рецедивом этого примитивно-конфронтационного мышления во времена поиска скрытых "врагов" перестройки, "прогресса" и "демократии".

Сталин, констатировал первый секретарь ЦК КПСС, отбросил "ленинский метод убеждения и воспитания, переходил на путь административного давления, на путь массовых репрессий, на путь террора. Он действовал все шире и настойчивее через карательные органы, часто нарушая при этом все существующие нормы морали и советские законы.

Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других... Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч... порождали неуверенность в людях, вызывали страх и даже озлобление...

Если бы в этой борьбе [c "уклонистами" от партийной линии - О.Х.], был проявлен ленинский подход, умелое сочетание партийной принципиальности с чутким и внимательным отношением к людям, желание не оттолкнуть, не потерять людей, а привлечь их на свою сторону, то мы, вероятно, не имели бы такого грубого нарушения революционной законности, применения методов террора в отношении многих тысяч людей..."

Хрущев информировал съезд, что рассмотрение ЦК КПСС в 1953-1955 годах ряда уголовных дел в отношении репрессированных лиц "обнаружило неприглядную картину грубого произвола, связанного с неправильными действиями Сталина".

"Признававшиеся" следователям в своей "враждебной" деятельности "... "враги народа" в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т.п. не являлись... Но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения....

Значительная часть этих дел сейчас пересматривается и большое количество их прекращается как необоснованные и фальсифицированные. Достаточно сказать, что с 1954 г. по настоящее время Военная Коллегия Верховного Суда уже реабилитировала 7 679 человек, причем многие из них реабилитированы посмертно...

Репрессии, массовые аресты, - делал вывод докладчик, - нанесли огромный ущерб нашей стране, делу строительства социализма, активизировались всевозможные клеветники и карьеристы...

За последние годы, когда мы освободились от порочной практики культа личности и наметили ряд мер в области внутренней и внешней политики, все видят, как буквально на глазах растет активность, развивается творческая инициатива широких масс трудящихся, как благотворно начинает сказываться это на результатах нашего хозяйственного и культурного строительства....

Нам нужно решительно, раз и навсегда развенчать культ личности, сделать надлежащие выводы как в области идейно-теоретической, так и в области практической работы".

Для этого конкретно предлагалось:

- искоренить как чуждый духу марксизма-ленинизма и несовместимый с принципами партийного руководства и нормами партийной жизни культ личности, вести беспощадную борьбу против всех и всяческих попыток возродить его в той или иной форме;

- последовательно и настойчиво проводить работу по строжайшему соблюдению во всех партийных организациях сверху донизу ленинских принципов партийного руководства и прежде всего высшего принципа - коллективности руководства, по соблюдению норм партийной жизни, закрепленных Уставом КПСС, по развертыванию критики и самокритики;

- восстановить ленинские принципы демократизма, выраженные в Конституции СССР, вести борьбу против произвола лиц, злоупотребляющих властью.

По докладу Н.С.Хрущева съезд поручил вновь избранному Центральному комитету КПСС "последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидацию его последствий во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности руководства"[44].

Доклад Н.С.Хрущева, отмечает его современник, "произвел прямо-таки ошеломляющее впечатление. Сразу воспринять все сказанное было просто невозможно, настолько тяжелыми и неожиданными оказались впервые обнародованные факты столь масштабных нарушений законности и чудовищных репрессий... Нужно было как следует осмыслить все сказанное, понять, как такое могло произойти в социалистической стране.... В стратегическом плане выбранный курс был единственно верным, без него невозможно было здоровое развитие общества. Тактически же мы совершили серьезную ошибку, пойдя на этот шаг без соответствующего пропагандистского обеспечения... Огромные же массы советских людей оказались в положении без вины виноватых, испытывая чувство горького разочарования и опустошенности"[45].

Сразу подчеркну, что по моему убеждению, чтобы не говорилось и не писалось об Андропове, Юрий Владимирович всегда был и оставался последовательным приверженцем курса и решений XX съезда. Что и принесло ему репутацию "либерала" в некоторых слоях тогдашнего советского общества. Как это не парадоксально - в порой диаметрально противоположно настроенных группах - от партийного чиновничества разного ранга, до интеллигенции и "диссидентов"(об особенностях интерпретации и восприятия последнего термина мы подробнее поговорим далее).

Дальнейшую конкретизацию комплекс мер по восстановлению законности и исторической правды и справедливости получил в постановлении ЦК КПСС "О последствиях культа личности Сталина и его последствий", опубликованном в центральном органе ЦК газете "Правда" 5 июля 1956 г.

Поясню, что уже в начале 70-х годов прошлого века, изучая историю КПСС в чекистском ВУЗе, автор этих строк обратил внимание на то, что в официальном периодически издававшемуся многотомном сборнике документов "КПСС в резолюциях и решениях съездов партии и Пленумов Центрального Комитета" был помещен лишь краткий фрагмент этого документа, в связи с чем для современного читателя представляется необходимым привести его более полно, поскольку он также самым непосредственным образом связан с предметом нашего исторического повествования[46].

В данном постановлении Центрального комитета, в частности, отмечалось, что выдвинутые ХХ съездом КПСС "важные принципиальные теоретические положения о мирном сосуществовании государств с различным социальным строем, о возможности предотвращения войн в новую эпоху, о многообразии форм перехода стран к социализму оказывают благотворное влияние на международную обстановку, содействуют разрядке напряженности, укрепляют единство действий всех сил, борющихся за мир и демократию".

В то же время отмечалось, что в капиталистических странах развернута широкая пропагандистская антисоветская кампания, связанная с осуждением КПСС культа личности И.В.Сталина. При этом подчеркивалось, что "организаторы этой кампании прилагают все усилия к тому, чтобы "замутить воду", скрыть тот факт, что речь идет о пройденном этапе в жизни Советской страны; они хотят замолчать и извратить то, что последствия культа личности ликвидируются с исключительной настойчивостью и решительностью...

Развертывая клеветническую кампанию, идеологи буржуазии пытаются бросить тень на великие идеи марксизма-ленинизма, подорвать доверие трудящихся к первой в мире стране социализма - СССР, внести замешательство в ряды международного коммунистического и рабочего движения.

Съезд поручил ЦК последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидировать его последствия во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности партийного руководства...

Обнародованные партией факты нарушений социалистической законности и других ошибок, связанных с культом личности И.В.Сталина, естественно, вызывают чувства горечи и глубокого сожаления. Но советские люди понимают, что осуждение культа личности было необходимо... Советский народ видит, что партия за последние годы настойчиво осуществляет практические меры, направленные на устранение последствий культа личности...".

В постановлении подчеркивалось, что органы госбезопасности имели несомненные заслуги перед народом и страной, но "дело изменилось тогда, когда контроль над ними со стороны партии и правительства был постепенно подменен личным контролем Сталина, а обычное отправление норм правосудия нередко подменялось его единоличными решениями", в результате чего были оклеветаны и невинно пост

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских