В начало » ЛЮДИ, СОБЫТИЯ, СУДЬБЫ » «Полковник оказался очень прыткий…»


«Полковник оказался очень прыткий…»

С каждым годом мы всё больше отдаляемся от героических дней Великой Отечественной войны. В 65-ю годовщину Победы советского народа над фашистской Германией невольно возникает вопрос: все ли мы знаем о тех, кто победил врага, в том числе и на Кавказе, где не было громадных танковых сражений, не сталкивались группировки по полтора-два миллиона человек. Однако была битва, длившаяся шестнадцать месяцев, которая должна по праву занимать достойное место в истории.

О военачальниках и командирах высокого ранга при обороне перевалов Главного Кавказского хребта в годы Великой Отечественной войны известно не очень много. Принято считать, что противник упредил Красную Армию на горных направлениях, и она в основном вела сдерживающие действия по мере сил и возможностей. Известно только, что удалось победить врага на Санчарском направлении.

На фоне известных командиров до настоящего времени в тени остается фамилия генерала Ивана Ивановича Пияшева. Однако именно он является единственным командиром, которому удалось выполнить полностью боевую задачу – остановить врага, а затем выбить его с южных склонов на северные и полностью снять угрозу прорыва к Черному морю на конкретном направлении.

В историографии ХХ века по Великой Отечественной войне утверждается, что в горах основные тяжелые бои шли на подступах к Новороссийску, Туапсе. Известна трагическая оборона Марухского перевала, описаны отдельные бои в районе Эльбруса. Бои же за группу Санчарских перевалов до настоящего времени обходятся вниманием историков.

Изучение истории Абхазии в семье народов Кавказа позволяет установить, что войны со стороны моря на север в сторону Кубани и Карачаево-Черкессии чаще всего проходили именно через Санчарские перевалы. Через них шли персы, византийцы, турки. Из степных районов Северного Кавказа на побережье Черного моря пробивались кочевники, Золотая Орда.

На этом направлении нет путей, как в Северной Осетии Военно-Грузинская или Военно-Осетинская дороги. Вместе с тем, здесь вьючные тропы существуют с незапамятных времен. По этим тропам гоняли скот, рабов, возили мед, шерсть, оружие. В советских туристических справочниках переходы через эти перевалы считались доступными даже для новичков.

Значение Санчарского направления по достоинству оценило немецкое командование – через него была самая короткая и доступная дорога на Гудауту вдоль реки Бзыбь и на Сухуми по долине Западной Гумисты. Немецкое командование не рассчитывало добиться успеха на каком-то конкретном высоко-горном направлении и по этому рассредоточило силы горнострелковых частей на наиболее доступных.

Кандидатура полковника И.И. Пияшева на Санчарское направление была предложена членом Государственного комитета обороны Л.П. Берией, как ответственным за оборону Кавказа не случайно. К этому времени И.И. Пияшев имел за плечами богатый опыт боев от западных границ с первых часов войны. Будучи майором, командиром 84-м полка войск НКВД по охране железных дорог, он отражал натиск врага вдоль железнодорожных коммуникаций. Фашисты нанесли удар такой мощи, что почти все приграничные части РККА были либо уничтожены, либо пленены, а уцелевшие - отброшены от западной границы на сотни километров. В сложнейших условиях военного времени Пияшев сумел организовать оборону железнодорожных сооружений и дать отпор наседавшему противнику малочисленными гарнизонами, которые становились опорными пунктами, порой центрами обороны на пути численно превосходившего врага. К ним прибивались мелкие группы бойцов и командиров Красной Армии, пограничников, чем обеспечивался приток новых сил взамен погибших и пропавших без вести. Полк дважды попадал в окружение, пробивался к своим, и вышел, сохранив знамя и честь.

Командиром 34-го мотострелкового полка войск НКВД он отражал атаки танков врага под Мценском, затем под Тулой. Именно на этом направлении не сумел выполнить поставленную задачу известный немецкий военачальник, любимец фюрера генерал-полковник Гудериан, покоривший пол-Европы рассекающими клиньями танковых ударов. За решительность и быстроту принятия решений ранее Гудериана называли "быстрым Гейнцем". В декабре 1941 г. за поражение под Москвой Гудериан был снят с должности и отчислен в резерв.

Однако во всех случаях боевой биографии за первые два года войны
И.И. Пияшев нигде не воевал в горах. Здесь же, командуя группой войск 46-й армии, он сумел сдержать, а затем разгромить отборные немецкие части, коими являлись горнострелковые.

Изучение состава войск, подчиненных полковнику И.Пияшеву (10 ноября 1942 г. ему присвоено воинское звание генерал-майор), позволяет сделать вывод, что многие из них не имели боевого опыта: 808-й стрелковый полк, Тбилисское пехотное училище, два батальона 155-й стрелковой бригады. Сохранились документы, и которых следует, что бойцы этих частей не умели обращаться даже с гранатами РГ-42, незадолго до этого принятыми на вооружение. 307 стрелковый полк понес раньше большие потери при оборонительных боях и по численности был около полнокровного батальона. Самым подготовленным оказался 25-й Краснознаменный пограничный полк, который принимал участие в боях от южных границ Молдавии. К началу боев за перевалы полк насчитывал около шестисот человек, менее половины штатной численности. Этим полком при обороне переправы через река Кубань около Армавира, в районе станицы Прочноокопской, в августе 1942 г. был сформирован сводный стрелковый полк из отступавших одиночек и мелких групп красноармейцев. Так в распоряжении пограничного полка появился стрелковый, который назвали 2-й сводный полк.

Группа войск, поступившая в распоряжение Пияшева, к концу августа была обеспечена шинелями и обувью на 60 %. Это при том, что в горах к этому времени ночью замерзала вода. Главной бедой группы было то, что для нее не были предусмотрены ни госпиталь ни медсанбат. В полках, как известно, кроме медицинских пунктов, по штату ничего другого не было. Раненых приходилось отправлять за тридцать километров на повозках в Сухуми.

Как же Пияшеву в таких непростых условиях с конца августа по конец октября 1942 г. удалось отвоевать группу Санчарских перевалов: Доу, Аллаштраху, Адзипш, Чамашхо, Цергекер, Санчарский? Причин несколько. Главная – в незаурядных способностях самого офицера.

Родившийся в 1907 г. в Минводах, испивший судьбу ребенка-сироты, он с 13 лет начал военную карьеру воспитанником Новочеркасских кавалерийских курсов. Служба на границе, потом в войсках НКВД СССР по охране железных дорог, была отмечена наградным «Маузером», орденом Красного Знамени, грамотой ЦИК Туркменской ССР и охотничьим ружьем.

Искусство командира проявилось в том, что он стал наносить удары противнику обходящими отрядами, сформированными из пограничников и приданного отряда моряков. Первоначально обходящие отряды направлялись на небольшую глубину с целью захвата соседних господствующих высот и выходу в тыл первой линии обороны врага.

Отличительной чертой этого командира являлось стремление не добиваться результата любой ценой, прежде всего ценой солдатских жизней. По этой причине он самые трудные задачи возлагал на наиболее опытные и боеготовые подразделения и части, избегал фронтальных атак господствующих высот, стремился максимально применять огонь минометов и артиллерии. Управление такими разными частями, разбросанными на большом расстоянии, куда он не мог попасть каждый день или хотя бы увидеть в бинокль и проверить истинное положение дел, требовало особого умения. Он постоянно изучал обстановку не только по боевым донесениям командиров, но и из бесед с ранеными бойцами, с подносчиками боеприпасов, погонщиками вьючных животных, офицерами-особистами. Приходилось уличать в сокрытии истинного положения дел, в умышленно неверных докладах, во лжи двух командиров полков, замены которым за такие неблаговидные дела, к сожалению, не было. Это совсем не так, как в кино про войну, когда снимают с должности командира и назначают тут же вместо него начальника штаба или заместителя. Как видно из документов, на самом деле на войне, особенно в горах, все по-другому. Горы есть горы.

Офицер особого отдела капитан милиции Бокучава, прикомандированный к нему и которого трудно заподозрить в лести, в одном из спецдонесений наркому внутренних дел Абхазии в характеристиках на командиров, про Пияшева высказался единственной, но очень точной фразой: «Полковник оказался очень прыткий…» (полковник был один в группе войск. - Прим. авт.)

Подчиненным казалось, что Пияшев никогда не спит. Он поспевал всюду, для подчиненных командиров был строг и требователен, для солдат – заботливый отец. Из сохранившихся боевых донесений командира Санчарской группировки следует, что он не относился к подчиненным как к «переменному составу», добивался, чтобы те, кто воевал в горах, были обеспечены всем необходимым. Писал донесения, звонил непосредственным командирам и начальникам, передавал информацию и просьбы через «особиста» и добился, что через месяц его группировка была обеспечена всем необходимым.

Заключительным этапом боев за перевалы должен был стать штурм Санчарского перевала. Полковник Пияшев понимал, что противник к этому подготовился хорошо, господствующую высоту просто так будет не взять. На перевале постоянно находилась батальонная тактическая группа горных стрелков, прекрасно оснащенная, в окопах, с хорошо созданной системой огня. Остальные подразделения врага находились в селении Пхия на южном склоне в 20 километрах. Именно оттуда осуществлялась замена тем, кто находился в горах и их обеспечение.

Полковник И.И. Пияшев применил глубокий обходящий отряд из 300 добровольцев-пограничников под командованием начальника штаба погранотряда майора С. А. Мартынова и старшего политрука В. В. Никольского. Отряд Мартынова перерезал единственную тропу к Санчарскому перевалу с южного склона Главного Кавказского хребта. Им был перехвачен караван вьючных животных численностью в 136 единиц, уничтожено и частично рассеяно подразделение, выдвигавшееся с ним на перевал. Замене группы противника, что была в горах, так же не удалось пробиться к перевалу со стороны Пхии. Пять суток пограничники держали оборону с двух направлений: со стороны перевала и со стороны селения Пхия. Выпавший ночью глубокий снег окончательно заставил противника отказаться от обороны перевала, и он был вынужден срочно спасать свои войска от неминуемой гибели в высокогорье.

О мужестве и стойкости пограничников 25-го Краснознаменного полка в этих местах свидетельствует письмо жене младшего сержанта Бориса Борисовича Борисова, погибшего 8 октября 1942 г.

«Кавказ-перевал Цергекер 1942 г. 5.10.

Прими последний привет дорогая,
Я пишу эти строки в живых,
Как мы жили с тобой я сейчас вспоминаю,
А убьют – уже не будет и их.

На высоком хребте наблюдая
За Кавказскими горами вдаль,
Где засели немецкие стаи,
Выбивать их приходится нам.

Дорогая Настя! Передай мой последний привет и поцелуй Славику, мамане.
Если только эта записка попадет тебе в руки, то считай меня погибшим за дело народа, за Родину.

Я служил в прославленном пограничном отряде, который не раз громил немецких головорезов. Громит и сейчас, и будет громить их до последнего красноармейца.
Нет такой сплоченности ни в одних частях РККА, как у нас.
В этом и заключается бой.

Настя, немецкие орды давно были бы в Сухуми, если бы их не погнал наш полк. Они находятся сейчас от города Сухуми в 45 километрах.

Настя, наблюдая на сопке Кавказа, я пишу тебе свою последнюю записку.
На меня обижаться не стоит, так как я ни в чем не виноват, а всю вину нужно свалить на войну. Она отняла у нас будущую счастливую жизнь.
В общем, написал бы больше, но нет бумаги.

Нахожусь и погибаю в безлюдных горах Кавказа.
Целую крепко, жму руку и прижимаю к умирающей груди.

Твой Борис.

Товарищи пограничники! Кто прочтет эту записку, передайте её по адресу вместе с фотокарточкой»

Это письмо с фотографией было отослано жене Борисова после смерти мужа.
Российский государственный военный архив. Фонд 25-го Краснознаменного Нижне-Днестровского пограничного полка.

Публикуется впервые, сохранен стиль автора.

Исследование биографии И.И. Пияшева позволяет с полной уверенностью назвать его мастером боевых действий в горах, это по истине самородок и талант. Применив впервые удачно обходящий отряд в 20 сабель в горнопустынной местности в 1934 году начальником заставы 48-го пограничного отряда войск ОГПУ против банды басмачей на Афганской границе, он не менее пяти раз использовал этот прием в горах Абхазии в 1942 г. и в 1944 г. по уничтожению грозы всей Кабардино-Балкарии банды Занкашиева в долине реки Баксан неподалеку от Эльбруса.

Пример успешных боевых действий командира И.И. Пияшева в горах в годы Великой Отечественной войны – редкий случай настоящего искусства, который подтверждается документами различных архивов, свидетельством независимых друг от друга участников и очевидцев, который должен занять по праву достойное место в военной истории.

Павел СМИРНОВ, кандидат исторических наук, доцент, полковник запаса

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских