В начало » ЛЮДИ, СОБЫТИЯ, СУДЬБЫ » Герои невидимой войны


Герои невидимой войны

Сотни забайкальских чекистов принимали участие в невидимой войне с японскими спецслужбами. О некоторых героях тех событий известно достаточно много, о других сохранились лишь сухие строки послужного списка. С биографий разведчиков и контрразведчиков лишь недавно снят гриф секретности. Их судьбы сложились по-разному...

КОНТРРАЗВЕДКОЙ РУКОВОДИЛИ ЛЮДИ НЕЗАУРЯДНЫЕ

В годы ожесточенного противоборства с японскими спецслужбами забайкальскими чекистами руководили талантливые и опытные профессионалы, к назначению которых Центр подходил особенно тщательно. Ведь это была напряженная, чреватая острыми осложнениями эпоха в жизни страны: судьба народа зависела от того, как сложатся обстоятельства на дальних рубежах СССР, и ответственность на руководителях органов безопасности была огромной. Возглавляя разведку и контрразведку вдали от основных фронтов, они блестяще выполнили свой долг.

Трудная миссия еще до начала Великой Отечественной войны выпала назначенному в 1938 году начальником УНКВД по Читинской области Павлу Тихоновичу Куприну. Молодой, всего тридцати лет, энергичный капитан государственной безопасности организовал контрразведывательное противодействие японской разведке во время боев на реке Халхин-Гол и не позволил ей получить достоверную информацию о проводимых в прифронтовой области оборонных мероприятиях. Но уже в ноябре 1939 года его срочно перевели в Хабаровск, где произошло редкое чрезвычайное происшествие: начальник управления Люшков, опасаясь ареста, сбежал за границу и стал сотрудничать с японской разведкой. Павел Тихонович сделал все возможное, чтобы устранить последствия предательства.

С самого начала Великой Отечественной комиссар госбезопасности 3 ранга П. Т. Куприн, к тому времени начальник УНКВД по Ленинградской области, возглавил военную контрразведку Ленинградского фронта. В ноябре 1942 года, будучи начальником 3-го управления Главного управления НКВД СССР проведя успешную операцию по ликвидации разведывательно-диверсионных групп Абвера, П.Т. Куприн погиб (самолет, на котором он возвращался, был сбит над Ладожским озером).

Иван Борисович Портнов руководил Читинским управлением НКВД (госбезопасности и милицией) с 1939 по 1943 год (затем возглавил в Чите Управление внутренних дел и остался в этой системе; в 1943 году – комиссар государственной безопасности (генерал-майор). Портнов работал в то время, когда у наших границ стояла мощная миллионная Квантунская армия. После поражения на халхин-гольском плацдарме японцы перестроили и усилили разведывательную работу, увеличилось и число вооруженных провокаций на границе. Прекрасный аналитик, И.Б.Портнов в работе гибко реагировал на изменение оперативной обстановки.

В 1943-46 годах начальником УНКГБ СССР по Читинской области стал прибывший из центрального аппарата подполковник (затем полковник) госбезопасности Алексей Алексеевич Соколов. Он успешно справился с организацией выполнения чекистских задач на заключительном этапе подготовки и проведения войны. В 1946 году был направлен на работу в Литву.

В июле 1945 года начальником отдела разведки в УНКГБ по Читинской области назначен по рекомендации И. В. Сталина Георгий Иванович Мордвинов. Почему перед началом боевых действий на эту ответственную должность приехал из Москвы именно он? Биография Мордвинова как разведчика очень богатая и интересная, как захватывающий детектив. Коренной забайкалец, красный партизан, принимавший самое активное участие в очищении Забайкалья от войск атамана Семенова, сотрудник Забайкальской областной ЧК с июня 1918 года. Побывал в лапах японской контрразведки – выдержал физические истязания и заставил японцев поверить, что он семеновец, и в результате выполнил важное политическое задание, касавшееся переговоров о перемирии с правительством Дальневосточной республики. Во время Великой Отечественной работал под руководством легендарного генерала П.А. Судоплатова: по его заданию Георгию Ивановичу довелось «скрестить шпаги» с матерым международным шпионом фон Папеном (Мордвинов готовил покушение на гитлеровского подручного). Участвовал наш земляк в самой масштабной радиоигре против фашистов – «Березино». Говорят, что замысел игры подсказал разведчикам И.В.Сталин.

Мордвинов хорошо знал Китай, где выполнял в 30-х годах разведывательные задания, в совершенстве владел китайским языком. Безусловно, другого разведчика такого уровня, таких выдающихся качеств в Забайкалье не было. Все эти факторы и определили его назначение в Читу в преддверии «горячей фазы» борьбы с Японией. Противник для Георгия Ивановича уже знакомый – изощренно-хитрые японские спецслужбы. Под руководством Мордвинова разведывательная работа советских спецслужб перед началом боевых действий была усилена, что сказалось на результатах военных операций в августе 1945 года. С 1946 по 1949 год под фамилией Карлов вновь возглавлял советскую разведку в Манчжурии. Мао Цзэдун считал его своим личным другом.

После выхода в отставку Мордвинов жил в Москве, в 1962 году последний раз приезжал в Забайкалье, встречался с друзьями и журналистами. Он умер в 1966 году и похоронен на Новодевичьем кладбище. Весной на его могиле расцветает забайкальский багульник…

О Г.И. Мордвинове написана документально-публицистическая книга под названием «Последний вальс разведчика» (автор – ветеран органов безопасности Республики Бурятия Ольга Яковлева) и существует одноименный документальный фильм, снятый телекомпанией ГТРК –Улан-Удэ.

РАЗВЕДЧИКИ

Будущий театр военных действий хорошо изучили разведчики разведуправлений Забайкальского и Дальневосточного фронтов, управлений НКГБ Дальнего Востока и Забайкалья. По крупицам, в острой схватке с японскими спецслужбами, наши сотрудники собирали данные о Квантунской армии.

Дорогой ценой давалась эта работа, и судьбы десятков разведчиков – это наиболее драматичные и героические страницы истории противоборства забайкальских и японских спецслужб. Так, лишь после войны выяснилась судьба группы разведчиков Петра Виноходова. Сотрудник УНКГБ по Читинской области Дымбрыл Жапович Жалсараев, выполнявший задания за рубежом, занимался и выяснением судеб пропавших без вести разведчиков: работал с трофейными архивами, внимательно осматривал надписи в тюремных камерах в поисках знакомых имен. В сентябре 1945 года он обнаружил на стене тюремной камеры в Хайларе надпись, выцарапанную гвоздём: «Завтра суд. Погибаем за правое дело. Виноходов, Кравченко, Ван». Кропотливо изучая архивы японской военной миссии, Жалсараев отыскал документы о захвате группы в районе города Бухэду и казни ее участников весной 1945 года. Так стало известно, как стойко держались и геройски погибли разведчики из Читинского управления, которые ушли на задание в октябре 1944 года: Петр Александрович Виноходов (руководитель, ему было всего 22 года), Филипп Михайлович Кравченко и китайский коммунист Ван Баолинь (обоим по 28 лет).

В декабре советско-маньчжурскую границу перешли Степан Лосев, Борис Борисов и эвенк Гавриил Круйберчиков – по заданию разведотдела 36-й армии Забайкальского фронта разведчики изучали состояние грунтовых дорог, наличие линий телефонно-телеграфной связи, прорабатывала маршруты для разведывательно-диверсионных групп. Они были обнаружены противником, оказали сопротивление, двое погибли во время ожесточенной перестрелке, а Круйберчикова, не добившись от него ничего на допросах, расстреляли.

В мае 1945 года японцам удалось выследить нашу разведгруппу, которая в течение полумесяца регулярно сообщала по радио о железнодорожных перевозках и передавала другую военную информацию. Четыре часа отстреливались разведчики Забайкальского пограничного округа Сергей Архипов, Константин Белоусов и Сюй Чжаньшу. Оставшись без патронов, они уничтожили радиоаппаратуру и шифры. Попали в плен и были казнены японской контрразведкой.

Гибель разведчика… Это не тот случай, когда «на миру и смерть красна»: разведчик понимает, что в случае провала он обязан молчать, что товарищи в Центре могут никогда не узнать правды о его судьбе, о его подвиге и смерти. Сколько их таких – до сих пор числящихся без вести пропавшими?

Лишь приблизительно можно сказать: за годы войны погибло, выполняя опасную работу, более ста разведчиков из Забайкалья. Но благодаря собранной ими информации в августе 1945 года советские войска в боях с Квантунской армией уверенно наносили удары, обходя укрепрайоны, что значительно снизило наши потери.

ФИНАЛ ШПИОНСКОЙ РАБОТЫ

Благодаря умелым, хорошо спланированным действиям забайкальских и дальневосточных контрразведчиков слаженный механизм японских спецслужб сработал фактически вхолостую, терпя одно поражение за другим.

Японская разведка дезинформировала своё командование, занизив почти втрое количество советских дивизий на Дальнем Востоке и в Забайкалье, а также допустила ошибку в определении сроков вступления в войну. Не удалось противнику установить ни количество сил, которые были на Дальнем Востоке и в Забайкалье к концу войны с Германией, ни количество советских войск, переброшенных с запада. Командование Квантунской армии считало, что наша армия будет готова к наступлению в сентябре – октябре 1945 г.

Захваченный в плен 20 августа в г. Мукдене командующий 3-м фронтом Квантунской армии, противостоящим войскам Забайкальского фронта, полный генерал Дзюн Усироку, находясь на объекте №30 (в военном санатории Молоковка, что в 20 км от Читы) в начале сентября 1945 года написал в своих показаниях: «…О том, что главнокомандующим является Василевский, я узнал в конце июля. И в тот же день узнал, что командующим Западным (Забайкальским) фронтом является маршал Малиновский… Других командующих я не знаю». По его предположениям в составе трёх советских фронтов в начале августа находились 27 – 30 дивизий. «Эта война, – сказал Усироку, – для меня была полной неожиданностью. Утром 9 августа, когда был совершён воздушный налёт на Харбин и Чанчунь, я всё же сомневался, не совершила ли эти налёты американская авиация…».

На самом деле войска Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов насчитывали 80 дивизий, 4 танковых и механизированных корпуса, 6 стрелковых и 40 танковых бригад. Сравнивая эти данные с показаниями генерала Усироку, наглядно убеждаемся, что военные контрразведчики отдела «Смерш», сотрудники управления госбезопасности и пограничники помогли командованию фронтов обеспечить скрытность перевозок, развёртывания войск и внезапность их перехода в наступление, что сыграло большую роль в разгроме Квантунской армии.

В ходе стремительного наступления советских войск почти все японские военные миссии в Маньчжурии были захвачены оперативными группами контрразведки «Смерш», большинство сотрудников пленено. Так была поставлена точка в их многолетней шпионской работе против нашей страны.

Алексей СОЛОВЬЕВ, полковник ФСБ в отставке, Людмила ХОДАКОВА, пресс-служба УФСБ России по Забайкальскому краю

На снимке: П.Т. Куприн

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских