В начало » ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА » Проза » Зульфагар. Меч халифа (Окончание)


Зульфагар. Меч халифа (Окончание)

В основе романа Николая СТАРОДЫМОВА, ветерана четырех войн и кавалера трех боевых наград, лежат подлинные события, происшедшие между двумя чеченскими компаниями. С высоким художественным мастерством автор описывает профессионализм и мужество военных контрразведчиков.

Чечня. Аргун - Зульфагар - задание

Охранник молча и приветливо кивнул Зульфагару и жестом показал, что тот может входить. Хамлаев так же молча, кивком, поблагодарил и направился к двери.

Шанияз был тут своим человеком, и охранник знал, что его начальник откровенно покровительствует капитану. Впрочем, признавал он, и было за что. Хоть и ходили неясные слухи о том, что во время налета на генеральскую колонну Хамлаев что-то неправильно сделал, ну да только эти слухи вполне могли распускать и его завистники: прежде всего, шуму тот налет наделал много и имя Зульфагара сразу обрело известность, ну а если тебе к тому же покровительствует сам легендарный Аргун!.. Завидуют, завидуют ему. Потому и исчезновение дурака Хамида приписывают ему же, Шаниязу...

А ведь тут все просто: убоялся Хамид ответственности за то, что погубил своих ребят, сдрейфил предстать перед шариатским трибуналом - вот и сбежал, шакал, благо, сейчас любые документы выправить в Ичкерии не проблема!..

Зульфагар вошел в комнату, служившую Аргуну кабинетом.

- Вызывал?.. - начал было он и умолк, ошеломленный увиденным.

Открывшаяся перед ним картина его настолько поразила, что он на несколько мгновений замер у порога. Никогда раньше он не видел в этой комнате ничего подобного.

Аргун, всегда строгий, подтянутый, невозмутимый, сейчас сидел в кресле, развалившись, до самой нижней пуговицы расстегнув куртку своего камуфляжа и обнажив свой сухой, начавший немного дряблеть, торс. Перед ним на рабочем столе открыто высилась початая бутылка коньяка, рядом теснились три чашки, несколько блюдец с нарезанным лимоном, горочкой очищенных гранатовых зерен, орешками... Тут же исходил паром тефалевый чайник и стояла банка кофе...

- Проходи, Шани, не удивляйся, - неискренне, напряженно ухмыльнулся хозяин кабинета. - Есть повод... - было видно, что он уже слегка захмелел.

Хамлаев аккуратно прикрыл за собой дверь кабинета.

- А не боишься? - осторожно спросил он, кивнув головой за спину. - Не заложат?

- А-а, зубов бояться... Садись! Сейчас еще один товарищ подойдет - тогда и поговорим обстоятельно!.. Ты же знаешь, я всякими травками и порошком не балуюсь, а сегодня по мозгам слегка вдарить, как говорится, сам бог велел...

Шанияз достаточно хорошо знал своего шефа, чтобы не почувствовать в его нынешнем поведение некоторую фальшь, наигранность, браваду... Его, шефа, что-то явно выбило из привычной колеи! И выбило здорово, судя по всему.

- Что случилось? - участливо спросил он, усаживаясь в кресло напротив.

Хозяин с деланной небрежностью махнул рукой:

- Какая разница, Шани, что случилось? Это не главное! Главное - к чему это приведет!

- И к чему же это неглавное приведет? - настойчиво спросил Хамлаев.

- А вот об этом мы и поговорим, когда придет третий... Так что подожди чуток!

Аргун дотянулся до бутылки, налил понемногу коньяку прямо в чашки. Приподнял свою, слегка коснулся краем посудины Зульфагара.

- Давай пока по маленькой... Извини, рюмок нет - шариат-с, батенька, шариат, - и добавил что-то непонятное: - Скоро тебе, насколько я могу судить, придется четко знать, что и из какого фуфыря положено пить!..

Шанияз ничего на это не сказал. Он хорошо помнил тот разговор, когда Аргун намекнул, что скоро ему предстоит некое спецзадание. Судя по всему, этот кто-то, кто должен скоро прийти, и объяснит, в чем его суть.

- Шани, Шани, ну почему же вокруг так много дураков! - выпив, вдруг неожиданно, искренне, тоскливо и трезво произнес Аргун. - Неужели они ничего не понимают, что творят?.. - однако кто и чего не понимает, уточнять не стал.

Зульфагар вновь промолчал. С одной стороны, его настораживало, даже тревожило непривычное состояние начальника. С другой, было любопытно, что же за таинственное задание его ожидает. Интересовало и то, кто же это, столь таинственный, должен появиться... В общем, полная какофония чувств, которые только могут вместиться в душу человека, оказавшегося в подобной нестандартной ситуации.

...Нет сомнения, что они оба крайне удивились бы, подслушав разговор, который в это же время происходил в доме, где проживал Мустафа.

- Идиоты! - процедил сквозь зубы резидент исламистанской разведки, без малейшего уважения стащив с головы непременную чалму и швырнув ее в угол. - Кретины!..

- Это в шифровку?.. - усмехнувшись, начал было его секретарь и наперсник, посвященные во многие секреты своего шефа, а потому позволяющий себе иногда быть фамильярным.

Однако сейчас, напоровшись на яростный взгляд Мустафы, подавился своей шуткой и попытался было боком выскользнуть из комнаты.

- Ну как они не хотят понять, что сейчас все это еще рано? - едва не с отчаянием воскликнул разведчик. - Только все дело загубят!.. А пользы - пшик!..

- Это вы о ком? - осторожно поинтересовался секретарь.

Он не знал, как в такой ситуации правильнее было бы поступить: выйти-таки из помещения, оставив шефа наедине с его яростью, либо же остаться, подвергая себя риску оказаться в роли мальчика для бития.

Он бы здорово удивился, узнай, что Мустафа также в растерянности. Резидент знал, понимал, осознавал, что совершается грандиозная ошибка, что примитивно рушится все тонкое, скрупулезно строившееся дело, ради которого он, Мустафа, тут в забытой Аллахом Чечне, прозябает - и ничего не может поделать, чтобы эту ошибку предотвратить! Несомненная книга четко указывает на то, что Аллах одобряет только оборонительные войны, войны только в защиту исламского мира - читай суру 47, которая так и именуется , “Муххамед”... А эти нахватавшиеся верхушек ислама молокососы пытаются нападать! И снова кровь, кровь, кровь... Снова на мусульман, которые в глазах христиан составляют единое целое, начнутся гонения... Нельзя так, нельзя!

Прав, на сто процентов был прав старый знакомец Мустафы великий умница Туран Язган - Россию нужно не воевать, Россию нужно разлагать изнутри! Благо, внутри нее так много тюркских мусульман! Она постепенно сама развалится, в то время как удары заставят ее лишь сплотиться, собраться, сконцентрироваться.

Рано, рано, рано пытаться ее, Россию, добивать! Сегодня она еще может и огрызнуться!..

Мустафа какое-то время невидящими глазами смотрел на секретаря. Потом двумя руками с силой провел по лицу. Словно стараясь стереть с него гнев.

При необходимости уметь мгновенно обуздать свой гнев - немаловажное качество профессионального разведчика.

- Что Мансур? Не объявлялся? - не отвечая, поинтересовался он.

- Нет... Еще нет, - осторожно отозвался секретарь, не зная, какой ответ предпочел бы услышать шеф.

- Ладно... - устало сказал Мустафа. - Иди! Кто бы у меня ни находился, в любое время суток Мансура ко мне проведешь сразу.

Он вдруг подумал, что, занятый мыслями о разгроме лагеря, допустил ошибку, отпустив Мансура в прошлый раз и не проверив тотчас сигнал о Хамиде. А теперь придется ждать, пока тот объявится сам... А вдруг Мансур испугается, скроется и вообще не объявится?.. Что-то за этой историей стоит... А ведь и в самом деле стоит - до сих пор интуиция его не подводила... Только вот что?

- А вообще-то, лучше сам мне его разыщи! - вдруг решил Мустафа. - Что у него там, в самом деле?..

Естественно, ни Аргун, ни Шанияз об этом эпизоде не знали. Кто его знает, быть может, если бы Мустафа и Аргун могли только предположить, что на ключевой вопрос, по поводу которого они оба настолько расстроились, у них одинаковая точки зрения, они оставили бы вражду, хотя бы на время, и попытались объединить свои усилия? Быть может, если бы они встретились и поговорили, вся ситуация дальше пошла бы развиваться по иному сценарию и тысячи людей остались бы в живых?.. Или их взаимная неприязнь даже в этом случае не позволила бы им вступить в союз, хотя бы кратковременный?..

Впрочем, о чем тут судить, коли ни один ни другой о точке зрения друг друга не знали?..

Человек, которого ждал Аргун, появился скоро. Он решительно, уверенно вошел в дверь, мгновенно охватив взглядом всю открывшуюся перед ним картину.

- Ну-ну, - только и сказал он, чуть ухмыльнувшись, увидев початую бутылку.

Впрочем, ухмылка была понимающая, отнюдь не осуждающая.

Между тем Зульфагар смотрел на вошедшего во все глаза. До сих пор этого человека ему доводилось видеть только на экране телевизора, да фотографиях на газетных полосах. Это был один из первых лиц Ичкерии, герой войны 1994-96 годов, генерал, кавалер ордена Къоман сий (Честь нации), а нынче еще и министр...

- Здравствуй, брат, - министр дружески обнял Аргуна. - Давно не виделись... - Протянул руку для пожатия Зульфагару: - Это и есть твой протеже? - небрежно спросил через плечо.

- Да, - жестом указывая на кресла, отозвался хозяин кабинета.

- Так ты, значит, за него ручаешься? - усаживаясь, спросил генерал, пытливо разглядывая вытянувшегося капитана.

- Да. Полностью, - твердо отозвался Аргун.

- Ну что ж, твое слово дорого стоит...

Несмотря на произведенный появлением министра эффект, Зульфагар сразу уловил некоторую картинность происходящего. Если бы его кандидатура для выполнения некого задания ни была обсуждена заранее, столь высокий гость здесь просто не появился бы. А следовательно весь этот патетический диалог состоялся лишь с целью произвести впечатление на него, Шанияза. Чтобы он, значит, проникся и осознал.

Кто его знает, может министр это и сам понял. Или прочитал легкую усмешку в глазах Хамлаева... Во всяком случае, он резко сменил тему и тональность разговора.

- Ты садись, садись, - махнул он рукой Шаниязу. - Ты еще не знаешь, чем тебе придется заниматься в ближайшее время?

- Нет, - коротко отозвался тот.

- Хорошо, - генерал чуть повернул голову к Аргуну, чуть кивнул головой в сторону бутылки: наливай, мол, чего просто так сидишь... А сам опять уставился на капитана. Смотрел в упор, испытующе, оценивающе. - Так ты себя называешь Зульфагаром?

- Да.

- Не боишься?

- Чего? - искренне удивился Хамлаев.

- Ну как чего? Это же так просто... Имя звонкое, гяуры его легко запомнят, как бы не объявили тебя в федеральный розыск... А то и Интерполу сдадут... С другой стороны, для каждого правоверного мусульманина слово “зульфагар” священное, а потому каждый твой недостойный мусульманина поступок станет широко известным... Не боишься?

Об этой стороне своей известности Шанияз до сих пор не задумывался. В самом деле, в картотеку Интерпола попадать не хотелось. Да и в федеральный розыск тоже, если быть откровенным перед самим собой...

Однако не признаваться же в этом постороннему, пусть даже министру!..

- Значит, нужно не совершать недостойных мусульманина поступков, - нашелся Хамлаев.

Генерал усмехнулся:

- Выкрутился... Ну ладно!

Они выпили. Гость взял горсть гранатовых зерен, бросил в рот, скривился от их кислоты.

И только тогда заговорил:

- Дело вот в чем, капитан. Сегодня произошло событие, которое будет иметь большие и непредсказуемые последствия. Именно непредсказуемые!.. Наши горячие головы приняли сегодня решение, которое кроме как непродуманной авантюрой не назовешь. Хотя можно еще назвать провокацией, выгодной для русских... Да нет, пожалуй, это и русским невыгодно... По большому счету, принятое решение вообще никому невыгодно! Кроме, пожалуй, Америки и Израиля... В общем, не будем говорить о высокой политике, это не наше дело. Надо дело стрелять и убивать. Согласен?

Зульфагар только молча согласно кивнул.

- Тогда так. Наши горячие головы решили начать широкомасштабные боевые действия против России. 1).
1). Напомним, что действия романа происходят накануне вторжения наемных банд на территорию Дагестана в 1999 году.

- Но это невозможно! - не выдержав избранного тона, воскликнул Шанияз. - Ведь это вторая война!.. Мы ее не выдержим!..

- В том-то и дело, - согласно кивнул министр. - Тем не менее, решение принято, начинается подготовка к вторжению. Скоро специально сформированные отряды пересекут границу... Наши “ястребы” обещают, что через своих людей в российском руководстве обеспечат, чтобы граница на выбранном направлении была не прикрыта пограничниками, что ряд русских политиков, как было и в ту кампанию, будут действовать по нашей указке, что в тылу у русских должно произойти восстание наших братьев по вере - ваххабитов... Короче говоря, наобещали золотые горы, и таким образом сумели запудрить мозги и решение уже принято.

Зульфагар торопливо обдумывал ситуацию. Как ни крути, а дело было плохо. Как бы бестолково ни воевали русские, все преимущества на их стороне. В локальных стычках с русскими победу одержать можно. Стратегически же о том, чтобы выиграть войну с ними в целом нечего и мечтать! Во всяком случае, в ближайшее время. И надежды на международную исламскую солидарность возлагать не следует - на открытую конфронтацию с Россией сейчас не пойдет никто. Даже отморозки-талибы столь смело грозят Москве лишь потому, что она слишком далеко...

- О чем задумался? - вкрадчиво спросил министр.

Шанияз слегка передернул плечами.

- Я не знаю, что по этому поводу можно сказать... Я военный человек и мне трудно говорить о политике... Скажу одно: прятаться от войны я не собираюсь...

- Вот это я и хотел от тебя услышать, - удовлетворенно кивнул министр. - Тебе будет особое задание. Использовать тебя на фронте, при твоей-то квалификации, это как ножки у шкафа отпиливать, чтобы придавить таракана... Короче, ты покидаешь территорию Ичкерии, а при необходимости и России, и будешь действовать за ее пределами. Работать станешь по своему родному профилю: теракты и диверсии. Ликвидация врагов... В общем, штучная работа. При этом будем знать, как тебя отыскать, только мы с Аргуном. От нас, и только от нас будешь получать распоряжения о том, где, как и кого грохнуть. Ну и только перед нами, естественно, будешь отчитываться. Вот такое у нас к тебе предложение...

Сказать, что для Зульфагара оно оказалось абсолютной неожиданностью, было бы неверно. В числе других предположений, как его могут использовать в дальнейшем, имело место и такое. Другое дело, что он не смел о нем и мечтать! Самостоятельная работа за границей!.. Сказка!

- Что скажешь?

- А что я могу сказать? - хмыкнул Хамлаев. - Буду бороться, где прикажете.

Похоже, министр ожидал несколько другой реакции.

- Это хорошо, - чуть разочарованно проговорил он. - Подробности тебе расскажет вот он, - министр кивнул на молчавшего Аргуна. - Он в этом деле лучше разбирается. Я же тебе скажу только одно: бойся соблазнов! Там, за границей, ты будешь практически один и у тебя может возникнуть впечатление бесконтрольности. В какие-то периоды времени ты будешь иметь много денег и у тебя непременно возникнет соблазн скрыться с ними и просто зажить в свое удовольствие. В какой-то момент от тебя попытается откупиться человек, которого тебе будет приказано ликвидировать и посулит тебе невероятные деньги за это... Ты будешь брать банки и инкассаторские машины, чтобы финансово обеспечить какой-либо проект... Рано или поздно к тебе могут обратиться какие-нибудь посторонние люди, чтобы ты за хорошее вознаграждение ликвидировал кого-нибудь, чья жизнь не имеет значения для нашего дела... Да, у тебя будет немало искушений!.. За тебя ручается Аргун - его ручательство, повторюсь, дорогого стоит. И он, по сути, остается у нас здесь заложником, аманатом, гарантом твоего исправного поведения. И если ты там, за границей, поведешь себя неправильно, Аргуна могут не спасти его прошлые заслуги или мое заступничество - чем выше человек поднимается, тем больше у него появляется врагов и недоброжелателей, помни об этом, капитан!.. Ну и второе. Поверь только: я тебя не собираюсь запугивать... Просто подумай, Зульфагар, вот о чем: ты знаешь, что если тебе заказать кого-нибудь пришлепнуть, ты это сделаешь рано или поздно. Правда?.. Ну так вот, если что, и для тебя найдется палач. Ты меня понял?..

Что ж тут было не понять? Все было предельно ясно. И произнес свою угрозу министр таким ровным и спокойным голосом, что не могло возникнуть сомнения в том, что если потребуется, он не задумываясь пошлет киллера убрать его.

От таких слов хотелось вскочить, вытянуться по стойке “смирно” и гаркнуть что-нибудь из серии “Не извольте сомневаться, все сделаю, все выполню!..”

Однако Зульфагар остался сидеть. Он спокойно, с достоинством кивнул.

- Да, конечно, я все это понимаю. Об этом можете не беспокоиться: пока не будет признана независимость Ичкерии, я... - он поймал себя на том, что едва не сказал нечто высокопарное, типа “все силы приложу” или “жизни не пожалею”... А потому поправился: - В общем, на меня можете рассчитывать!

- Другого от тебя, Шани, и не ждут, - улыбнулся Аргун.

Министр с удивлением взглянул на него. Голос Аргуна и в самом деле был необычно мягким, когда он произносил эти слова... Впрочем, гость ничего не сказал, вновь повернулся к капитану.

Потому что тот продолжил говорить - и чтобы высказаться, и чтобы заполнить неловкую паузу, возникшую после реплики Аргуна.

- Только у меня имеется одно предварительное условие, - твердо сказал он.

Генерал вытаращил глаза, изумленно уставившись на наглеца-капитана. Ему делается такое предложение - а он говорит о каких-то предварительных условиях! Да большинство его сверстников ухватились бы за одну только возможность уехать из республики, да еще иметь при этом хорошие деньги!..

Впрочем, тут же поправил себя министр, потому и делают такое предложение не тому абсолютному большинству, а именно этому наглецу-капитану! Если у него есть предварительные условия, значит, он не просто уезжает от войны, а в самом деле собирается работать в меру своих сил и возможностей!

- Я слушаю тебя, Зульфагар! - чуть торжественно проговорил могущественный гость.

- Я выполню любое задание, которое вы мне поручите. Только я не буду взрывать жилые дома, в которых находятся простые женщины и дети, которые ни в чем не повинны...

- Но погоди!..

- Нет-нет, секунду, извините, генерал, я еще не закончил, - твердо продолжил Шанияз. - Есть еще второй пункт. Я вообще заранее предупреждаю, что не выполню ни одного задания, если дело будет касаться женщин, детей, случайно оказавшихся поблизости людей... Замочу любого, но не невиновных!

- Но как же...

Министр растерянно оглянулся на Аргуна - он никак не ожидал подобных “предварительных условий”. Однако его старый друг лишь едва заметно, одними уголками губ усмехнулся и чуть обозначил кивок: соглашайся, мол!

Генерал уже давно был в политике, а потому научился делать паузу перед тем, чтобы что-то ответить. И теперь он заговорил не сразу, стараясь соотнести условия этого мальчишки с усмешкой старого друга.

Значит, Зульфагар хочет заранее выговорить себе право не иметь на себе крови невиновных?.. И что же, он свято будет соблюдать это правило?.. Судя по усмешке Аргуна, тот в этом сильно сомневается... А, ну тогда все просто и ясно! Зульфагар, по сути уже решившись стать террористом, пытается в собственных глазах сохранить личное реноме! Он искренне верит, что можно осуществлять теракты и при этом гарантированно знать, что карает лишь людей, лично виновных перед Ичкерией! Ну так пусть верит в это! Когда придет время нажать кнопку на пульте взрывного устройства, он сначала через силу, а потом все спокойнее сделает вид, что не замечает этих случайно оказавшихся в зоне поражения людей... Ну а потом и вовсе перестанет заниматься чистоплюйством!

Ладно, пусть изображает самого себя в собственных глазах того, кем ему хочется казаться - время все расставит на свои места.

- Хорошо, - согласно кивнул министр. - Условие принято. Что еще?

- Еще? Куда и когда мне отправляться?

- Конкретную задачу получишь у Аргуна... Ну давай, хозяин, наливай еще по одной - и я поеду, времени нет.

Когда в чашках вновь плескался коньяк, он пристально, в глаза посмотрел на Шанияза.

- Мы очень надеемся на тебя, - искренне произнес он.

И только в этот момент Зульфагар понял, что в его жизни начинается новая страница.

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских