В начало » ИСТОРИЯ » «ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ» И КГБ


«ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ» И КГБ

В феврале 2006 года исполняется 50 лет со дня завершения «исторического ХХ съезда КПСС», ставшего кульминационной точкой периода «хрущевской оттепели» и началом распада мирового системы социализма и СССР. Этот процесс пересмотра многих фактических и мнимых завоеваний, достигнутых страной под руководством И.В.Сталина, разумеется, не мог не затронуть советские органы госбезопасности.

Специфика их организации и работы была производной от особенностей той политической системы, которая существовала в Советском Союзе. Структуры ВЧК-КГБ были созданы и действовали по выражению Н.С.Хрущева как “филиал партии” и обязаны были проводить в жизнь её политику. Обеспечение государственной безопасности – это один из видов партийной работы, - подчеркивал Никита Сергеевич.

В 50-е - 60-е гг. органы МГБ-КГБ прошли сложный и противоречивый путь различных реорганизаций, экспериментов практически во всех областях своей структуры и деятельности. Именно в это время наметилась тенденция к созданию в стране (насколько это позволяла советская политическая система) специальной службы государства, которая бы занималась в большей степени вопросами разведывательного и контрразведывательного характера и ограничивала бы репрессивную деятельность рамками закона. Органы госбезопасности находились тогда в стадии постоянных преобразований, в ситуации поиска оптимальной структуры и занимали то промежуточное положение, когда они стали отходить от жестких репрессивных мер «сталинского МГБ», но с другой стороны ещё не пришли к отработанной и стабильной системе «андроповского КГБ».

В истории органов госбезопасности середина ХХ века стала переломной не только в формах и методах работы, но и в целом по своей сути. Этот период знаменателен тем, что после смерти Сталина появились новые процессы в социально-экономических и политических преобразованиях в обществе. По существу, с 1953 г. началась новая эпоха в жизни нашей страны. “Хрущевская оттепель” (начало которой положили Л.П.Берия и Г.М.Маленков) кардинальным образом повлияла на советскую спецслужбу, реорганизовала её и достаточно серьезно изменила.

Необходимо отметить, что процесс изменений в МГБ начался ещё при жизни Сталина. Последний в конце 40-х – начале 50-х гг. под воздействием нового – агрессивно конфрантационного курса бывших союзников по антигитлеровской коалиции был вынужден корректировать внешне- и внутриполитический курс страны в направлении его ужесточения. Требование вождя “снять белые перчатки” в работе чекистов означал призыв к новым репрессиям в обществе и острым мероприятиям за рубежом. Смерть Сталина прервала эти планы и в корне изменила начавшийся процесс реформирования Министерства госбезопасности. Март 1953 г. дал старт новым изменениям в советских спецслужбах, изменив вектор их развития.

У истоков глубоких перемен постсталинского периода не только в объединенном МГБ-МВД, но и в государственном масштабе стоял не кто иной, как член Президиума ЦК КПСС, маршал Советского Союза, Л.П.Берия. Наметившаяся в конце правления Сталина линия на функциональную подчиненность органов госбезопасности Совету Министров СССР еще больше усилилась с приходом Л.П.Берия к власти в составе так называемого “коллективного руководства”.

Пост руководителя объединенных структур: внутренних дел и органов государственной безопасности, позволял Л.П.Берия действовать активно и раскованно. Проявляя всевозможные инициативы, он чувствовал себя независимо и уверенно, когда выступал инициатором реформ не только в МВД-МГБ, но и во всех сферах жизнедеятельности советского государства.

Причем роль партийного аппарата в эти первые месяцы существования обновленного МВД существенно понизилась. Все принципиально важные перестановки и структурные изменения проходили через постановления и распоряжения Совета Министров СССР. В этих случаях Л.П.Берия выступал как Первый зампред СМ СССР, будучи фактически наделен той властью, которая позволяла ему решать поставленные вопросы.

Однопартийная система СССР не предполагала наличия в стране нескольких лидеров. Поэтому все понимали, что кто-то из членов так называемого «коллективного руководства» должен стать «первым среди равных». То, что Л.П.Берия стал министром внутренних дел означало, что силовое ведомство по существу будет выполнять политический заказ одной из противоборствующих сил в предстоящих интригах. Это, безусловно, пугало соратников Л.П.Берии и толкало их на ответные шаги в борьбе со столь влиятельной и авторитетной «кавказской фигурой». В результате в высших эшелонах власти скоро возник заговор, который привел к аресту Л.П.Берии.

С устранением опасного конкурента от власти, укрепились позиции ЦК партии и лично Н.С.Хрущева. В то же время органы госбезопасности оказались в очередной раз «скомпрометированными» в глазах общественности, так как по версии партийных функционеров так называемая «банда Берии» пробравшись к руководству МВД пыталась якобы вывести органы госбезопасности из под контроля КПСС.

Итоги июньского «дворцового переворота» в «коллективном руководстве» комментировал на заседании партактива МВД Секретарь ЦК КПСС Н.Н.Шаталин, которого победители-заговорщики назначили на должность Первого заместителя министра внутренних дел СССР. Объясняя решения июльского (1953 г.) Пленума ЦК партии сотрудникам органов госбезопасности Н.Н.Шаталин отмечал: «Берия скомпрометировал не только органы госбезопасности, но и государство в целом. Зачем надо было публиковать коммюнике, афишировать в газетах, (имеется в виду передовицы газет о реабилитации пострадавших по «делу врачей», «авиаторов», «мингрельскому делу» и т.д. – А.П.) зачем это, кому это нужно? – Авторитету Берия! Вот он – на весь мир. Придёт время, сподручнее будет подходить к власти. Только ему это надо было, а нам это вредно…» /1/. В заключении Н.Н.Шаталин посетовал: «Чекисты в какой-то степени действительно несчастный народ: то Ежов, то Берия, то Абакумов, то опять Берия. Что за чёрт?» /2/

С устранением Л.П.Берия от власти на повестку дня стала задача новой реорганизации советских спецслужб. Смысл её сводился к тому, чтобы вновь разъединить МВД и МГБ и главное - для Г.М.Маленкова и Н.С.Хрущева необходимо было в срочном порядке удалить из органов госбезопасности все руководящие кадры, назначенные по приказу так называемой «шайки Л.П.Берия» и установить, таким образом полный контроль над силовыми структурами страны. Были уволены сотни чекистов, которые порой никакого отношения не имели к «лубянскому маршалу».

«Оттепель» Берия, Маленкова, Хрущева привела органы госбезопасности на новый качественный уровень. С марта 1953 г. силовое ведомство страны стало постепенно менять свой репрессивный облик сталинского периода. В этой связи особо можно выделить эпохальный приказ Л.П.Берия № 0068 от 4 апреля 1953 г. «О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия» /3/. Начался поиск оптимальной структуры, методов и форм работы специальных служб страны, которые бы наиболее адекватно отвечали новым целям и задачам поставленным «коллективным руководством» СССР.

Главные тенденции в этом процессе были направлены на сокращение штатов органов госбезопасности и упрощение их структуры. Только за три года с 1953 г. по 1955 г. общая штатная численность органов госбезопасности была сокращена на 52% /4/. Параллельно шел процесс массового сокращения рядов вооруженных сил: к 1955 г. было уволено в запас более 500 000 военнослужащих (многие из них при этом необоснованно лишились званий, наград, пенсий и выходных пособий). Следует отметить, что все это происходило в рамках громогласно объявленного Н.С.Хрущевым «курса на мирное сосуществование» систем с разным политическим и социально-экономическим строем.

Объективно - Министерство госбезопасности нуждалось в реорганизации, достаточно отметить, что штатная численность личного состава ведомства в начале 50-х гг. превосходила его численность по сравнению с довоенным в 3 раза. Однако, чёткая программа реформирования в этой области у лидеров партии и правительства отсутствовала. Руководство страны лишь интуитивно (а порой и просто произвольно) пыталось найти оптимальную структуру, которая бы эффективно обеспечивала безопасность Советского государства от внешних и внутренних угроз на новом этапе исторического развития СССР.

В 1954 г. очередная реформа выделила органы госбезопасности из МВД. С образованием КГБ понизился статус нового ведомства до комитета при Совете Министров СССР. Это был шаг ЦК партии на пути к полному подчинению КГБ партийному аппарату и лишения органов госбезопасности какой бы то ни было самостоятельности. Несмотря на то, что в названии нового комитета фигурировала частица «при», предполагавшая ведомственную подчиненность органам исполнительной власти, на самом деле линия на усиление контроля со стороны ЦК КПСС существенно усилилась, а Совет Министров СССР окончательно потерял былое влияние на государственную жизнь в стране и соответственно руководящие позиции в сфере обеспечения безопасности государства.

Последующие сокращения и реорганизации привели в итоге к созданию в 1960 г., всего двух управлений в системе КГБ - разведывательного и контрразведывательного, а союзное МВД вообще упразднили, передав его функции республиканским министерствам охраны общественного порядка (МООП). Из многочисленных реорганизаций органов госбезопасности можно выделить 4 крупномасштабные, с сокращением штатов в каждом случае от 30% до 50% личного состава ведомства: 1952 г., 1953 г., 1954 г, 1960 г.

В 1957 году был разоблачен очередной «кремлевский заговор» и публично осуждена деятельность «антипартийной группы» Молотова – Маленкова. Несмотря на в целом позитивную роль КГБ в предотвращении политического краха Н.С.Хрущева, одержавшего очередную победу над своими политическими соперниками, он оказался верен своим страхам и поспешил поменять все руководство силовых ведомств страны. С поста министра обороны СССР был снят маршал Г.К.Жуков, затем должности председателя КГБ лишился тогда еще генерал армии И.А.Серов.

С приходом к руководству КГБ в декабре 1958 г. бывшего Первого секретаря ЦК ВЛКСМ А.Н.Шелепина органы госбезопасности подверглись последней крупной реорганизации и значительному сокращению штатов в советский период. За три года руководства КГБ «комсомольским вожаком» окончательно утвердился контроль со стороны аппарата ЦК партии над органами госбезопасности. После «шелепинских» реорганизаций в работе органов госбезопасности наступила определенная стабильность. С этих пор это силовое ведомство уже больше не подвергали крупным сокращениям, а только постепенно увеличивали его штат и структуру. В немалой степени этому способствовали усиление накала в "холодной войне" и осложнение внутриполитической ситуации.

Политическая «оттепель» середины прошлого века наметила тенденцию к укреплению законности в работе органов КГБ.

Новая законодательная база в правовом регулировании деятельности КГБ конца 50-х - начала 60-х гг. надолго стала основой для дальнейшего формирования правового и оперативного фундамента органов госбезопасности и предопределила совершенствование форм и методов работы этого ведомства. Например, “Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах”, объявленное приказом председателя КГБ в 1959 г. стало основополагающим документом в системе советских спецслужб на 30 лет /5/. Несмотря на свою строгую засекреченность "Положение..." вносило определенную четкость в организацию работы органов госбезопасности и вообще стало значительным прогрессом в юридической стороне деятельности КГБ.

Вместе с тем, свойства советской системы ставили органы государственной безопасности на уровень исполнителя воли партийного аппарата. Это подтверждает анализ правовой базы КГБ, которая регулировала и направляла его деятельность в строгом соответствии с решениями и постановлениями Президиума и Секретариата ЦКК.

Эти тенденции в деятельности органов государственной безопасности СССР являлись отражением политических установок партийно-государственного руководства, которые основывались на классовом подходе и политической целесообразности в правовой практике. Поскольку в обществе доминировал марксистко-ленинский подход ко всем явлениям действительности и существовал примат коммунистической идеологии, роль права оказалась принижена, а принцип верховенства закона приобретал формальные черты. В нормотворчестве имел место субъективизм, выразившейся в установках Первого секретаря ЦК КПСС и функционеров партии на всех уровнях. Ведомственные подзаконные акты нередко противоречили Конституции СССР, были антидемократичны, со стороны руководителей партии имело место грубое пренебрежение основополагающими принципами юриспруденции. Достаточно вспомнить дело Рокотова, Файбишенко и других /6/, когда вопреки здравому смыслу Н.С.Хрущев придал закону обратную силу.

В условиях нестабильной внутриполитической обстановки и продолжавшейся борьбы за власть среди наследников Сталина, лидерами СССР ставилась задача ограничения правомочий органов госбезопасности решением задач разведывательного и контрразведывательного характера, а также осуществления оперативного контроля за политической обстановкой в стране и пресечением деятельности, противоречащей идейно-политическим установкам партии.

Заслуживает отдельного рассмотрения работа внешней разведки Советского Союза в этот период времени. Противоречивость оценок деятельности первого главного управления КГБ (внешняя разведка) заключается в том, что о достижениях советской разведки в силу объективных обстоятельств можно судить лишь по её провалам.

50-е - 60-е гг. ХХ века стали периодом кульминационных пунктов в “холодной войне” между Востоком и Западом. В этих условиях разведка СССР приобрела глобальный всеобъемлющий характер.

Внешняя политика СССР была направлена не только на обеспечение условий независимого существования и развития своего государства и стран социалистической системы, но и на расширение сферы её воздействия, на повышение влияния коммунистического движения.

Первое Главное управление КГБ по заданию ЦК КПСС осуществляло конспиративную связь с руководством некоторых партий, руководителями государств, через КГБ шло тайное финансирование компартий и прокоммунистических организаций, обществ и лояльных к СССР чиновников госучреждений западных стран. С помощью КГБ осуществлялось подготовка политических и общественных деятелей для нелегальной работы в интересующих нас странах. Через агентурно-оперативные возможности советской разведки руководители СССР могли влиять на расстановку политических сил в той или иной стране, участвовать в формировании благоприятного для СССР общественно-политического мнения в каком-либо государстве.

С учетом данных, которые предоставляла разведка советскому руководству, в Президиуме ЦК КПСС принимались важные стратегические решения в политической, экономической, оборонной, научно-технической и других областях жизнедеятельности государства. Например, разведка КГБ предупредила лидеров СССР о возможной подготовки американцами запуска искусственного спутника земли. В этой связи в Центральном Комитете партии было принято решение в срочном порядке форсировать наши исследования в этой области, «пока нас не опередили США» /7/.

В период «холодной войны» внимание Первого Главного управления КГБ было поглощено прежде всего военно-политической деятельностью враждебных для СССР блоков НАТО, СЕАТО и СЕНТО /8/. Перед советской разведкой ставилась задача по осуществлению их развала. Решались задачи и по проникновению в специальные службы стран-членов НАТО, что позволило к середине 60-х гг. контролировать многие аспекты деятельности некоторых спецслужб Запада. В частности, была осуществлена знаменитая операция по вскрытию туннеля из американского сектора Западного Берлина к коммуникациям Группы Советских войск в Германии с помощью агента КГБ Джорджа Блейка /9/.

Факты блестящей работы Первого Главного управления КГБ, связанные с разоблаченными советскими агентами и разведчиками-нелегалами были лишь небольшой частью деятельности огромного и слаженного механизма внешней разведки СССР.

Советская внешняя разведка располагала ценными агентами, внедренными не только в спецслужбы стран НАТО, но и в правительственные круги этих государств. Сведения о них останутся на долгое время в архивах отечественных спецслужб.

В 50-е гг. свою активность в разведывательном плане КГБ продолжал наращивать, прежде всего, с позиций ГДР, одновременно помогая становлению разведки Восточной Германии и тесно сотрудничая с ней. О масштабах деятельности нашей разведки в Восточной Германии можно судить по такому факту, что примерно половина кадровых сотрудников ПГУ работала на территории этого социалистического государства; и это не считая военных контрразведчиков из Третьего главного управления КГБ и офицеров Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР.

Период интенсивных реорганизаций и массовых сокращений в органах госбезопасности начиная с лета 1951 г. и до образования КГБ при СМ СССР в марте 1954 г. - особенно негативно сказался на качестве разведывательной работы. Силы и средства разведки были порой дезориентированы, а иногда и вовсе отвлекались на совершенно негодный объект. Например, ценные агенты советской разведки на Западе в августе 1953 г. были задействованы в поиске якобы существующих секретных связей Л.П.Берия с У.Черчиллем и даже с английскими спецслужбами. Безусловно, такие задания ценным источникам информации дискредитировали советскую разведку, отвлекали агентуру от решения действительно нужных для СССР разведывательных задач.

Крутые повороты внутриполитической жизни в СССР после смерти Сталина негативно отразились прежде всего на кадрах. Только за один 1954 г. советскую разведку потряс ряд серьезных провалов, связанных с изменой Родине. В январе 1954 г. переметнулся на Запад оперативный сотрудник резидентуры КГБ в Токио подполковник Ю.А.Растворов. В феврале 1954 г. в Австрии стал изменником майор П.С.Дерябин, который был к тому же и секретарем партийной организации отдела советской резидентуры в Вене. Еще одно чрезвычайное происшествие произошло в апреле 1954 г., в Канберре (Австралия) где исчез сотрудник Первого Главного управления КГБ В.М.Петров (Пролетарский). Жене перебежчика – Карцевой Е.А., работавшей шифровальщиком и одновременно машинисткой в посольстве, с помощью австралийской полиции также удалось ускользнуть от сотрудников советской резидентуры. Скандал, связанный с бегством супругов-разведчиков привел не только к серьезным проблемам в разведывательной работе, но и к разрыву дипломатических отношений между СССР и Австралией на пять лет. В феврале 1954 г. в Западной Германии произошел еще один провал в деятельности советской внешней разведки. Измена сотрудника ПГУ капитана Н.Е.Хохлова, привела к срыву острого мероприятия по ликвидации лидера «Народно-трудового союза русских солидаристов» Г.С.Околовича. Кроме провала агентуры, был нанесен огромный политический ущерб внешнеполитической линии Советского Союза, как государству, якобы проповедующему террор и заказные убийства /10/.

ХХ съезд КПСС и разоблачение культа личности Сталина, имели, как было отмечено выше, разрушительный эффект и существенно сузили вербовочную базу разведки КГБ. Появились трудности в вербовочной работе, разочарование и недоумение у граждан Западных стран, которые раньше были дружески настроены к СССР.

Силовое давление со стороны КПСС на братские партии стран Восточной Европы (1953 г. – Восточная Германия, 1956 г. - Венгрия) также сыграло негативную роль в мировом общественном мнении и подорвало авторитет Советского Союза, что в свою очередь вызвало трудности в решении разведывательных задач.

Неоценима роль разведки в разрешении кризисных ситуаций и вооруженных конфликтов в годы «холодной войны». Вклад советских разведчиков в решении этих крупномасштабных проблем еще предстоит оценить историкам. Руководители партии и правительства широко использовали резединтуры ПГУ в плане неофициальных контактов с лидерами других государств. Достаточно напомнить об одном историческом факте, когда резидент ПГУ выполнял роль связника между лидерами двух стран во время Карибского кризиса. Отчасти благодаря его посредническим усилиям и воле удалось избежать непредсказуемых последствий глобальной мировой катастрофы.

Следует отметить и тот факт, что, как правило, потеря оперативной базы советской разведкой в 50-е гг. приводила к стратегическим провалам внешней политики Советского государства. Исходя из сложившихся отношений между СССР и Китайской народной республикой, советские органы госбезопасности приняли самое активное участие в создании и развитии спецслужб своего союзника. Практически все методы работы и организационные принципы советской разведки и контрразведки стали достоянием китайцев. Выполняя установки партийно-государственного руководства, сотрудники КГБ передали все свои агентурные источники, действовавшие на территории КНР Министерству общественной безопасности Китая, что привело в последствии к полному параличу агентурно-оперативных возможностей КГБ в этой огромной азиатской стране и неправильному анализу социально-экономического и политического положения Китая. После охлаждения отношений между Хрущевым и Мао Цзэдуном руководители КПСС лишились объективной и достоверной информации по Китаю, что позже особенно стало ощутимым. Это привело к неверной оценке возникшей ситуации и принятию ошибочных решений со стороны руководителей СССР, в результате чего КНР надолго была выключена из сферы советского влияния, превратившись из дружественной страны во враждебную.

С точки зрения оперативного искусства и профессионализма разведка СССР находилась в рассматриваемый период на высоком уровне. Имея широкие оперативные возможности, она смогла обеспечить внешнеполитическую стратегию Советского Союза на международной арене, содействовала экономическому развитию и научно-техническому прогрессу в стране.

Смысл контрразведывательной работы Второго главного управления КГБ сводился к борьбе с подрывной деятельностью агентов спецслужб западных государств, действовавших как с легальных, так и с нелегальных позиций.

В конце 40-х – начале 50-х гг. усилия ЦРУ и других спецслужб Запада были направлены на поддержание остатков вооруженного антисоветского подполья в СССР, с тем, чтобы расширить его и активно использовать в борьбе против существующего строя. Засылка агентуры с этой целью приобрела широкий размах с 1949 г., совпадая по времени с разработкой плана нападения на Советский Союз "Дропшот".

Разгар этой деятельности пришелся на 1949 - 1954 гг., в последующие годы наблюдался постепенный спад нелегальных забросок агентов, которые к 1960 г. не стали отмечаться вовсе.

Ограниченные возможности агентов-нелегалов в СССР, возникшие новые обстоятельства в международном сотрудничестве и вытекающие из этого новые доктрины стратегической политики Запада, заставили спецслужбы противников Советского Союза совершенствовать и изменять формы получения разведывательных данных, отдавая предпочтение легальным методам.

В некоторой степени это зависело от свертывания работы КГБ по проведению агентурно-оперативных игр с разведками противника, чтобы не создавать иллюзий у иностранных спецслужб о наличии у нас в стране базы для антисоветских подпольных организаций.

К середине 50-х гг. Запад, под воздействием политического, экономического и военного укрепления СССР, был вынужден отказаться от ряда своих прежних политических и военных доктрин, составлявших основу стратегии стран НАТО. Именно с этого времени разведывательно-подрывная деятельность западных спецслужб стала широко использовать и значительно совершенствовать целый ряд других форм борьбы с Советским Союзом - (таких как "политическая война", "психологическая война"), которые никогда прежде в условиях мирного времени не достигали такого распространения и изощренности.

Необходимо отметить, что в 50-е гг. вербовочные возможности советских граждан оценивались Центральным Разведывательным Управлением США крайне низко. Поэтому их вербовочные устремления направлялись в это время на контакты с любым человеком из Советского Союза, попавшим в поле зрения ЦРУ, независимо от того имеет ли этот человек агентурные перспективы в разведывательном плане или нет. Это не давало ощутимых результатов, поэтому американская разведка активизировала свою работу по вербовке граждан социалистических стран, направляемых для работы или учебы в СССР.

В контрразведывательной работе среди граждан этой категории лиц органы государственной безопасности СССР имели определенные трудности, поскольку, по мнению лидеров КПСС, они представляли дружеские, братские государства и проведение оперативных мероприятий в отношении представителей социалистических стран расценивалось руководством Советского Союза как проявление недоверия и недружелюбия. Западные же разведки, напротив - активно использовали граждан социалистических стран в своих интересах.

Так например, в 1959 г. органы государственной безопасности разоблачили двух агентов западных спецслужб из числа граждан социалистических стран – двух немок из Восточной Германии - Роуэ О. и Корб К., которые легально находились в СССР. О.Роуэ обучалась во 2-м Московском медицинском институте, а К.Корб - работала секретарем-переводчиком представителя ГДР в Совете экономической взаимопомощи в городе Москве. Кети Корб, например, присутствовала на многих заседаниях Совета экономической взаимопомощи, где стенографировала выступления докладчиков, а затем при перепечатывании стенограмм под копировальную бумагу оставляла для себя один лишний экземпляр, который хранила в тайнике дамской сумочки. Эти секретные материалы она передавала американской разведке.

Потепление международного климата позволило странам Запада значительно разнообразить каналы для осуществления разведывательно-подрывного воздействия на СССР и другие социалистические страны. В первую очередь они стали активно использовать расширявшиеся международные связи (дипломатические, торговые, экономические, спортивные, культурные, научные и другие) с социалистическими государствами, и прежде всего - с СССР.

Именно эти связи стали предметом пристального внимания в деятельности спецслужб западных стран в целях подбора, изучения советских граждан и их вербовки в качестве агентов.

Фактор расширяющихся возможностей для легального прибытия иностранцев в Советский Союз несомненно повлиял на тактику разведывательной деятельности спецслужб Запада. В 1955 г. началось, по существу, возобновление иностранного туризма в СССР.

Поток иностранных туристов, приезжающих в Советский Союз увеличивался в конце 50-х гг. лавинообразно.

В этом потоке советские контрразведчики достаточно успешно разоблачали разведчиков и агентов противника, некоторые из которых были арестованы и осуждены.

Только в 1959 г. органами государственной безопасности СССР было выявлено среди туристов несколько сот иностранцев, подозрительных в принадлежности к вражеским разведкам.

Ставка на туриста, с целью получения разведывательных сведений и оказания выгодного для Запада влияния на советских людей, дала основание американской газете «Уолл стрит джорнэл» сказать, что Соединенные штаты открыли новое неядерное и небаллистическое межконтинентальное оружие: они открыли американского туриста.

С 1960 г. по 1964 г. было разоблачено свыше десяти агентов разведок западных стран из числа иностранцев, которые не только сами занимались шпионажем, но и вербовали с этой целью советских граждан на территории СССР или за границей. (В эти годы разоблачены агенты западных разведок Попов, Репников, Рыбкин, Ижболдин В., Ижболдин Д., Зариньш, Пеньковский и другие).

Успехи советской контрразведки свидетельствовали о сохранении преемственности в чекистском коллективе, о совершенствовании и развитии контрразведывательного искусства и лучших традиций наших спецслужб, о высоком профессионализме сотрудников КГБ и прежде всего легендарных руководителей Второго Гланого управления – генералов П.В.Федотова и О.М.Грибанова.

Вместе с тем, когда в Советский Союз приезжало сравнительно небольшое количество иностранцев из капиталистических стран, контрразведывательные мероприятия органов государственной безопасности в отношении их отличались значительно большим разнообразием и целеустремленностью. Но когда иностранцы стали приезжать тысячами и десятками тысяч, появилась некоторая растерянность и шаблон в работе чекистов.

Руководство КГБ старалось в этих случаях оперативно реагировать и устранять возникающие те или иные недостатки.

В процессе решения контрразведывательных задач КГБ выполнял по заданию ЦК КПСС и несвойственные специальным службам функции. В частности, органы госбезопасности обязаны были не допускать невыгодного для Советского Союза политического влияния на советских людей. Имевшая место тенденция в деятельности органов КГБ по изолированию советских граждан от иностранцев, попытки предотвратить всевозможные контакты и общение между нашими людьми и зарубежными гражданами, негативно воспринимались населением СССР и не способствовали росту авторитета органов государственной безопасности, а также отрицательно влияли на впечатления иностранцев о Советском Союзе /11/.

Несмотря на некоторые промахи, определенные успехи КГБ были на лицо.

Ежегодно перехватывались многочисленные агенты западных разведок и диверсионных центров, а также были разоблачены агенты из числа советских граждан, вставших на путь измены Родине. Достаточно привести только один пример с разоблачением оперативными сотрудниками Второго главного управления КГБ высоко ценимого на Западе шпиона сразу двух разведок – американской и английской - Пеньковского.

Обеспечивая безопасность социалистического государства в борьбе с противниками советской власти внутри страны, органы госбезопасности уже не использовали сталинские методы времен НКВД-МГБ.

“Хрущевская оттепель” трансформировала эти методы и видоизменила их.

Уходит в прошлое время физических расправ по политическим мотивам с использованием силовых ведомств страны.

Более того, в середине 50-х гг., по личному указанию Первого секретаря ЦК, было объявлено об «окончательной ликвидации» бандформирований на территории Западной Украины и Белоруссии, а также в Прибалтийских республиках /12/. Однако последовавшие за этим амнистия гитлеровских пособников (Ср.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г. «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов») и реабилитация репрессированных народов и граждан (Ср.: Постановление Пленума ЦК КПСС от 30 июля 1956 г. «О преодолении культа личности и его последствий»; Постановление ВС СССР от февраля 1957 г. и др.) вернули к активной деятельности десятки тысяч бандитов-националистов, выпущенных из тюрем и лагерей /13/. В то же самое время многие из тех, кто с ними сражался не на жизнь, а на смерть, теряя в борьбе своих товарищей, - профессиональные контрразведчики, офицеры внутренних войск МВД и КГБ были уволены со службы.

Тенденция к тотальному контролю со стороны партийно-государственного руководства за обществом неизбежно приводила органы государственной безопасности к выполнению обязанностей оперативного контроля за жизнью и политическими настроениями практически всех слоев населения и преследованию инакомыслящих.

В середине 50-х гг. появился тезис об "идеологической связи диссидентов с империализмом", который надолго обусловил одно из значительных направлений в деятельности органов государственной безопасности СССР - противодействие так называемой идеологической диверсии. Буржуазным влиянием на умы советских людей лидеры КПСС объясняли проявления отрицательного реагирования населения на неудачи и провалы в политике и экономике Советского Союза.

По существу, под идеологические стереотипы подгонялась практика ведомства КГБ, что снижало эффективность его работы. В следствии этого часть сил и средств органов государственной безопасности по воле лидеров КПСС отвлекалась от проведения разведки государства и направлялась на борьбу с инакомыслием. Это в значительной мере ущемляло права граждан СССР, формировало негативное отношение к органам КГБ и являлось тормозом в развитии демократических начал в обществе. Вместе с тем, было бы наивным не видеть здесь некоторую историческую связь с традициями российского политического сыска, а затем и ВЧК-ОГПУ, которые в своей работе уделяли большое внимание вопросам борьбы с инакомыслием, а также - политической лояльности населения.

Широкое распространение с конца 50-х гг. получила профилактическая работа органов госбезопасности, которая преследовала цель предупредить возможный переход граждан на антисоветские позиции, предотвратить “тлетворное влияние Запада” на умы советских людей.

О масштабах развернувшейся профилактической работы можно судить, например из выступления в 1959 г. на совещании в Центральном аппарате начальника Управления КГБ по г.Москве о проблемах “стиляг”, которые якобы имели большое влияние на молодежь и являлись проводниками буржуазной идеологии. “В Москве имеют место случаи создания стилягами джаз-оркестров, через эти оркестры происходит влияние на молодежь. Мы имеем много фактов по школам г.Москвы, когда… ученики ходят на танцплощадки группами и проводят там целые вечера. Мы постарались через Городской комитет партии провести беседы с родителями. Профилактировано 25% детей-школьников г.Москвы. Большинство из них учли наши пожелания, а часть родителей приняла соответствующие меры к своим детям.

Однако, мы имеем еще факты, когда до сего времени ряд учеников и учениц продолжают водиться со стилягами, попадают под их влияние. Среди стиляг подвизаются люди без определенных занятий, без прописки, жулики…

В этом году примерно 50.000 человек молодежи оканчивает 10-е классы, больше половины из них не сможет попасть в ВУЗы. Это ставит перед нами серьёзную задачу…”

Генерал предлагал привлекать к административному ответу, “а в отдельных случаях судить как содержателей притонов” лиц, которые сознательно предоставляли помещения «стилягам». “Необходимо выявить действительное количество стиляг и исключать их из институтов, “с правом поступления после трудовой деятельности” /14/.

Из выступления на этом же совещании начальника УКГБ по Ленинградской области: «Сейчас вызывает некоторое беспокойство положение дел среди школьной молодежи… Если в отношении молодежи старшего возраста мы принимаем меры, то у нас есть отдельные проявления, которые затрагивают учеников 6-7 классов, даже 4-х классов. Здесь сказывается влияние родителей и среды. Дети пишут листовки и пытаются их распространять. Там, где есть необходимость, мы применяем карательные функции. В частности, арестовали школьника, который окончил 10-й класс, дали ему 10 лет. Что касается младшего возраста, мы встречаем некоторые трудности, потому что вызов их в органы госбезопасности не имеет политического смысла. Мы это делаем через преподавателей школ, через родителей» /15/.

Этим самым органы госбезопасности по воле руководства партии вовлекались в широкую воспитательную работу, не свойственную специальной службе. Хотя забота о «трудных подростках», о подрастающих поколениях никогда не была чуждым делом для советских органов госбезопасности. Достаточно в этой связи вспомнить тот факт, что еще в далеком 1921 году Детская комиссия при ВЦИК была создана по личной инициативе Ф.Э.Дзержинского, который ее же и возглавил. Кроме того, стоит заметить, что все познается в сравнении. Поэтому пежде чем давать какую-либо оценку предложениям генералов КГБ по воспитанию юных «стиляг» и «хулиганов», обратимся к авторитетному мнению «культурной общественности». Взять, хотя бы, знаменитого и горячо любимого народом детского писателя К.И.Чуковского. 15 мая 1943 года он обратился к Сталину с письмом, в котором потребовал «изъять всех социально опасных детей» из школ, начиная с 1-го класса, и определить их всех в колонии строгого режима. «Уважаемый Иосиф Виссарионович! – писал автор «Мойдодыра» и «Айболита». - … Как бы я не возмущался проступками этих детей, я никогда не забываю, что в основе своей большинство из них – талантливые, смышленые, подлинно – советские дети, которых нельзя не любить… Для их перевоспитания необходимо раньше всего основать возможно больше трудколоний с суровым военным режимом… Режим в этих колониях должен быть гораздо более строг, чем в ремесленных училищах. Основное занятие колоний – земледельческий труд. Во главе каждой колонии нужно поставить военного. Для управления трудколониями должно быть создано особое ведомство, нечто вроде Наркомата безнадзорных детей… При наличии этих колоний можно произвести тщательную чистку каждой школы: изъять оттуда всех социально опасных детей и тем спасти от заразы основные кадры учащихся […]» /16/.

Середина ХХ века стала временем рождения советской сверхдержавы. Статус лидера социалистической системы требовал от Советского Союза неимоверных усилий в решении главной задачи – создание новых видов вооружений и прежде всего - ядерных.

Советская разведка и контрразведка в решении этой проблемы сыграли выдающуюся роль. Спецслужбы СССР не только смогли в кратчайшие сроки предоставить бесценные сведения для ученых, но и создать условия для научно-исследовательской работы, обеспечить высочайший уровень её секретности, предотвратить утечку информации о военно-технических планах советского руководства.

Органы государственной безопасности СССР надежно стояли на страже экономических интересов Советского государства и смогли обеспечить стабильное функционирование хозяйственного механизма.

Однако, специфичность и монополизм в агентурно-оперативной работе органов государственной безопасности СССР предопределяли участие КГБ в выполнении несвойственных ему контрольно-инспекторских и хозяйственно-организаторских функций.

Благодаря агентурно-оперативной деятельности, позволявшей универсально решать многие задачи, а также наличию высоко-дисциплинированных и мобильных сил и средств органы государственной безопасности оказались легко приспосабливаемы к такому роду работы и зачастую вынуждены были подменять государственные и хозяйственные структуры.

Выполнение таких обязанностей противоречило интересам контрразведывательной деятельности.

В некоторых случаях масштабные сокращения и реорганизации в органах госбезопасности приводили к серьёзным кадровым проблемам. Дело доходило до того, что в начале 1960-х гг. в КГБ стали проводить эксперименты в кадровых вопросах. В некоторые подразделения (служба наружного наблюдения, учетно-архивные отделы-отделения) стали набирать так называемых нештатных сотрудников, по аналогии добровольных народных дружин, которые появились в милиции. Это безусловно, отражалось на уровне профессионализма и качестве работы органов госбезопасности, а также на психологическом состоянии кадрового состава органов КГБ. Отсутствие стабильности в кадрах и уверенности в их деятельности порождало у оперработников излишнюю осторожность и перестраховку. У начальствующего состава присутствовала определенная боязнь в принятии необходимых решений.

Слухи о предстоящих сокращениях и увольнениях толкали некоторых сотрудников КГБ на самые отчаянные шаги, вплоть до предательства и измены родине. Впервые за много лет в контрразведке в августе 1959 г. появился так называемый инициативник. Молодой лейтенант из Управления КГБ по Московской области сам проявил инициативу и попытался предложить свои услуги американцам, соглашаясь за деньги выполнять шпионские задания. Разоблачение изменника было пресечено в самой начальной стадии выполнения его преступного плана.

Однако, в трудных условиях непрекращающихся реорганизаций и сокращений, когда порой чекисты просто были дезориентированы в политической ситуации, они не потеряли главный ориентир в борьбе с разведывательной и подрывной деятельностью иностранных спецслужб. Подавляющая часть руководящего состава разведки и контрразведки, оперативные сотрудники в центре и на местах в целом смогли сохранить преемственность и лучшие традиции в работе советских спецслужб.

Несмотря на все трудности, связанные с перманентными преобразованиями в силовых структурах государства и напряженностью в международных отношениях, именно КГБ смог достойно противостоять потенциальному противнику и обеспечить безопасность Советского государства на протяжении многих десятилетий.

___________

1 Говоря это, Н.Н.Шаталин не предполагал, что спустя всего два с половиной года сам Н.С.Хрущев значительно превзойдет Берия в публичном озвучивании «вредных» для партии, государства и всей социалистической системы фактов разоблачительного характера для одних и реабилитирующего для других.

2 Центральный архив ФСБ РФ (далее ЦА ФСБ).- Ф.4, Оп.5, Д.321, С.76.

3 Кокурин А.И., Пожаров А.И. "Новый курс" Л.П.Берии // Исторический архив. 1996. № 4. С.132-164.

4 ЦА ФСБ РФ. Ф.5, Оп.7, Д.234, С.176.

5 См. выписку из протокола № 200 заседания Президиума ЦК КПСС с утверждением проекта «Положения о КГБ при СМ СССР» от 9 января 1959 г. «Строго секретно». П200/ XVIII тт. Кириченко, Шелепину, Желтову, Смиртюкову; Секретариату ЦК КПСС» – РГАНИ. Ф. 4. Оп. 13. Д. 45. Л. 79 – 88. Подлинник.


6 Рокотов, Файбишенко и еще несколько человек были осуждены коллегией Верховного суда СССР за незаконные валютные операции на длительные сроки тюремного заключения. Однако Н.С.Хрущев не удовлетворился законным решением суда и настоял на принятии Президиумом Верховного Совета СССР указа, предусматривающего для «валютчиков» ВМН – смертную казнь, а затем – и на применении этого указа к уже осужденным Рокотову и Ко. – См.: Звягинцев А., Орлов Ю. Прокуроры двух эпох: Андрей Вышинский и Роман Руденко. М., «ОЛМА-ПРЕСС». 2001. С. 310 – 311.

7 См.: Овсиенко С., Черненко Л. Из жизни резидента (интервью с В.Б.Барковским) // Российские вести. - 1993.- 4 января.

8 НАТО (Организация Североатлантического договора) создана 4 апреля 1949 г., СЕАТО (Организация договора Юго-Восточной Азии) создана 8 сентября 1954 г., СЕНТО (Организация центрального договора) создана в 1955 г.

9 См.: Дж.Бейли, С.Кондрашев, Д.Мерфи. Поле битвы – Берлин. М., «Эксмо». 2002. С. 242 – 276.

10 См. подробнее: Хохлов Н.Е. Право на совесть. – Frankfurt/Main: Possev-Verlag, 1957.

11 Возможно, следует говорить не столько о тенденции по изолированию советских граждан от «вредных контактов» с иностранцами, сколько об устойчивом правиле в работе органов госбезопасности, которое сложилось еще в годы ВОВ, когда попавшие в плен, угнанные на работу в Германию или вступавшие в связь с иностранцами советские граждане рассматривались как изменники, предатели Родины и наказывались лишением свободы до 10 лет. Некоторые поплатились своей свободой даже за контакты с союзниками. Однако эт о – совершенно особая тема.

12 Еще в 1944 г. (а потом и в 1946 г.) глава ЦК КП(б) Украины .Хрущев потребовал от местных органов госбезопасности бросить все силы на полную ликвидацию оуновского подполья к концу года (!). Когда же этого не произошло, он очень удивлялся, гневался и требовал объяснений. Позднее, как известно, на «окончательное построение коммунизма в СССР» Хрущев отвел «максимум пятнадцать – двадцать лет».

13 Противостояние советских спецслужб и украинских националистов продолжалось и после убийства С. Бандеры в октябре 1959 г. Так, в период с 1959 по 1969 год органами КГБ СССР проводилось несколько крупномасштабных оперативных акций - «Звено», «Трасса», «Тропа», в ходе которых было захвачено и обезврежено 53 эмиссара ОУН. Одна из последних таких операций, получившая название «Бумеранг», началась в середине 60-х годов в Лондоне и закончилась только в 1988 году. В ее центре находился гражданин Польши, родственник жены Р.Шухевича Томас Белинский («Стефан», «Адам»). – См. : Колпакиди А.И., Прохоров Д.П. КГБ: Спецоперации советской разведки. М., «АСТ». 2000. С. 282.

14 ЦА ФСБ. Ф.6, Оп.12, Д.102, С.37.

15 Там же. С.43.

16 См.: АПРФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 885. Л. 85 – 87. - Как говорится, комментарии к этому документу излишни.

Алексей ПОЖАРОВ, член Общества изучения истории отечественных спецслужб

Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т.1



Теги: Никита Хрущёв


Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских