В начало » ИСТОРИЯ » Олег Хлобустов. Отягощенная наследственность госбезопасности


Олег Хлобустов. Отягощенная наследственность госбезопасности

Становление КГБ при СМ СССР сопровождалось тяжелой «родовой травмой»  - раскрытием и разоблачениями многочисленных нарушений законности, вершившихся его историческими предшественниками – НКВД – МГБ СССР в конце 30-х – начале 50-х годов.



Как бы ни показалось это парадоксальным, но борьбу с нарушениями законности сотрудниками МГБ СССР начал в марте 1953 г. сам… Л.П. Берия.


После образования 5 марта 1953 г. Министерства внутренних дел СССР, в состав которого были включены и подразделения упраздненного министерства государственной безопасности, заместителями министра Л.П. Берии [1] были назначены С.Н. Круглов, Б.З. Кобулов, И.А. Серов. (Помимо этого Берия являлся заместителем  председателя Совета  министров СССР и членом Президиума ЦК КПСС).


Как известно, 27 марта 1953 г. был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии, принятый по инициативе Л.П. Берии.


Всего же по этому указу по амнистии были освобождены 1 201 738 человек (около 45% осужденных), вследствие чего лагерное «население» ГУЛАГА на 1 апреля 1954 г. составляло 1 360 303 заключенных [2]. Однако эта амнистия не затронула осужденных за «контрреволюционные преступления», т. е. по статье 58 УК РСФСР 1926 г.


Кстати сказать, это были не первая амнистия и реабилитации, проведенные по его  инициативе: сменив на посту наркома внутренних дел Н.И. Ежова 8 декабря 1938 г., Берия выступил с инициативой освобождения репрессированных в годы «большого террора».


Всего в 1939 – 1940 гг. из лагерей были освобождены 223 800 осужденных, и еще из колоний-поселений – 103 800 ссыльных (то есть более 327 тысяч человек) [3].


Всего, как отмечал доктор юридических наук В.В. Лунеев,  основываясь на официальных статистических материалах КГБ СССР – МБ РФ - ФСК - ФСБ России, только до 1954 г. было реабилитировано 827 692 человека,  осужденных в 1917-1953 годы.  Однако реабилитация почти не касалась тяжких обвинений.  Из их числа всех реабилитированных только 1 128 человек, или 0,14%, были приговорены к смертной казни[4].


11 марта 1953 г. Берия направил на имя  председателя Совета министров СССР Г.М. Маленкова и Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева письмо, в котором дал удручающую характеристику происходившего в последние годы в МГБ, где, в том числе, указывалось: «Значительная часть чекистских кадров, имеющих опыт – разгромлена… Необходимо будет рассмотреть материал на арестованных чекистов и в зависимости от результатов принять решение об использовании их на работе в МГБ» [5].


Была образована следственная группа для пересмотра ряда особо важных дел: «дела врачей», «арестованных сотрудников МГБ», «арестованных МГБ Грузинской ССР группы местных работников» (т.н. «менгрельское дело»).


И действительно, из-под ареста были освобождены и возвращены на работу многие чекисты, арестованные при В.С. Абакумове и  С.Д. Игнатьеве [6], что, впрочем, пагубно сказалось на судьбе некоторых из них после «разоблачения банды Берия» в июне того же года.


И уже 3 апреля Берия о результатах проведенной проверки докладывал Президиуму ЦК КПСС. На основе его доклада было принято решение о полной реабилитации и освобождении обвиняемых  «по делу врачей» и членов их семей (всего 37 человек). Несколько позже последовали и другие освобождения из-под ареста и от обвинений.


Берия заверил Президиум ЦК о том, что в МВД «…проводятся меры, исключающие возможность повторения впредь подобных извращений в работе».


Позднее Президиум ЦК постановил, что «ввиду допущенных серьезных ошибок в руководстве бывшим МГБ» невозможно оставить на посту секретаря ЦК КПСС С.Д. Игнатьева [7].


Пункт IX Постановления Президиума ЦК КПСС от 10 апреля 1953 г. гласил: 


- Одобрить проводимые т.  Берия Л.П.  мероприятия по вскрытию преступных действий,  совершавшихся  на  протяжении ряда лет бывшим МГБ СССР,  выражавшихся в фабрикации и фальсификации дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушения советских законов, имея в виду, что эти меры направлены на укрепление Советского государства и социалистической законности [8].


Мы привели эти факты для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что пересмотр следственных дел бывшего НКГБ-МГБ начался задолго до XX съезда КПСС.


Однако положение в органах госбезопасности в свете приводимых документов по-прежнему продолжало оставаться непростым.


А 26 июня 1953 г. на заседании Президиума ЦК КПСС в Кремле последовал арест заместителя председателя Совета министров и министра внутренних дел СССР Л.П. Берии.


Одновременно с арестом Берии был проведен арест ряда заместителей министра и группы руководящих работников МВД, суд над которыми состоялся в декабре 1953 г., причем большинство обвиняемых были приговорены к «высшей мере социальной защиты» (расстрелу) («приспешников» Абакумова та же участь ждала через год).


Официальное же сообщение об аресте Берии и назначении новым министром МВД  СССР С.Н. Круглова было опубликовано только 29 июня.


В приложение к протоколу заседания Президиума ЦК КПСС от 26 июня 1953 г. «К решению вопроса о Берия» присовокуплен проект доклада Г.М. Маленкова, в котором содержится целый ряд обвинений, в том числе и следующее: «Враги хотели поставить органы МВД над партией и правительством. Задача состоит в том, чтобы органы МВД поставить на службу партии и правительству, взять эти органы под контроль партии…. Задача состоит в том, чтобы не допустить злоупотребления властью».


Однако документы  свидетельствуют о том, что мы специально подчеркнули ранее, что высший партийный орган – ЦК КПСС, в начале 50-х годов не только был информирован о деятельности органов МГБ, но и принимал непосредственное участие в формировании их политики. Хотя реальный контроль за деятельностью МГБ СССР и был в значительной мере персонифицированным, то есть сосредоточенным в руках Генерального секретаря ЦК И.В. Сталина [9].


Позднее этот факт информированности руководителей ЦК партии о конкретных «делах» МГБ замалчивался высшим партийным руководством с целью вывести себя из-под возможной критики, что стало основой и причиной сокрытия многих фактов, что неизбежно вело к искажению исторической правды.


13 июля  1953 г. министр внутренних дел С.Н. Круглов представил предсовмина  Г.М. Маленкову докладную записку о реакции населения на арест Берии и его заместителей.


В ней приводилось высказывание одного из современников:  «…Я убежден, что будут следующие. Как ни сильна машина, а развал начался. Скандал большой и гнусный. Теперь будем ждать и наблюдать, что дальше, чей черед». Там же содержалась и следующая оценка происшедших событий: «От смены руководства режим у нас не меняется. Он был и есть, по существу, полицейский. Я не верю ни в какие идейные мотивы в поступках не только Берия, но и других. Это откровенная борьба за власть. По-моему, дележка власти только началась. Так или иначе, крах этой структуры рано или поздно неизбежен»[10].


Следует  особо подчеркнуть,  что сразу после сообщения об аресте  Л.П.  Берии как «врага народа»,  в органы прокуратуры и ЦК КПСС стали поступать многочисленные заявления и жалобы осужденных и их родственников по поводу пересмотра уголовных дел, и применения незаконных методов в процессе ведения следствия.


В записке  в  Президиум ЦК от 19 марта 1954 г.  Прокурора СССР Р.А. Руденко и министра внутренних дел С.Н. Круглова отмечалось, что в лагерях, колониях  и тюрьмах содержатся 467 946 осужденных за контрреволюционные преступления,  немалую долю среди которых составляли предатели, каратели  и  пособники немецко-фашистских оккупантов,  и еще находятся в ссылке после отбытия основного наказания  за  контрреволюционные преступления 62 462 человека.


Так, на основании совместной директивы Прокуратуры и МГБ  СССР от 26 октября 1948 г.  N 241/66сс из 45 048 человек, ранее осужденных за «контрреволюционные преступления», и освобожденных после отбытия наказания, 12 081 человек были арестованы органами МГБ и направлены в ссылку «в отдаленные районы Сибири и Крайнего Севера».


Отметим, однако,  что  эта директива была издана во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21  февраля  1948  г.  о ссылке на  поселение в отдаленные районы бывших шпионов,  диверсантов, террористов,  троцкистов, «правых», меньшевиков, эсеров, анархистов и националистов, освобожденных по отбытию наказания из лагерей и тюрем после окончания Великой Отечественной войны[11].


Разумеется, подобные действительно волюнтаристские решения  являлись грубым нарушением принципов отправления правосудия и конституционных прав граждан, вследствие чего имелись бесспорные юридические основания для реабилитации лиц, ставших жертвами беззакония и правового произвола.


В указанной записке Р.А. Руденко и С.Н. Круглова также подчеркивалось,  что с августа 1953 по 1 марта 1954 г. в органы прокуратуры поступило 78 982 обращения граждан с ходатайствами о реабилитации,  в связи с чем предлагалось создать специальную Центральную комиссию по пересмотру дел осужденных[12].


Также ЦК КПСС информировался и о том,  что во внесудебном  порядке Особым совещанием при наркоме/министре внутренних дел и госбезопасности  (ОСО) в 1934-1953 годах было осуждены 442 531  человек,  большинство  из них - по «политическим обвинениям» (эти лица были  включены в ранее указанное общее число осужденных, но данное обстоятельство было специально выделено отдельно в связи с особыми обстоятельствами вынесения приговоров). В 1941-1944 годах ОСО также рассматривались дела на разоблаченных агентов  германских спецслужб, фашистских карателей и пособников оккупантов.


Из этого общего числа осужденных ОСО за 19 лет его существования (оно было ликвидировано 1 сентября 1953 г.) к  высшей  мере наказания  были  приговорены  10 101 человек,  к лишению свободы на различные сроки - 360 921, к ссылке и высылке - 67 539 человек[13].


На основании предложения  Прокурора СССР Р.А. Руденко и министра внутренних дел С.Н. Круглова, изложенного в записке от 19 марта, в мае 1954 г.  по решению Президиума ЦК КПСС была образована Центральная комиссия по рассмотрению жалоб и ходатайств граждан, осужденных за «контрреволюционные» преступления (статья 58 УК РСФСР 1928 г. Данная статья имела 10 частей - различных составов преступлений - от шпионажа,  диверсии,  вредительства, терроризма до антисоветской агитации и пропаганды – статья 58-10).


Эта комиссия была наделена правом пересмотра приговоров осужденным за контрреволюционные преступления Коллегией ОГПУ, а также Особым Совещанием (ОСО) НКВД – МГБ СССР.


О результатах работы Центральной комиссии Р.А. Руденко докладывал Президиуму ЦК КПСС 29 апреля 1955 г., что комиссией были пересмотрены уголовные дела на 237 412 человек, при этом было отказано в смягчении наказания 125 202 проходившим по ним лицам.


В то же время были отменены приговоры или прекращены уголовные дела в отношении 8 973 человек,  что означало  их реабилитацию,  были освобождены из мест лишения свободы 21 797  человек, отменена ссылка 1 371 осужденному. Помимо этого были сокращены сроки наказания 76 344 осужденным и в отношении 2 891 из них были  переквалифицированы обвинения на менее тяжкие составы преступлений [14].


Помимо этого были созданные Выездные комиссии Президиума Верховного Совета СССР (всего их было образовано 97), наделенные правом объявления амнистии в отношении осужденных рядовых граждан и коммунистов, но не номенклатурных партийных работников.


На основании  выявленных  Центральной  комиссией  многочисленных фактов нарушения норм и принципов ведения следствия,  в КГБ при СМ СССР, КГБ союзных и автономных республик Союза ССР, управлениях КГБ  по краям и областям были созданы аналогичные комиссии  для пересмотра следственных и уголовных дел с участием прокурорских работников, наделенные правом пересмотра решений внесудебных «двоек» и «троек», образовывавшихся при районных и краевых управлениях НКВД[15].  В результате работы этих комиссий вскрывались многочисленные факты нарушения законности в ходе следствия и необоснованного привлечения к уголовной ответственности граждан,  что влекло пересмотр их дел, снятие обвинений либо смягчение формулировок обвинения с досрочным освобождением осужденных.


Но были примеры и иного рода, о чем свидетельствуют судьбы генералов П.А. Судоплатова,   Н.М. Эйтингона и полковника Я.И. Серебрянского[16].


В связи с выявленными в процессе пересмотра уголовных дел многочисленными фактами нарушений социалистической законности, в конце  1955  г.  в  ЦК  КПСС была  образована специальная Комиссия во главе с секретарями ЦК П.Н. Поспеловым и А.Б. Аристовым для оценки деятельности органов НКВД-НКГБ-МГБ-МВД СССР в 30-е - 50-е  годы[17].


Таким образом,  процесс реабилитации необоснованно  осужденных граждан начался  задолго до ХХ съезда КПСС.


Подчеркнем и следующие  важные обстоятельства.


По обстоятельствам, вскрывавшимся в процессе пересмотра уголовных дел  в 1954 – 1957 годы, а  также  по результатам следствия в отношении высокопоставленных работников органов госбезопасности,  началось выявление и привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушениях социалистической законности.


Весной 1954 г. ЦК КПСС также образовал комиссию под председательством К.Е. Ворошилова для рассмотрения дел «спецпоселенцев», результатом работы которой стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 июля 1954 г. «О снятии некоторых ограничений в правовом положении со спецпоселенцев» - освободивший от режима спецпоселения семьи раскулаченных, российских немцев, греков.


Это было началом по пересмотру многих законодательных актов, определявших карательную политику Советского Союза.


Еще 1 сентября 1953 г. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР было ликвидировано Особое совещание (ОСО) при  МВД.


19 апреля 1954 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление «Об освобождении из ссылки на поселение ранее осужденных за антисоветскую деятельность» лиц, осужденных на срок до 5 лет.


3 августа 1954 г. Постановлением СМ СССР было снято ограничение со спецпоселенцев-кулаков.


17 сентября 1955 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета (ПВС) СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны», в соответствии с которым подлежали освобождению от наказания военнослужащие РККА и ВМФ, осужденные за сдачу в плен.


29 октября 1955 г. через месяц после установления дипломатических отношений с Федеративной Республикой Германией в порядке «жеста доброй воли»  Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О досрочном освобождении и репатриации немецких военнопленных, осужденных за военные преступления».


Естественно, что новая волна ходатайств о пересмотре уголовных дел нахлынула после появления информации в марте 1956 г. о докладе Первого секретаря ЦК Н.С. Хрущева с разоблачениями культа личности И.В. Сталина, о чем мы расскажем далее.  А это, в свою очередь, породило новые проверки и «чистки» в рядах сотрудников КГБ, новые разоблачения беззаконий и наказания.


«Пересмотр архивных уголовных дел» стал на несколько лет одним из главных направлений деятельности органов КГБ, кстати сказать, возможно, в ущерб иным направлениям работы.


Последующие шаги и меры по ликвидации последствий нарушений законности периода культа личности были выработаны после ХХ съезда КПСС (14-24 февраля 1956 г.), ставшего отправной точкой отсчета нового этапа отечественной истории. «Оттепели»,  как  его вскоре окрестили публицисты.


Неожиданный для делегатов съезда доклад 25 февраля  Н.С. Хрущева  о культе личности И.В.Сталина расколол советское общество, а затем - и международное коммунистическое движение. Неоднозначность восприятия и оценки итогов ХХ  съезда КПСС показывает также полемика,  проявившаяся в материалах,  посвященных полувековому юбилею этого события[18].


В силу  целого  ряда обстоятельств, неизвестных сегодняшнему  поколению  наших молодых сограждан, ХХ съезд Коммунистической партии  Советского Союза,  начавший свою работу в Большом кремлевском дворце 14 февраля 1956 г.,  действительно стал эпохальным событием мирового значения.


А между тем, на этом съезде были обнародованы новые принципы внешней политики СССР. Принцип мирного сосуществования государств с различным социально-политическим устройством был конкретизирован констатацией возможности отказа от войн, их предотвращения.


В то же время была отмечена неизбежность острой идеологической борьбы между двумя социальными системами – миром социализма, и миром капитализма.   Напомним, что Соединенный Штаты Америки в тот период во внешнеполитической сфере открыто руководствовались доктриной «Отбрасывания коммунизма».


Следует особо подчеркнуть, что одобренные съездом основы внешней политики СССР не остались лишь политическими декларациями, а последовательно реализовывались в дипломатических и политических акциях советского правительства.


Например, что уже через месяц после окончания работы съезда, 27 марта 1956 г. советский представитель внес для рассмотрения Подкомитетом Комиссии ООН по разоружению предложения об ограничении и сокращении вооружений обычного типа и вооруженных сил всех государств. Они, в частности, предусматривали сокращение под международным контролем армий СССР, США и КНР до 1 – 1,5 миллионов человек, Англии и Франции – до 650 тысяч военнослужащих, армий остальных стран – до 150 тысяч, а также прекращение испытаний ядерного оружия, уменьшение военных бюджетов.


Но эта и иные мирные инициативы СССР, включая масштабное сокращение Вооруженных Сил в 1955 – 1960 годах, не были адекватно оценены ведущими зарубежными государствами. Что со всей очевидностью доказывает риторика сорокового президента США Р. Рейгана[19]. 


Ничуть не  умаляя  международного  значения внешнеполитических инициатив Советского Союза,  впервые обнародованных на ХХ съезде КПСС, следует отметить,  что наибольший интерес, а также оживленные, порой жесткие дискуссии и полярные оценки, как в нашей стране, так и за рубежом, все же вызывали и вызывают поныне вопросы внутренней политики.


Как вспоминал об этом бывший в ту пору заместителем  директора Центрального разведывательного управления США Рей Клайн, «Выступление Хрущева стало событием исторического значения, ибо документировано обличив сталинизм как невиданных размеров политическое зло, он был вынужден перейти к более мягким формам тоталитарного управления страной»[20].


Отметим, что в Отчетном докладе ЦК КПСС съезду критика культа личности Сталина и порождавших его ошибок в государственном строительстве и управлении,  прозвучала лишь в третьей части доклада,  да и то достаточно обтекаемо.


В частности, Н.С. Хрущев подчеркивал:


- Опыт показывает, что малейшее ослабление социалистической законности враги Советского  государства  пытаются  использовать  для своей подлой,  подрывной работы. Так действовала разоблаченная партией банда Берия,  которая пыталась вывести органы  государственной безопасности  из-под контроля партии и Советской власти,  поставить их над Партией и Правительством,  создать в этих органах обстановку беззакония  и произвола.  Во враждебных целях эта шайка фабриковала лживые обвинительные материалы на честных руководящих работниках  и рядовых советских граждан.


Центральный Комитет проверил так называемое «Ленинградское дело» и установил,  что оно было сфабриковано Берия и его  подручными для того,  чтобы ослабить ленинградскую партийную организацию, опорочить ее кадры. Установив несостоятельность «ленинградского дела», Центральный Комитет партии проверил и ряд других сомнительных дел».


Сразу оговоримся, что здесь, как и в некоторых местах доклада о культе личности Сталина, Хрущев допускает неточности, поскольку не Берия являлся инициатором «ленинградского дела», а секретарь ЦК КПСС Г.М. Маленков. Продолжим однако цитирование Отчетного доклада ЦК ХХ съезду партии.


«ЦК принял меры к тому,  чтобы восстановить справедливость.  По предложению Центрального Комитета невинно осужденные люди были реабилитированы. Из всего этого ЦК сделал серьезные выводы. Установлен надлежащий контроль Партии и Правительства за работой органов  госбезопасности. Проведена  значительная  работа  по  укреплению проверенными кадрами органов  госбезопасности,  суда  и  прокуратуры.  Полностью восстановлен в своих правах и усилен прокурорский надзор.


Необходимо, чтобы наши партийные, государственные, профсоюзные организации бдительно стояли на страже советских законов,  разоблачали и выводили на чистую воду всякого, кто посягнет на социалистический правопорядок и права советских граждан, сурово пресекать малейшее проявление беззакония и произвола.


Следует сказать,  что в связи с пересмотром и отменой ряда дел у некоторых товарищей стало проявляться известное недоверие  к  работникам органов государственной безопасности. Это, конечно, неправильно и очень вредно.  Мы знаем, что кадры наших чекистов в подавляющем своем большинстве состоят из честных, преданных нашему общему делу работников, и доверяем этим кадрам.


Нельзя забывать,  что  враги  всегда пытались и будут пытаться впредь мешать великому делу построения коммунизма.  Капиталистическое окружение засылало к нам немало шпионов и диверсантов.  Наивным было бы полагать,  что теперь враги оставят свои  попытки  всячески вредить нам. Всем известно, что подрывная деятельность против нашей страны открыто поддерживается и  афишируется  реакционными  кругами ряда капиталистических государств.  Достаточно сказать, что США выделяют, начиная с 1951 года,  100 миллионов долларов  ежегодно  для подрывной деятельности  против  социалистических стран.  Поэтому мы должны всемерно поднимать в советском народе революционную бдительность, укреплять органы государственной безопасности».


В числе важнейших задач в Отчетном докладе ЦК КПСС требовалось:


«Бдительно следить за происками тех кругов,  которые не заинтересованы в смягчении международной напряженности, своевременно разоблачать подрывные  действия  противников  мира и безопасности народов.


Принимать необходимые меры для дальнейшего укрепления оборонной мощи нашего  государства,  держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки,  обеспечивающем безопасность нашего социалистического государства»[21].


Но все же, главным  событием  ХХ съезда,  придавшим ему не только поистине всемирно-историческое значение,  но и некоторую таинственно-детективную составляющую,   явился  закрытый доклад Н.С.  Хрущева о культе личности Сталина, уже после окончания работы съезда, предварительно не обозначенный в его повестке дня.


Поскольку нам в дальнейшем придется еще не  раз  обращаться  к содержанию этого исторического документа,  представляется целесообразным коротко познакомить читателя с некоторыми положениями этого доклада.


При подготовке  текста  доклада  Хрущев  опирался  на  материалы, представленные ему Прокуратурой СССР,  КГБ при СМ  СССР,  Комиссией П.Н. Поспелова и  А.Б. Аристова,  Комитетом  партийного  контроля  ЦК КПСС.


В отчете о работе последнего за период с октября 1952 по 1 марта 1956 года отмечалось: «...В результате разоблачения ЦК КПСС банды Берия и его сообщников выяснилось,  что они, злоупотребляя властью, творили вопиющий произвол, грубо  нарушали  социалистическую  законность -- без всяких оснований зачисляли в число врагов народа честных и преданных  партийных работников,  пытались  поставить  органы госбезопасности над партией.... КПК проводилось расследование и рассмотрение дел на работников НКВД-МГБ, допускавших  фальсификацию  следственных материалов... установлено,  что бывшее руководство Прокуратуры СССР (т. Сафонов) и Главной военной прокуратуры (Т. Васильев) не выполняло своей первой партийной и государственной обязанности - высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим  обвинениям, они  слепо верили материалам следствия НКВД-МГБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения,  составленные фальсификаторами....


Военная Коллегия  Верховного Суда СССР...  глубоко не разбиралась, на каких конкретных материалах и доказательствах основаны эти обвинения, не изучала обстоятельства того или иного дела, в результате чего выносились неправедные приговоры... В ряде случаев приговоры Военной Коллегией выносились заочно, заявления подсудимых о невиновности не принимались во внимание, дела рассматривались в течение 10 - 15 минут, свидетели не опрашивались...»[22].


Необходимо сразу подчеркнуть, что сам текст доклада Хрущева, без опубликования его  в печати,  после съезда в качестве закрытого документа Центрального комитета  ЦК КПСС был разослан во все партийные организации и зачитывался на партийных и  комсомольских  собраниях.  Было ознакомлено с ним и руководство зарубежных коммунистических партий.


Не смотря на то,  что текст доклада имел конфиденциальный  характер, уже  в  июне  1956 г. его содержание, а именно серьезнейшие обвинения в адрес «вождя всех народов» стали широко известно по всему миру: фотокопия  доклада была  передана в Варшаве сотруднику Шабак (израильской «Службы общей безопасности»,  т.е.  контрразведки страны) обозревателем  агентства ПАП Виктором Граевским [23].


К широкой публикации текста доклада Хрущева о культе  личности на Запада приложили руку непосредственно государственный секретарь  и директор Центрального разведывательного управления США братья Джон Форстер и Аллен Даллеса: 4 июня 1956 г. он был одновременно опубликован в США Государственным департаментом и газетой «Нью-Йорк таймс», а затем зачитывался в передачах контролировавшихся ЦРУ радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа».


Позднее в своей книге «Искусство разведки» в 1963 г.  А. Даллес писал:  «Я всегда рассматривал это дело как одну из  самых  крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста  было также одним из тех немногих подвигов,  о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретения документа продолжали оставаться тайной»[24].


Несмотря на то,  что в Советском Союзе идентичность опубликованного текста подтверждена не была,  он был помещен во многих зарубежных сборниках выступлений  и интервью Н.С.  Хрущева с пометкой «в соответствии с текстом,  переданным для ознакомления делегациям  зарубежных коммунистических партий»[25].


Горькая и тяжелая правда доклада Хрущева была столь впечатляюща, что уже в 1988 и 1989 гг. издательство «Телекс» в США выпустило на русском языке второе и третье издание брошюры «Хрущев о Сталине», снабдив его послесловием-комментарием из «Воспоминаний» бывшего генсека ЦК. (Во избежание возможных сомнений и спекуляций по этому поводу, сразу отметим, что отрывки воспоминаний Хрущева идентичны их российскому изданию).


Официально в нашей стране текст доклада Н.С. Хрущева делегатам ХХ съезда КПСС «О культе личности И.В. Сталина и его последствиях» был впервые опубликован лишь в марте 1989 г. в журнале «Известия ЦК КПСС» (N 3(4). 


Естественно, что многие положения доклада или их интерпретации, активно использовались в антисоветской и антикоммунистической пропаганде как за рубежом, так и в самом СССР, других социалистических странах, что привело к серьезным политическим кризисам осени 1956 г. в Польской Народной Республике и Венгерской Народной Республике.


Также сразу оговорюсь, что мне, естественно, известна  получавшая некоторую популярность в нашей стране книга американского профессора Гровера Ферра (Furr Grover) «Антисталинская подлость», в 2006 году, в год пятидесятилетия ХХ съезда КПСС, изданная в Англии. (В англоязычном варианте ее заглавие даже более категорично: «Хрущев лгал!» (Khrutchev Lied).


Однако не следует легкомысленно воспринимать на веру его слова о том, что «из всех утверждений «закрытого доклада» партии, разоблачавших Сталина или Берию, не оказалось ни одного правдивого»[26].


Но то, что можно объяснить и простить зарубежному автору, не может не удивлять у некоторых наших соотечественников. Немалая доля возражений и «разоблачений» Ферра касалась голословных обвинений Берии, тогда как реально к этим деяниям были причастны другие лица – Ягода, Ежов, Заковский, Абакумов и т.д., что не меняет их преступной сущности, и в не меньшей степени – роли самого Сталина в репрессиях 30-х – 50-х годов.


О нем в диктовавшихся в конце 60-х годов мемуарах Н.С. Хрущев говорил «Во всем, что касается личности Сталина, встречается и хорошее, правильное, и дикое, не укладывающееся ни в какие рамки. Надо рассматривать все стороны этой сложной личности»[27]….


На наш взгляд, следует также коснуться вопроса о мотивах выступления Хрущева, безусловно, лично причастного к репрессиям, с докладом о  их разоблачении. О чем достаточно откровенно писал сам Хрущев: «…несмотря на то, что я довольно давно сомневался в справедливости обвинений в адрес многих «врагов народа», в целом у меня не возникало недоверия к Сталину. Я считал, что имели место перегибы, однако в основном все было сделано правильно». И чуть ниже не менее откровенно признавал: «К рубежу 50-х у меня сложилось мнение, что когда умрет Сталин, нужно сделать все, чтобы не допустить Берию занять ведущее положение в партии»[28].


Непосредственно данные о личной причастности Н.С. Хрущева к осуществлению репрессий приводятся  в записке Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному расследованию репрессий, имевших, место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов в ЦК КПСС от 25 декабря 1988 г.[29].


Поступавшие в адрес ЦК КПСС после ареста Л.П. Берии и его окружения письма репрессированных и их родственников, материалы их проверок органами прокуратуры в 1953-1954 годах, вскрывали многочисленные факты злоупотреблений следователей, необоснованности и недоказанности выдвигавшихся обвинений.


«У меня возникла потребность, - писал Н.С. Хрущев, - приподнять занавес и узнать, как же все-таки велось следствие, какие имели место аресты, сколько  людей всего арестовали, какие существовали исходные материалы для ареста и что показало потом следствие по этим делам… Постепенно все (члены Президиума ЦК КПСС, - О.Х.) согласились, что необходимо провести расследование, создали Комиссию, возглавил ее Поспелов».


Ответ на этот вопрос Президиуму ЦК КПСС представили справки 1-го спецотдела МВД СССР от 11 декабря 1953 г.. Приведем выдержки из этих документов.


Статистические данные о количестве арестованных и осужденных по материалам органов ВЧК – ОГПУ – НКВД – МГБ СССР в 1921 – 1953 гг.


По делам органов ВЧК – ОГПУ за 1921 – 1929 годы
(* Имеются ввиду «контрреволюционные преступления»- ст. 58 УК РСФСР. Антисоветская агитация м пропаганда – статья 58-10 УК РСФСР.
** ВМН – «высшая мера наказания» - расстрел).


 

































































 Годы


Всего арестовано


 


За к/р* преступления


В т.ч. антисоветскую агитацию


Другие преступления


Всего


осуждено


В т.ч. к


ВМН**


  1921


200 271


76 820


 


123 451


35 829


9 701


  1922


119 329


45 405


 


73 924


6 003


1 962


  1923


104 520


57 289


5 322


47 231


4 794


414


  1924


92 849


74 055


 


18 794


12 425


2 550


  1925


72 658


52 033


 


20 625


15 995


2 433


  1926


62 817


30 676


 


32 141


17 804


990


  1927


76 983



Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских