В начало » ИСТОРИЯ » Советское военное сотрудничество со странами азиатского континента


Советское военное сотрудничество со странами азиатского континента

Сотрудничество Российского государства с зарубежными странами в военной области имеет глубокие исторические корни. Оно осуществлялось как со странами Востока, так и Запада. Одной из первых стран, с которыми Россия начала вести активное военное сотрудничество стал Китай. Выбор «партнера» был связан с военно-политической активностью Англии в регионе, которая представляла непосредственную угрозу интересам России на Дальнем Востоке.

28 ноября 1860 года китайская сторона обратилась к Российскому правительству с просьбой прислать оружие, инструкторов и оружейных мастеров в Кяхту. Эта просьба была рассмотрена на заседании особого комитета и получила дальнейшее развитие. В соответствии с принятым решением Россия пообещала китайской стороне предоставить современное оружие и военных инструкторов для обучения китайских войск. Первая партия оружия включала в себя 2 тысяч нарезных ружей и 6 полевых орудий. В свою очередь китайская сторона направила в Кяхту 60 солдат и 6 офицеров из состава столичных Восьмизнаменных войск для обучения под руководством русских военных инструкторов. Интересно отметить, что состав китайской группы был довольно странным, даже по возрасту. Младшему из офицеров было 54 года.

Занятия с китайцами начались в октябре 1861 года под руководством русских офицеров И.А. Зейфорта и И.И. Филиппенко. Главное внимание уделялось изучению материальной части, обращению с оружием, а также строевой и тактической подготовке.

Следующим шагом в военном сотрудничестве России с Китаем стало командирование в Китай в 1897 году Лейб-гвардии Гусарского полка полковника Воронова (а также двух унтер-офицеров) в качестве кавалерийского инструктора при войсках Печилийской провинции. Российской стороной изначально ставилась перед Вороновым конкретная двуединая задача: организация обучения китайской кавалерии и ведение военно-политической работы по линии российского дипломатического представительства. Российские военные инструкторы продолжали службу в Китае вплоть до декабря 1901 года. После этого они были отозваны из страны.

Китайская сторона высоко оценила деятельность Воронова и двух его помощников. В марте 1901 года они были награждены от имени императора Китая орденами Двойного Дракона и другими памятными подарками.

Особой страницей в истории военного сотрудничества России с зарубежными странами явилось создание Персидской казачьей бригады. Она была сформирована в 1879 году, по просьбе персидского монарха Насер-эд Дин-шаха. Основой этой уникальной воинской части стала группа русских военных инструкторов: кавалерийских офицеров, подпрапорщиков и вахмистров под командованием полковника Михаила Домантовича (будущего генерала и отца революционерки Коллонтай). Состав бригады включал в себя русских командира, офицеров и унтер-офицеров и низших чинов набиравшихся из персов. Для «обкатки» к бригаде прикомандировывались персидские офицеры. Благодаря стараниям русских инструкторов и офицеров бригада в кратчайший срок стала самой боеспособной частью во всей персидской армии. Она занималась охраной шаха, иностранных миссий, несением дворцовой и караульной службы в Тегеране. Во время первой мировой войны бригада была развернута в дивизию. В 1916 году в бригаду «Его Величества Шаха Персидского» было откомандировано в качестве инструкторов 12 человек. Они представляли три рода оружия: кавалерию, пехоту и артиллерию. Согласно воспоминаниям подхорунжего И.Е. Захарина, младшего инструктора кавалерии, обучение персов проходило по уставу русских казачьих войск: построение, стрельба, рубка лозы и чучел, уколы, взятие препятствий, джигитовка, атака лавой и т.д.

Новый период развития военного сотрудничества с зарубежными странами наступил после Октябрьской революции и образования Советского государства.

Историю отношений СССР со многими странами Азии можно условно разделить на три этапа. Первый охватывает первые годы советской власти. Второй - последние годы Второй мировой войны до середины 1950-х годов. Третий - с середины 1950-х годов до 1990-х годов – практический уход с континента.

Первому этапу присущи, главным образом военно-политические методы в проникновении в Азию. Формы этого сотрудничества были разнообразными и охватывали широкий спектр экономических, политических, дипломатических, моральных и других мер. Однако оказание непосредственно военной помощи как наиболее эффективной и результативной, стало фактически ключевым, базовым направлением всей внешней политики СССР на протяжении многих десятилетий. И связано это было отнюдь не с агрессивной политикой СССР, а реалиями времени: разрешение политического или территориального конфликта, в то время, как правило, решалось именно вооруженным путем.

По мнению большевиков, Запад в это время уже утратил свою революционную перспективу, в отличие от Востока, где после Первой мировой войны начался мощный подъем национально-освободительной борьбы за независимость, значительно усиленный влиянием русской революции. «Русская революция, - говорил В.И. Ленин в докладе на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока в ноябре 1919 года, - показала, как победившие капитализм пролетарии, сплотившись с многомиллионной распыленной крестьянской массой трудящихся, победоносно восстали против средневекового гнета. Теперь нашей Советской республике предстоит сгруппировать вокруг себя все просыпающиеся народы востока, чтобы вместе с ними вести борьбу против международного империализма».

Многие советские деятели, не говоря уже о первых коммунистах Востока, доказывали, что развернувшиеся в Азии национальные движения, принявшие в некоторых странах вооруженные формы, легко перевести на социалистическое направление. Первыми действиями в этом направлении стали: Энзелийская операция в Персии (Иране) весной 1920 года, формирование летом 1920 года специальной экспедиции во главе с индийским коммунистом М.Н. Роем в приграничные афгано-индийские районы, военная помощь Временному народному правительству Монголии в 1921 году, рейд отряда комкора В.М. Примакова в Афганистан в 1929 году, боевые действия в Синцзяне (северо-западная провинция Китая) в 1934 году.

Энзелийская операция в Персии весной 1920 года

Военная экспедиция Красной армии в северный Иран (т.н. Энзелийская операция) в 1920 году, и провозглашение там Гилянской Советской республики были знаковыми для того времени. Эти действия можно охарактеризовать как практическое применение тезиса Л. Троцкого о перманентной революции. Краткая история этой операции такова.

В апреле 1920 года азербайджанские демократы под руководством шейха Мохаммеда Хиабани подняли в Тебризе (северный Иран) восстание против господствующих в стране англичан и марионеточного иранского правительства. Правительство Советской России приняло решение поддержать восставших и выдвинуло на советско-иранскую границу, в начале мая 1920 года, свои войска. 14 мая в Баку Ф. Раскольников – командующий советской Каспийской военно-морской флотилией – издаёт приказ о проведении десантной операции в городе Энзели (иранский город-порт на каспийском побережье). Официальной целью этой экспедиции стал захват военных кораблей белой флотилии, которые после ликвидации деникинского, уральского и закаспийского фронтов ушли в Иран.

17 мая 1920 года из Баку по направлению к городу Энзели вышли корабли Волжско-Каспийской военной флотилии в составе 2 вспомогательных крейсеров, 4 эсминцев, 2 канонерских лодок, 2 сторожевых катеров, 1 тральщика, 3 транспортов. На борту находилось 2 000 десантников. Кроме того, из Ленкорани в сторону Энзели по суше был направлен кавалерийский дивизион, который в городе должен был соединиться с десантом.

К этому времени, гарнизон Энзели насчитывал 2 000 английских солдат с полевой артиллерией, бронеавтомобилями и авиацией. В ближайших городах также находились английские гарнизоны. Вход в бухту прикрывала плавучая артиллерийская батарея.

Утром 18 мая 1920 года корабли флотилии подошли к Энзели. По радио был передан ультиматум о выводе английских войск из города и сдаче военного имущества. Англичане на него не ответили. Тогда с кораблей Волжско-Каспийской флотилии под прикрытием корабельной артиллерии восточнее города был высажен десант, перерезавший шоссе, ведущее из города. Кавалерийский дивизион, подошедший к городу с запада перерезал другие коммуникации. Англичане после этого приняли ультиматум и отступили в город Решт. Белогвардейцы сумели выйти из города через Энзелинский залив, оставив все суда и военное имущество в городе.

В результате блестяще проведенной операции, все Южное побережье Каспия было очищено от врага, захвачены все корабли белых и взяты большие трофеи – 10 вспомогательных крейсеров. 1 плавбаза, 1 авиатранспорт, 4 торпедных катера, 4 гидросамолета, 7 транспортов, 50 артиллерийских орудий, 120 000 артиллерийских снарядов (по другим данным 20 000), 20 радиостанций и другое имущество. В ходе операции погиб один десантник и около 10 было ранено.

Важнейшим последствием Энзелийской операции стало установление безопасного судоходства в Каспийском море. После подписания советско-иранского мирного договора, советское правительство объявило Каспий свободным для иранского судоходства и передало в собственность Ирана находившиеся в Энзели здания, принадлежавшие торговому представительству России.

Побочным результатом операции стало образование местным национально-освободительным движением Гилянской республики, просуществовавшей правда всего полтора года - с 5 июня 1920 по 29 сентября 1921 года.

Афгано-индийская экспедиция во главе с М.Н. Роем летом 1920 года.

Одной из главных задач экспедиции Роя было налаживание в приграничных афгано-индийских районах, контактов с многочисленными индийскими революционерами, их военная подготовка и объединение в боевые части «освободительной армии». Экспедиция имела значительное количество оружия: винтовки, гранаты, пулеметы, артиллерийские орудия небольшого калибра, три самолета в разобранном виде, легковой автомобиль и грузовик. Кроме этого она была оснащена оборудованной типографией из шести типографских машин, одного текстильного станка и одной резальной машины, имела также латинский, арабский и персидский шрифты, большой запас бумаги и различную агитационную литературу для перевода на восточные языки. На случай непредвиденных расходов экспедиции был выделен золотой фонд.

Личный состав экспедиции состоял из группы военных советников, политработников и даже учителей русского языка для обучения туземцев. Этим людям надлежало участвовать в создании и деятельности индийской военно-революционной базы в приграничных с Индией районах Афганистана. Офицерские кадры «атакующей индийской армии» планировалось готовить на специальных курсах, созданных в Ташкенте, Бухаре и других советских городах Средней Азии.

1 октября поезд афгано-индийской экспедиции прибыл в Ташкент. Однако, несмотря на тщательную подготовку «освободительный поход» так и не состоялся. Главной причиной его свертывания стала изменившаяся внутригосударственная ситуация в России. Сказались массовый голод в стране и поражение в войне с Польшей. В этих условиях В.И. Ленин был вынужден 16 марта 1921 года заключить с Великобританией торговое соглашение. В первом разделе документа оговаривались непременные условия его выполнения, и в частности обязательства советской стороны «воздерживаться от всякой попытки к поощрению военным, дипломатическим и каким-либо иным способом воздействия и пропаганды какого-либо из народов Азии к враждебным британским интересам или Британской империи действиям в какой бы то ни было форме, в особенности в Индии и Независимом государстве Афганистане».

Рейд отряда красноармейцев под командованием комкора В.М. Примакова в Афганистан в 1929 году.

Прежде, чем вкратце охарактеризовать это рейд, следует отметить, что первые контакты Советской России с Афганистаном начались еще в 1919 году – после завершения Третьей англо-афганской войны. 28 февраля 1921 года был заключен и первый советско-афганский договор о дружбе и сотрудничестве. В соответствии с этим Договором Советское правительство предоставило Афганистану свободный и беспошлинный транзит афганских грузов через свою территорию, оказала финансовую помощь в размере 1 млн. рублей золотом (безвозмездно), передало 12 (по другим данным 10) самолетов и 5 тыс. винтовок с необходимым боезапасом. Дало согласие оказать помощь в создании в Кабуле авиационной школы, построить завод по изготовлению бездымного пороха, направить в Афганистан технических и других специалистов, усовершенствовать систему связи в стране, в том числе телеграфной линии: Кушка – Герат – Кандагар – Кабул. Еще ранее в Кабул была доставлена радиостанция, переданная в дар правительством РСФСР. Ее привез и в кратчайший срок установил специальный советский технический отряд. Для ее последующего обслуживания, по договоренности с руководством молодой Советской Республикой в Ташкент на специальные курсы связи (с последующим прохождением практики в Ашхабаде и Самарканде), было направлено восемь афганских военнослужащих.

Кроме того, в РСФСР были подготовлены летчики и аэродромно-технический персонал из числа афганцев. Уже в 1926 году в составе ВВС Афганистана насчитывалось 400 офицеров и младших авиационных специалистов, часть из которых прошли обучение в Советской России. Эти действия регламентировались положениями Договора о нейтралитете и взаимном ненападении, заключенного между странами 31 августа 1926 года.

В конце 1928 года в Афганистане произошел государственный переворот. Дружественное Советской республике правительство Аманулла-хана было свергнуто английским ставленником Бачаи Сакао (дословно переводится как «сын водоноса»). Таким образом, британцы попытались очистить кабульский трон от не устраивавшего Лондон монарха, заигрывавшего с большевиками. Первостепенная роль в этой операции, по некоторым сведениям, принадлежала известному английскому разведчику полковнику Вильяму Лоренсу.

В марте 1929 года посол Афганистана в Советской России генерал Гулам Наби-хан Чархи и министр иностранных дел Гулам Сидик-хан во время конфиденциальной беседы с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным обратились к советскому правительству с просьбой оказать законному правительству Амануллы-хана военную помощь. Возможность таких шагов предполагалась советско-афганским договором 1921 года о дружбе. В результате в Ташкенте в срочном порядке был сформирован особый отряд, под командованием героя Гражданской войны, атамана Червонного казачества Украины Виталия Марковича Примакова. В целях конспирации он носил имя «турецкого офицера Рагиб-бея» (для секретных донесений в Москву использовался псевдоним «Витмар» – по первым буквам имени и отчества). Его начальником штаба был кадровый афганский офицер Гулам Хайдар (вместе с ним в отряде находилось еще несколько офицеров афганской армии). В отряд входили подразделения 81-го кавалерийского и 1-го горнострелкового полков и 7-го конного горного артиллерийского дивизиона: всего около двух тысяч сабель, 4 горных орудия, 12 станковых, 12 ручных пулеметов и мощная радиостанция. По официальным документам того времени эта боевая операция проводилась с целью «ликвидации бандитизма в Южном Туркестане».

15 апреля 1929 года отряд, переодетый в афганскую форму, переправился через Амударью в районе таджикского города Термез и атаковал афганский погранпост Пата Кисар. За два дня части Примакова овладели городами Келиф, Ханабад и 17 апреля подошли к одному из главных политических и экономических центров афганского Туркестана городу Мазари-Шариф. 22 апреля, в результате многочасового и кровопролитного боя город был взят.

12 мая красноармейцы овладели городом Балх, а на следующий день Ташкурганом.

18 мая Примаков был вызван в Москву, и командование отрядом принял Али Авзаль-хан – комбриг Александр Иванович Черепанов. Следуя инструкциям, он продолжил движение в глубь Афганистана.

Завершение военной кампании было столь же быстрым, как и ее начало. В последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан решил прекратить вооруженную борьбу и вместе с родственниками, захватив значительную сумму государственных денег, бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад. В этой ситуации продолжение кампании становилось не только бессмысленным, но и вредным. Она уже могла расцениваться как агрессия против суверенной страны. Сталин приказал отозвать отряд. Вместе с советскими войсками в таджикский Термез возвратились и чиновники Гулам Наби-хана. Однако в штабе Среднеазиатского военного округа продолжалась разработка операции по борьбе с Бачаи-Сакао. Один из его вариантов предусматривал возвращение Амануллы при сохранении независимости Афганистана, другой – создание на севере страны марионеточной республики с дальнейшим ее присоединением к Советскому Союзу.

Однако оба плана так и не были реализованы. В октябре 1929 года бывший афганский посол в Париже и родственник бежавшего из Афганистана Амануллы-хана генерал Мухаммад Надир-хан, при поддержке британских властей Индии, «разочаровавшихся» в Хабиббуле, развернул мощное наступление на Кабул и сверг Бачаи Сакао. Захваченный в плен, он вскоре был казнен. Приход к власти, проанглийски настроенного Надир-хана, существенно изменила положение вещей в Афганистане с точки зрения взаимоотношений с СССР.

В конце июня 1930 года части Красной армии вновь наведались в Афганистан. Однако на этот раз визит имел принципиально иной характер: части сводной кавалерийской бригады под командованием Якова Аркадьевича Мелькумова по приказу командования САВО уничтожали базы басмачей на афганской территории. При этом. Как отмечалось в отчете об этой операции: «Командиры частей строго следили, чтобы в ходе операции бойцы случайно не «задели» хозяйства и имущество коренных жителей, не затрагивали их национальные и религиозные чувства». Более того, даже оплата полученных припасов проводилась в удобной для населения валюте.

Участие частей Красной армии в боевых действиях в северо-западном Китае в 1934 и 1937 годах.

Прежде всего, следует сказать, что советское военное сотрудничество с Синьцзяном ведет свое начало еще с конца 1920-х – начала 1930-х годов. Это было связано в первую очередь, с действиями в этом районе войск Красной армии по уничтожению баз басмачества в приграничных районах. Местная администрация поддерживала действия СССР, так как басмачи способствовали дестабилизации и без того сложной обстановки в регионе. В это же время отмечаются и первые советско-синьцзянские контакты в области военно-технического сотрудничества. В сентябре 1931 года советское правительство продало Урумчи два военных самолета, которыми управляли советские летчики (по другим данным – китайские), а после заключения 1 октября 1931 года секретного торгового соглашения стало оказывать масштабную военную помощь. Она включала в себя поставки стрелкового оружия, артиллерии, боеприпасов и снаряжения, а также поставку в 1932 году еще 8 военных самолетов. Китайская сторона, в свою очередь, предоставила Советскому Союзу существенные льготы в торгово-экономической сфере. Так, согласно договору, на советские товары были понижены пошлины, что привело вскоре даже к монополизации целых отраслей синьцзянского народного хозяйства, открыты новые телеграфные и телефонные линии между Синьцзяном и СССР, которые обслуживались советскими специалистами и т.п.

Официальным основанием для ввода частей Красной армии на территорию северо-западной провинции Китая – Синьцзяна в 1934 году стало обращение местного правителя (дубаня) Шен-Шицая оказать военную помощь в подавлении вспыхнувшего и поддержанного центральным правительством, восстания мусульман. В боевых действиях развернувшихся в Синьцзяне в 1934 году приняли участие сводные части Красной армии, численностью 7 тыс. человек с танками, авиацией и артиллерией (т.н. Алтайская Добровольческая армия). При этом обеспечение всех участников предстоящей воинской операции оружием, техников и снаряжением ложилось на советскую сторону с дальнейшим возмещением понесенных затрат правительством провинции.

Благодаря активной помощи частей Красной армии мусульманское восстание удалось подавить за несколько недель. После этого основной контингент советских войск был выведен из Синьцзяна. Однако «…учитывая настойчивую просьбу дубаня и его желание в кратчайший срок закрепить результаты победы» в провинции была оставлена конная группа и несколько военных советников. В их числе А.К. Маликов, комдив Н.К. Кручинкин, В.Т. Обухов в последствии генерал-лейтенант, П.С. Рыбалко – будущий Маршал, дважды Герой Советского Союза. Последний официально назывался «русским генералом китайской службы» и действовал под псевдонимом.

В апреле 1937 года в Синьцзяне вспыхнуло новое восстание, разросшееся до таких масштабов, что Шен-Шицай был вынужден снова обратиться за помощью к СССР. И вновь Советский Союз оказал ему вооруженную поддержку.

В Синьцзян под видом «проведения длительных учений в условиях горного лагеря» было отправлено два полка: один Красной армии, второй – НКВД, а также авиаотряд численностью 25 самолетов И-15 и Р-5. В середине июля 1937 года советские воинские группы приступили к боевым действиям, которые завершились к началу 1938 года.

Оказанная частями Красной армии военная помощь позволила обезопасить юго-восточные границы Советского Союза и наладить довольно плотные экономические и военные контакты с Синьцзяном. В частности построить в городе Хами авиационный завод, который несмотря на антисоветские настроения, начавшие набирать силу с начала 1940 годов, проработал до 1944 года.

Здесь, на наш взгляд, следует упомянуть и о советской помощи, оказанной Советским Союзом в 1930-е годы Китайской республике. Так, в частности, в сентябре 1937 года Советское правительство приняло постановление о поставке Китаю в счет кредита 225 самолетов: 62 бомбардировщика СБ, 62 истребителя И-15, 93 истребителя И-16, 8 учебно-тренировочных истребителей УТИ-4. Вместе с техникой в страну было командировано 89 советских авиационных специалистов. К 1939 году их численности уменьшилось на девять человек (данные на 20 октября 1939 г.). Из них 27 человек находилось в пехоте, 14 - в артиллерии, 8 - в инженерных войсках, 12 – в войсках связи, 12 – в бронетанковых войсках, 2 – в войсках химзащиты, 3 – в управлениях тыла и транспорта и 2 – в медицинских учреждениях.

Военная помощь Монголии в конце 1930-х годов.

Оказание Монголии военной помощи в 1930-х годах было связано с возросшей напряженностью на восточной границы МНР и прямой военной угрозой СССР со стороны Японии. Так, в частности известно, что в 1936 и 1937 годах в планах японского генерального штаба предусматривалось на первом этапе военных действий против Советского Союза «захватить Приморье (правое побережье Уссури и Амура) и Северный Сахалин». Впоследствии планировалось наступление на Амурском и Забайкальском направлениях с одновременным вторжением в Монгольскую Народную республику.

В складывающейся ситуации, 12 марта 1936 года между Советским Союзом и Монголией был подписан Протокол о взаимной помощи. В соответствии с этим документом, а также по просьбе Монгольского правительства в МНР были направлены части Красной армии, из которой затем был сформирован 57-й особый корпус РККА (командир корпуса Н.В. Фекленко).

Угроза более широкой агрессии против Монголии резко возросшая в начале 1939 года потребовала от советского командования увеличения находившихся в Монголии сил. 15 июля на базе 57-го особого корпуса была сформирована 1-я армейская группа (командующий Г.К. Жуков, член военного совета М.С. Никишев, начальник штаба М.А. Богданов).

Закономерным результатом напряженных отношений между Москвой и Токио стал крупный вооруженный конфликт между советско-монгольскими и японо-маньчжурскими войсками в районе реки Халкин-Гол. Он возник в мае 1939 года и вылился в итоге в четырехмесячную «малую войну».

16 сентября боевые действия были прекращены. Примечательно, что урегулированию конфликта в значительной степени способствовали настойчивые посреднические усилия Германии. Нормализация японо-советских отношений позволяла ей усилить военный блок Германии, Италии и Японии против Англии. Что же касается Советского Союза, то разгром японо-маньчжурских войск в районе Халкин-Гола позволил укрепить ему свои позиции в юго-восточной Азии, а также продемонстрировать свою военную мощь Англии, Франции и Германии, с которыми в то время велись переговоры.

Второй этап советского военного сотрудничества с азиатскими странами связан с Великой Отечественной войной.

Здесь на наш взгляд, важно хотя бы вкратце рассмотреть исторический факт, связанный с вводом в 1941 году на территорию Ирана советских и британских войск. Эта акция была проведена с целью нейтрализации действий в стране агентов нацистской Германии. Ввод советских войск был осуществлен на основании статьи 6 советско-иранского договора 1921 года. До этого Советский Союз трижды, 26 июня, 19 июля и 16 августа 1941 года предупреждал иранское руководство об активизации в стране немецкой агентуры и усилившегося влияния Германии. Заметим, что ввод советских войск на территорию Ирана был согласован и получил одобрение со стороны правительства Великобритании.

25 августа 1941 года войска 44-й армии под командованием генерал-майора А.А. Хадеева и 47-й армии под командованием генерал-майора В.В. Новикова вступили на территорию Иранского Азербайджана. А 27 августа перешли советско-иранскую границу на тысячекилометровом протяжении от Каспийского моря до Зульфагара. войска Среднеазиатского военного округа. Эту операцию выполняла 53-я Отдельная Среднеазиатская армия, которую возглавил командующий округом генерал-лейтенант С.Г. Трофименко. Армии вышли из Туркмении на территорию Северо-Восточного Ирана, имея задачу к 1 сентября войти в пункты: Бендер-Гяз, Горган, Шахруд, Себзевар, Мешхед. Выполнению задания содействовала Каспийская военная флотилия. 31 августа в районе иранской Астарты был высажен десант в составе 105-го горнострелкового полка 77-й горнострелковой дивизии с 563-м артиллерийским дивизионом. В порты Пехлеви, Ноушехр, Бендершах вошли советские канонерские лодки («Бакинский рабочий», «Маркин», «Советский Дагестан»). Всего было перевезено и высажено свыше 2,5 тыс. десантников, несколько сотен лошадей, более 20 орудий. Согласно одним источникам, советские части входили в Иран с боями, вступая в столкновения с подразделениями иранской армии. По другим, «армия Реза-шаха не проявила даже признаков своего существования».

Одновременно с запада и юга на территорию Ирана вступили английские войска. Они двигались двумя колоннами: первая – из Басры на Абадан и нефтяные промыслы в районе Ахваза; вторая – из Багдада на нефтяные промыслы в районе Занекена и далее на север.

29 августа, в районе Сенендедж английские передовые части, встретились с советскими войсками, а спустя два дня другая группировка вошла в соприкосновение с советскими частями в нескольких километрах южнее Казвина. Согласно ранее достигнутой договоренности зона радиусом в 100 км вокруг Тегерана осталась союзными войсками не занятой.

29 января 1942 года был подписан договор о союзе между СССР, Великобританией и Ираном. Союзники обязались «уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана». СССР и Англия обязались также «защищать Иран всеми имеющимися в их распоряжении средствами против всякой агрессии со стороны Германии или любой другой державы». Для этой задачи СССР и Англия получили право «содержать на иранской территории сухопутные, морские и воздушные силы в таком количестве, в каком они считают необходимым». Кроме того, союзным государствам предоставлялось неограниченное право использования, поддержания, охраны и в случае военной необходимости контроля над всеми средствами коммуникаций по всему Ирану, включая железные, шоссейные и грунтовые дороги, реки, аэродромы, порты и т.д. В рамках этого договора через Иран стали осуществляться поставки военно-технических грузов союзников из портов Персидского залива в Советский Союз.

В целом Персидский коридор сыграл в годы войны значительную роль: по нему было переправлено 23,8% всех военных грузов, адресованных СССР в рамках программы ленд-лиза. Из общего числа в порты Дальнего Востока – 47,1%, в Архангельск – 22,7% и непосредственно в порты Арктики – 2,5%. Почти две трети от общего числа всех автомобилей, поставленных в годы Второй мировой войны, прошли именно через Иран.

Советские войска находились в Иране в течение всей войны, обеспечивая безопасность южных рубежей, а также функционирование и охрану транзитных коммуникаций в Иране.

Дальнейшему развитию процесса советского проникновения в Азию способствовал авторитет СССР, возросший после победы над гитлеровской Германией. Героизм красноармейцев в борьбе с фашизмом и самоотверженный труд гражданского населения в тылу восхищал даже врагов страны Советов и способствовал популяризации Советского Союза и его политического строя.

Первыми азиатскими «объектами» Советского Союза в послевоенный период стали бывшие французские и британские колонии. Советское руководство интересовало уже в первую очередь геостратегическое положение этих стран, а не состояние и перспективы развития там революционного процесса. Ценность той или иной территории определялась исходя из традиционных российских геополитических целей на южном направлении. По сути, Советский Союз был «обречен» двинуться за свои границы: политика сверхдержавы должна была быть глобальной по определению.

Начало крушения колониальной системы, активизировавшийся после Второй мировой войны, процесс становления освободившихся государств, присматривавшихся к достижениям СССР, давали реальные шансы поколебать позиции «прочного тыла империализма».

Здесь, на наш взгляд уместно отметить, что к середине 1950-х годов в Западной Европе, по мнению бывшего госсекретаря США Г. Киссинджера, процветала американская сфера влияния, и готовность Америки защищать эту сферу при помощи военной силы сдерживала «советский авантюризм».

В этой ситуации Н.С. Хрущев оставил Запад и сделал ставку на распространение советского влияния на Ближнем Востоке и Центральной Азии, которые прежде считались «безопасным тылом западного влияния». Точнее западноевропейского, так как США, особенно на первых порах, фактически отвергали «старую европейскую политику» и не позволяли связывать себя с колониальной традицией. Тем самым, поставки советского оружия в азиатские страны стали своеобразным «нажимом» на нервные узлы Западной Европы, особенно Великобритании, для которой, например Индия и Египет представляли наиболее существенное наследие имперского прошлого.

К этому времени в регионе сложилась довольно уникальная ситуация. Колониальные державы (главным образом Великобритания и Франция) понимали, что их время прошло. И потому надеялись лишь на США, у которых не было в странах Востока имперского прошлого. А у Вашингтона же стремительно возрастали собственные политические и экономические интересы в регионе. Именно столкновение интересов СССР и США на Востоке и стало в конечном итоге реальным фактором советско-американского противоборства в обширном азиатском регионе.

В то же время в США прекрасно понимали, что Советский Союз во многом «обогнал» Америку на Ближнем Востоке и Южной Азии. Военные аналитики докладывали президенту Д. Эйзенхауэру, что, если не предпринимать решительных мер, то вскоре «Советы со своей доктриной устрашения» и огромной популярностью превратят регион в свой «непотопляемый авианосец».

5 января 1957 года Эйзенхауэр обратился к конгрессу со специальным посланием, в котором охарактеризовал положение на Ближнем и Среднем Востоке как «критическое». Он потребовал позволить ему как верховному главнокомандующему использовать там вооруженные силы США в любой момент, не испрашивая разрешения законодательной инстанции. Так родилась «доктрина Эйзенхауэра», которая, по мнению многих западных исследователей, была явно «не к месту и сроку». Москва получила полную свободу действий на Востоке. При этом в видимом аспекте она всегда могла манипулировать «угрожающей для арабов американской доктриной».

Одной из первых азиатских стран, с которой Советский Союз наладил (вернее продолжил) военное сотрудничество стал Китай. Начало этого сотрудничества было положено еще в 1924 году, во время вооруженной борьбы между сторонниками Народной партии (гоминьдан, ГМД) и местными правителями.

После разгрома в августе 1945 года Красной армией японцев, советское правительство приняло решение поддержать борьбу китайских коммунистов под руководством Мао Дзе Дуна. Следует отметить, что советская помощь, оказываемая китайским коммунистам особо не афишировалась, так как в это время еще действовал договор о сотрудничестве, заключенный с Чан кай ши.

Тем не менее, по настоятельной просьбе руководства Народно-освободительной армии Китая (НОАК) советское командование передало в распоряжение китайских коммунистов, оружие, боевую технику и снаряжение бывшей Квантунской армии, захваченные Красной Армии. По некоторым сведениям только в сентябре-ноябре 1945 года НОАК получила от СССР 327 877 винтовок и карабинов, 5 207 тяжелых и легких пулеметов, 5 219 артиллерийских орудий и минометов, 743 танка и бронемашины, 612 самолетов, 1 224 автомашины, трактора и тягача, а также корабли Сунгарийской флотилии. Советские специалисты помогли в восстановлении железнодорожного транспорта и промышленности в Северо-Восточном Китае, разминировании прибрежных вод и т.п.

С помощью советских военных специалистов штаб Народной армии в Маньчжурии разработал примерные схемы управления стратегической обороной, принципы перехода в контрнаступление, боевого и материального обеспечения, как обороны, так и контрнаступления. Советские военные топографы оказали помощь в подготовке китайских специалистов, создали материально-техническую базу для издания топографических карт. При штабах колонн (корпусов) и дивизий были созданы постоянно действующие курсы по подготовке экипажей танков, бронетранспортеров, шоферов автомашин, а также для овладения трофейной техникой. В частности использованию орудий японской полевой артиллерии, технических средств переправы через водные преграды, проводной и радиосвязи, управлению и обслуживанию японских истребителей (И-98) и легких бомбардировщиков (ЛБ-93). Благодаря помощи советских артиллеристов, летчиков, инженеров и техников к апрелю 1946 года удалось подготовить 53% грамотных расчетов к трофейным артиллерийским орудиям и 37% экипажей самолетов.

Важное значение имела помощь советских офицеров штабам китайских армий в подготовке организации боев и операций, боевого обеспечения обороняющихся и наступающих войск. Первые же операции маньчжурской армии разрабатывались в Хабаровске и Владивостоке, а контратаки китайской пехоты и танковых частей поддерживали Амурская флотилия и Тихоокеанский флот.

Благодаря советской помощи частям НОАК удалось одержать ряд важных военных и политических побед, которые, в конечном счете, привели к провозглашению 1 октября 1949 года Китайской народной Республики (КНР). Однако еще до официального провозглашения КНР, в стране уже находилась группа советских военных советников во главе с генерал-лейтенантом П.М. Котов-Легоньковым.

14 февраля 1950 года между Советским Союзом и Китайской народной Республикой был подписан договор о дружбе и сотрудничестве, который включал в себя обязательство СССР «оказать помощь Китаю» всеми имеющимися у него средствами, включая, военные. Всего же в Китае в 1950-1953 годах побывало 3642 советника и специалиста СА и ВМФ. А до 1966 года – 6695 человек (в том числе 68 генералов, 6033 офицера, 208 человек срочной службы и 386 рабочих и служащих).

Другой азиатской страной, получившей военную помощь со стороны Советского Союза, уже в первые послевоенные годы стала Корея, а затем Вьетнам.

Третий этап связан с появлением нового вектора во внешней политике СССР, который наметился после ХХ съезда КПСС (1956 г.). Генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев в отчетном докладе съезду отметил, что «развивающийся мир и социалистический мир – союзники в борьбе против колониализма, неоколониализма и империализма и смогут сотрудничать по широкому спектру проблем». С этого момента СССР начал распространять свое влияние не только с помощью политико-дипломатических мероприятий, экономической помощи, но и посильной военной помощью некоторым государствам в их борьбе за независимость. Причем, в это время в советском руководстве преобладало мнение, что сначала следует укрепить власть, в борющейся или получившей независимость стране, а затем браться за радикальные общественные преобразования. В противном случае власть может быть потеряна. Поэтому Москва придавала большое значение поставкам в азиатские государства оружия, а также отправкой в «дружеские» страны военных специалистов и советников. Поток военной помощи, различной мощности шел в Индию, Ирак, Иран, Северную Корею, Вьетнам, Индонезию, Лаос, Камбоджу (Кампучию), Афганистан, Пакистан и др. Для некоторых государств СССР стал единственным или основным поставщиком военных материалов. Однако было бы не верным расценивать сотрудничество СССР с азиатскими странами во второй половине XX столетия только с идеологической точки зрения. Во многих случаях Советский Союз рассматривал эти государства как потенциальных партнеров в экономических вопросах.

Что же касается западных стран (в первую очередь США), то главной составляющей их политики в Азии были геостратегические и экономические интересы. Декларирование же положений о «защите демократии» или «ценностей свободного мира», широко пропагандируемых в средствах массовой информации, являлись лишь элементами политической риторики. Тоже касалось и запугивания мировой общественности «коммунистической угрозой». Сформированный образ врага в лице Советского Союза – «Империи Зла» позволял получать баснословные суммы для финансирования гонки вооружения и завоевания мирового господства. Эта идея получила реальные перспективы еще в годы Второй мировой войны, когда советские и американские солдаты вместе погибали на полях сражений.

В заключение хотелось бы отметить следующее:

1. Экономическое, техническое и военное сотрудничество с азиатскими государствами позволяло Советскому Союзу получить дополнительные рычаги влияния на общую геополитическую ситуацию в регионе. А это в свою очередь давало возможность наиболее эффективно защищать свои национальные интересы.

2. Западные государства, рассматривали политическое, экономическое и военное сотрудничество СССР с азиатскими странами как коммунистическую экспансию. В результате они не делали (или, что, по мнению автора, более верно, отвергали) различия между политикой отдельных коммунистических стран, считая действия всех коммунистических групп в Азии подконтрольными Москве. В связи с этим, любые действия СССР воспринимались как основная причина региональной нестабильности. Между тем, дестабилизирующим был прежде всего сам подчеркнуто наступательный характер американской политики, блокировавший возможность повысить устойчивость обстановки путем переговоров с коммунистическими странами. И, как следствие, часто, решить возникшие противоречия мирным путем.

Александр ОКОРОКОВ, доктор исторических наук, действительный член Академии военных наук


Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских