В начало » ИСТОРИЯ » Захар Гордеев - командир белых партизанских отрядов


Захар Гордеев - командир белых партизанских отрядов

В мае 1922 года сотрудниками Государственной политической охраны ДВР в городе Чите была выявлена подпольная группа белых офицеров и казаков под руководством Захара Ивановича Гордеева – человека, известного и авторитетного в Забайкальском казачьем войске.

Он родился 2 сентября 1882 года в селе Орой Могойтуевской волости Акшинского уезда Забайкальской области в семье рядового казака. После окончания Читинской военно-фельдшерской школы в 1900 году служил в казачьих частях. Участвовал в русско-японской войне (1904-1905). Дружил с Григорием Семёновым. В 1918 году его избрали членом правления Забайкальского казачьего войска. В 1919 году разошёлся во взглядах с атаманом Г.М. Семёновым, считая, что не следует опираться на японские штыки, с населением необходимо обращаться по-человечески, пресечь расстрелы женщин, стариков и детей, вести борьбу только с вооружёнными красными, более активно помогать Верховному правителю России А.В.Колчаку. Гордеев вышел из правления казачьего войска и уехал в Омск. В октябре 1919 года приказом министра внутренних дел Сибирского правительства Пепеляева назначен помощником управляющего Ялуторовкого уезда Тобольской губернии. После разгрома армии А.В.Колчака вернулся в Забайкалье и в марте 1920 года назначен помощником командира 5-го казачьего полка. Был богатым домовладельцем. В августе 1920 года вышел в отставку. Был избран членом городской управы г. Читы.

До революции Гордеев принадлежал к конституционно-демократической партии, в 1919 году – к партии «Народной свободы». В октябре-ноябре 1920 года войска Народно-революционной армии освободили Забайкалье от японских интервентов и белогвардейцев. В город Читу из Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ) переезжает правительство Дальневосточной Республики. На выборах в январе 1921 года З.И. Гордеев от «Деловой внепартийной группы» избирается депутатом Народного Собрания ДВР. С 26 мая 1922 по 12 апреля 1925 года ведёт активную борьбу с властью трудящихся в Забайкалье (1).

Гордеев поддерживал связь с генералом И.Ф. Шильниковым, находившимся в Маньчжурии (2). Генерал являлся уполномоченным Приамурского Временного правительства, возглавляемым С.Д. Меркуловым (май 1921-июнь 1922), по организации белоповстанческого движения в Забайкалье. Уполномоченным по Амурской области был генерал Сычёв, который создал «штаб Амурской военной организации». 29 мая 1922 года, издаётся приказ Приамурского правительства №315, согласно которому И.Ф. Шильникову подчинялись войсковой Атаман Забайкальского казачьего войска Г.М. Семёнов, войсковое правление казачьего войска в лице генерал-лейтенанта А.П. Бакшеева и предоставлялось «право призыва в войска беженцев, расположенных на территории Китая, так и населения в самом Забайкалье» (3). На И.Ф. Шильникова в 1922 году возлагались большие надежды, связанные с подготовкой наступления белых войск и военной поддержкой их со стороны японских интервентов. Ближайшими помощниками Шильникова были начальник штаба полковник Генерального штаба Е.Л.Трухин, его заместитель полковник Генерального штаба Новиков, начальник контрразведки Куликов, ранее служивший в московском и петроградском сыскных отделениях.

Непосредственной задачей уполномоченных Приамурского правительства должно было насаждение внутри ДВР своих шпионов, главным образом, в Народно-революционной армии, создание по городам и сёлам боевых организаций и формирование белых отрядов. И.Ф. Шильников энергично выполнял поставленную задачу. Он разделил Забайкальскую и Прибайкальскую (ныне Республика Бурятия) области на оперативные районы, назначив в каждый из них своего организатора. Из перехваченной Главным управлением ГПО шифровки установлено, что организатором Сретенско-Нерчинско-Ундинского оперативного района был Богатырёв, Акшинского – Топорков, Верхнеудинского – Вольдемаров, Селенгинско-Чикойского – Марков. В эти районы тайно направлялись офицеры из числа эмигрантов, скопившихся на станции Маньчжурия. По заданию штаба Шильникова организаторы пытались внести раскол в ряды красных партизан, часть их которых были недовольны приказом В.К.Блюхера № 127 о роспуске партизанских отрядов. Об этом свидетельствовало письмо полковника Трухина от 20 июня 1922 года, заполученное сотрудниками Сретенского подотдела ГПО. И.Ф. Шильников предупреждал своих помощников, что при работе среди красных партизан нельзя придерживаться ориентации на атамана Семёнова. Трухин писал: «Воскрешение семёновщины принесёт только раздор. Для нас Семёнов неприемлем, также и для партизан и населения» (4).

У командированных в Сретенско-Нерчинско-Ундинский район казаков Игумнова и Воложанина были изъяты инструкции по формированию тайных военных организаций (5). Перед звеньями этих организаций ставилась задача: выяснять настроения населения, на какую его часть можно положиться при вооружённом восстании, устанавливать наиболее «вредных» лиц, которых следовало арестовать в начале восстания, собирать сведения о войсках НРА и ГПО, о вооружении, складах и другие. Все собранные сведения доставлялись организатору района, который обязан был передавать их в маньчжурский штаб не менее двух раз в месяц.

Рекомендовалось вооружённые действия проводить по заранее продуманному плану в виде кратковременных налётов, «действовать массами», чтобы успех был наверняка. Необходимо ставить конкретную цель, как например, захват комиссаров, начальствующих лиц, оружия, складов, транспорта и прочее. К населению надо относиться хорошо, а красных же после допроса уничтожать.

В конце июля или в начале сентября 1922 года планировалось выступление всех формирований под лозунгами: «Вера православная! Русское национальное правительство! Отечество!» Все белоповстанческие части должны были иметь русский трёхцветный флаг и на головных уборах трёхцветные ленточки.

Руководителем белоповстанческих формирований в Забайкалье Шильников планировал поставить З.И. Гордеева. В апреле 1922 года Гордеев встретился с Шильниковым в Маньчжурии. Они знали друг друга давно, вместе служили в Читинском казачьем полку в 1910 году. Гордеев получил от него инструкции по ведению вооружённой борьбы и деньги. Гордеев создал в Чите подпольную организацию из нескольких звеньев. Ими руководили полковник Г.Т.Васильев и начальник команды артиллерийского склада М.Т. Кондаков. У села Смоленка вблизи Читы была оборудована база кавалерийского отряда численностью более 50 человек, замаскированная под участок лесозаготовки. Белые партизаны были вооружёны двумя пулемётами, винтовками, револьверами и гранатами. Часть вооружения и боеприпасов похитили со склада НРА в Чите. В начале июня 1922 года младший брат Гордеева Николай, служивший в НРА, с помощью бойцов из звена Васильева днём вывез со склада 15 тысяч винтовочных патронов. А в это время часть отряда из Смоленки выехала в район станции Хилок для выполнения приказа Гордеева о спуске бронепоезда под откос. Вместо него попался пассажирский поезд, о крушении которого писали газеты.

20 июня, не дождавшись распоряжений Шильникова, которому 26 мая Гордеев направил с нарочным записку, отряд снялся с базы и ушёл по Витимскому тракту (6). В селе Телемба отряд ограбил кооператив, причём Гордеев написал расписку на изъятые продукты от имени «Отряда особого назначения ГПО». Затем Гордеев повёл отряд в район станции Хилок, считая, что в бурятских сёлах его поддержат, а также к нему присоединятся действующие в этом районе отдельные вооружённые антисоветские группы. Но массового выступления, на что рассчитывал Гордеев, не произошло, в пути к ним присоединилось около 50 человек. 3 июля недалеко от станции Могзон встретили молодого человека, еврея по национальности, которого вскоре зверски зарубили топором. Ночью 20 июля отряд захватил станцию Сохондо, уничтожил станционное оборудование, разрушил стрелочные переводы, сжёг постройки. На следующий день главком НРА К.А. Авксентьевский выделил в помощь ГПО отряд под командованием Матвеева численностью до роты. В отряде находился оперативный уполномоченный Военного отдела Главного управления ГПО Сосницкий. Он с группой бойцов и командиров вёл разведку. В рапорте начальнику Военного отдела Лебедеву Сосницкий доложил: «...в селе Николаевском мы добыли уже вполне определённые сведения: банда Гордеева в составе 45 всадников после налёта на Сохондо прошла через селения Кука, Аблатукан к казачьему посёлку Горека. Этот переход занял дни 20-22 июля. Сделавши дневку в Гореке, банда двинулась к дер. Ключи, где и стояла при слиянии рек Джилы и Ингоды. 31 июля в 10-11 часов вечера мы подошли к дер.Горека. По моей инициативе, сняв с себя красные знаки отличия, решил выдать себя за белых. Бойцам объяснено задание: изгнать из употребления слово «товарищ» и называть меня «господин начальник» или «господин полковник». В Гореке в командование вступил я, помощником – тов. Дидрих, комвзвод Бируля – фельдфебелем, а военком Васин – завхозом. При въезде в Гореку нас встретил молодой казак Алексей Балаганский, который увидя нас и услышав, что мы белые, побежал в хату со словами: «Матка, скорей вздувай огонь, наши пришли!» Разместив бойцов, штаб отряда, я, тов. Дидрих, Бируля и Васин заняли дом Марии Балаганской, которая великолепно накормила нас, «белых», и дала следующие сведения: банда Гордеева в 45 человек стоит в десяти верстах от дер. Ключи и имеет намерение уйти за реку Онон, попасть на монгольскую границу. 26 июля ушли в банду из Гореки два брата прапорщики Балаганские, казаки Мохнорылов Василий и Малахов и пятый неизвестный. Балаганская, рассказавши нам дорогу, советовала уходить поскорее, так как из Черемхово двигается красный отряд, и указала нам идти в Ключи к казаку Семёну Носыреву, который выпекает хлеб для банды. Носырев должен снабдить нас хлебом и провести нас в банду. По словам Балаганской, кроме пяти местных казаков, прошли ещё на присоединение десять всадников, численность банды возросла до 60 человек».

Уклоняясь от преследования войск НРА, ГПО, милиции и чоновцев, отряд Гордеева вышел в долину реки Ингоды и через тайгу вниз по течению реки направился в Акшинский уезд, где 8 августа напал на пост Худулун, потеряв в перестрелке одного раненого. В отряде ГПО погиб один боец и один был ранен. Командир отряда – сотрудник Забайкальского отдела ГПО Куклин получил тяжёлое ранение. 9 августа, Л.Н. Бельский получил телеграмму из Акши от уполномоченного по Акшинскому уезду Реброва: «Банда Гордеева скрылась по реке Агуца, 135 вёрст от Кыры, направляется Монголтерриторию, численность 45 всадников. При перестрелке нашей стороны убит один, раненых два, из них тяжело ранен комотряда член облуправления Куклин. Со стороны белобандитов один ранен. Сотрудник контрпогранпункта Утюжников, раненный в посёлке Кундулуне белобандитами 8 августа, после операции умер».

10 августа состоялся разговор Сосницкого по прямому проводу с Главным управлением ГПО:

Чита: «У аппарата уполномоченный по борьбе с бандитизмом ГУ ГПО Ковалёв».

Хилок: « У аппарата уполномоченный Военотдела ГУ ГПО Сосницкий».

Чита: «По приказанию директора ГУ ГПО Бельского примите все меры к скорейшей ликвидации банды, не допуская разгильдяйства и бездеятельности отрядов. В противном случае вы будете привлечены к ответственности за бездеятельность и халатность. Принять все меры к усилению оперативной работы. Раз навсегда положить конец мёртвости работы».

Хилок: «Хорошо, всё будет выполнено».

Чита: «Укажите последнее место расположения банд Курбатова и Гордеева».

Хилок: «Банда Гордеева 8 августа находилась в селе Бырыла (Акшинский уезд. - А. С.). Имела столкновение с красным отрядом, результаты столкновения ещё не известны. Банда Курбатова точно не установлена. По непроверенным сведениям, банда Курбатова рассеялась в разные направления, имея целью в будущем собраться опять».

Чита: «Нажать на оперативную работу. Всё».

Прорвавшись в долину реки Онон, Гордеев вывел отряд в Монголию, а затем в Китай. 27 августа 1922 года гордеевцы пришли на ст. Маньчжурия. 13 сентября Бельскому доложили сообщение зарубежного резидента: «Отряд Гордеева прибыл в Маньчжурию, количество его 50 человек... Сам Гордеев живёт в Маньчжурии на китайской стороне у железнодорожного служащего Погодаева. Какую роль он занял в белогвардейской организации, пока мне неизвестно. 6 сентября я его сам видел, здоровый мужчина выше среднего роста» (7).

Оставшиеся в Чите члены подпольной группы Гордеева вскоре были арестованы. В июле была разгромлена сеть белогвардейских организаций в Прибайкальской и Забайкальской областях. Позднее заговорщики предстали перед судом. К длительным срокам лишения свободы были приговорены жена и шестнадцатилетний сын Гордеева, хотя они не принимали участия в подпольной организации. Это еще более обострило чувство классовой ненависти З.И.Гордеева (8).

Встретившись с генералом И.Ф. Шильниковым и дав отдохнуть отряду, Гордеев 8 октября вышел в новый рейд. Всадники Гордеева совершили переход из Китая по монгольской земле и 13 октября захватили село Орой в Акшинском уезде. В этом селе родился и вырос Захар Иванович, и отсюда, выполняя приказ Шильникова, пытался выйти на линию железной дороги и перерезать её. В это время шли бои в Приморье, Народно-революционная армия и красные партизаны, ломая сопротивление белых, поддерживаемых японскими интервентами, двигались к Владивостоку. В бой с гордеевцами выступили малочисленные подразделения НРА, поддержанные дружинниками и бойцами частей особого назначения. Гордеев вынужден был уйти в село Новый Дурулгуй. К железной дороге не смог прорваться, и в конце октября скрылся за границу, откуда совершал налёты на прикордонные сёла. Газеты сообщали: «...17 ноября белобанда Гордеева около 200 сабель произвела нападение с монгольской территории на посёлок Ново-Воздвиженский..., но нашими кавалерийскими частями наступление было отбито, и последняя отошла к озеру Даон-нор, понеся потери убитыми 10 человек, 8 лошадей и невыясненное количество ранеными. С нашей стороны убит 1, ранено 2, лошадей убито 3 и ранено 5...» (9). Узнав, что 25 октября 1922 года во Владивосток вошли части НРА, Гордеев распустил отряд.

З.И. Гордеев становился всё более и более популярным в среде белой эмиграции. В марте 1923г. он появился в Японии, побывал в Нагасаки у своего бывшего друга атамана Семёнова. Ввиду прежних неприязненных отношений разговор между ними не получился. Атаман не удовлетворил просьбу Гордеева отпустить рядовых казаков, проживающих с семьями в ужасных материальных условиях, чтобы они сами распорядились своей судьбой. Из Нагасаки Гордеев приехал в Токио, где провёл несколько дней у Спиридона Дионисовича Меркулова, бывшего председателя Приамурского правительства. Он произвёл впечатление на Гордеева как умный, с сильным характером человек. Меркулов готовился к отъезду в США и не поддержал Гордеева, призывавшего к дальнейшей борьбе с красными. Здесь, в Токио, Захар Иванович встретился с председателем так называемого Сибирского правительства Сазоновым. Он произвёл на Гордеева впечатление опустившегося старичка.

Не найдя себе сторонников в Японии среди бывших руководителей Белого движения, Гордеев вернулся в Маньчжурию. Он стал устанавливать контакты с российскими монархистами в европейских странах. В частности, со сторонниками Великого князя Николая Николаевича, одного из претендентов на царский престол в России. Гордеев проповедовал идею установления в России государства с конституционно-монархическим устройством, начиная этот процесс с Дальнего Востока и Забайкалья. В конце июля 1923г. он с отрядом в сорок человек через Монголию пересёк границу с СССР. Прошёл по долине Онона, поднялся вдоль реки Ингоды, перевалил Яблоновый хребет и остановился на десять дней у реки Гареки. Убедившись, что население, в том числе казаки, поддерживают Советскую власть, а «буряты только что получили сведения об образовании особой Бурятской республики и были этим довольны», Гордеев этим же путём в сентябре вернулся в Китай.

В ноябре 1922 года Дальневосточная Республика была упразднена. На территории бывшей Забайкальской области появилась Забайкальская губерния. Вместо Прибайкальской области в мае 1923 года была создана Бурят-Монгольская автономная Республика.

15 мая 1924 года начальник губернского отдела ОГПУ Ю.И. Клиндер получил сообщение из-за рубежа: «Полковник Генерального штаба, бывший начальник штаба Забайкальской казачьей дивизии Размахнин А.Д. 20 апреля 1924 г. был в Харбине, после чего возвратился в Хайлар. 24 апреля генерал Мыльников (10), полковник Деревцов и Размахнин в сопровождении двух казаков выехали по направлению к Нерчинскому Заводу, что за рекой Аргунь. Там же со своим отрядом находится генерал Федосеев. Будучи в Харбине полковник Размахнин получил для белоповстанцев-забайкальцев знамя от епископа Нестора. В данное время Размахнин имеет оружие и патроны на один конный полк в 600 сабель... Захар Гордеев не пожелал слиться с организацией генерала Мыльникова. Гордеев как старый партизан мнит о себе. Мыльников и Размахнин, естественно, не желают быть в подчинении под руководством фельдшера. Гордеев тоже был в Харбине и от епископа Нестора получил 500 рублей, прибыл в Хайлар 1 мая. Ушло в его отряд из Хайлара 40 человек, предполагало уйти еще 100 человек. Полковник Ктиторов, бывший комендант гор. Никольск-Уссурийского, уволился со службы в Харбине из охраны и присоединился к генералу Мыльникову. Ктиторов объединяет остатки каппелевцев» (11).

В конце мая отряды Ф. К. Мыльникова и В.И. Деревцова тайно переправились через пограничную реку Аргунь и создали базу в глухой тайге Сретенского уезда, откуда небольшими группами выходили в населённые пункты Сретенского и Нерчинского уездов, изучали обстановку и проводили среди зажиточных казаков агитацию с целью организации массового восстания против Советской власти.

З. И. Гордеев не согласился войти в подчинение Ф.К. Мыльникова потому, что тот отказался от маневренной войны – генерал придерживался тактики позиционных действий с партизанских баз. Гордеев решил действовать самостоятельно в Сретенском и Нерчинском уездах. Сформировав из добровольцев отряд около сотни человек, ядро которого составляли единомышленники: брат Николай, Колесников, Балаганский, Фильшин и другие, ушедшие с ним в мае 1922 г. из Читы, Гордеев в ночь на 8 мая выступил из Хайлара. К нему присоединился небольшой отряд полковника Дуганова. «Дуганов – Георгиевский кавалер германской войны и произвел хорошее впечатление, почему я и принял его в свой отряд», – объяснил Гордеев (12).

Движение отряда Гордеева по китайской территории вдоль правого берега Аргуни отслеживали агенты Забгуботдела ОГПУ: «При проходе отряда Гордеева в деревне Верхние Кули была произведена кулачная расправа с атаманом деревни Полуратовым Николаем Васильевичем. Недалеко от этой же деревни Гордеев расстрелял 15 человек из своего отряда, после чего некоторые из отряда бежали. Беженская масса в районе Гана к Гордееву настроена враждебно».

27 мая в 4 часа утра гордеевцы переправился через Аргунь. В селе Аргунские Ключи расстреляли коммуниста – председателя сельского Совета, забрали казённых лошадей и ушли в тайгу по направлению к с. Газимурский Завод.

После сообщения закордонного разведчика, Клиндер с оперативной группой сотрудников губотдела 20 мая выехал в Сретенск, где с уполномоченными ОГПУ Сретенского и Нерчинского уездов задействовал имеющиеся источники информации и, опираясь на коммунистов, комсомольцев и бывших красных партизан, срочно налаживал разведку на путях вероятного перехода границы и движения белых отрядов. Выполняя указание начальника Полномочного представительства ОГПУ на Дальнем Востоке А.П. Альпова, опергруппа провела во многих селах Сретенского уезда массовые аресты крестьян из числа кулаков и середняков «по подозрению» в связях с белыми партизанами и заграничными белогвардейскими организациями. В некоторых селах число арестованных доходило до 20 человек. Задержанных отправили в Читу. Эта мера не была продиктована политической и оперативной обстановкой в уезде. По настоянию партийных органов арестованные через месяц были освобождены (13).

В связи с тем, что белые формирования, находясь на территории губернии, активно себя не проявляли, чекисты пришли к выводу, что руководители банд имеют задачи: не налёты на партийно-советский актив, а подготовку крупного восстания, почему не обнаруживают себя до известного момента. На основе этого вывода губком ВКП(б) принял решение: использовать в борьбе с зарубежными политическими бандами армейские подразделения, так как пограничные войска ОГПУ, силы милиции и частей особого назначения были малочисленны. На основании директивы командующего 5-й армией И.П.Уборевича от 2 июня 1924 г. борьба с бандитизмом на всей территории Забайкальской губернии с 24 часов 3 июня перешла в введение командира 36-й дивизии Брянских с подчинением ему летучего отряда т. Рокоссовского, выделенного из 5-й отдельной Кубанской кавалерийской бригады. Согласно приказу Сретенский и Нерчинский уезды включались в боевой участок с полным подчинением начальнику боеучастка Рокоссовскому всех находившихся там вооружённых сил, включая войска ОГПУ, отряды ЧОН и милиции. Для защиты железной дороги ему придавался бронепоезд. «Начальнику участка т. Рокоссовскому, – подчеркнул командарм, – предоставляется полная самостоятельность, решения принимает единолично». Ему предписывалось в двухнедельный срок ликвидировать банды.

3 июня 1924 года состоялось закрытое заседание бюро Забайкальского губкома РКП(б), обсудившего вопрос «О бандитизме в уездах». На бюро присутствовал Ю.И. Клиндер. С докладом выступил заместитель секретаря губкома Кузнецов. Члены бюро дали оценку политической обстановке в Сретенском и Нерчинско-Заводском уездах, сделали вывод, что бандитизм политический и имеет заграничный характер, предложили силовым структурам решительно ликвидировать бандитизм военными методами, для руководства борьбой с бандитизмом создали Военполитсовещание в составе секретаря губкома, председателя губисполкома, командира и комиссара дивизии, начальника губотдела ГПУ, губвоенкома, а при летучем отряде К.К. Рокоссовского – политтройку под его председательством. Органам госбезопасности (ПП ОГПУ по ДВО и губотделу) предложили в дальнейшем массовых арестов не проводить без согласования с губкомом РКП и губисполкомом (14).

Таким образом, К.К. Рокоссовский сосредоточил в своих руках политическую власть, данную ему бюро губкома РКП, и власть военную, данную командармом. Ю.И. Клиндер, который руководил оперативной группой в уездах, практически не мог оказать никакого влияния на войскового командира при принятии им решения. Это осложняло проведение операции, и поэтому 23 июня бюро внесло изменение в своё постановление , назначив руководителем политтройки при летучем отряде (точнее – при штабе) К.К.Рокоссовского Ю.И. Клиндера (15).

Командир 27-го кавполка 5-й отдельной Кубанской кавалерийской бригады К.К.Рокоссовский и начальник Забайкальского губернского отдела ОГПУ Ю.И. Клиндер стали руководителями первой в истории Забайкальских войск и органов безопасности крупной оперативно-войсковой операции по борьбе с разведывательно-диверсионными формированиями противника. Перед Клиндером стояла задача с помощью оперативных источников обнаружить белых партизан, отслеживать их передвижение, выяснить цель появления в губернии. Перед Рокоссовским была поставлена задача реализовать оперативную информацию чекистов – взять в плен или уничтожить бойцов противника. Между ними не возникало осложнений, каждый чётко решал свои задачи. Они принимали решения, посоветовавшись друг с другом, и совместно информировали своих начальников (16).

8 июня чоновцы Сретенского уезда обнаружили в глухой тайге в пади Берёзиха палатки. Чекисты установили, что отряды Мыльникова и Деревцова находятся в сопках Аркийских столбов в 10 верстах юго-восточнее села Епифанцево. Рокоссовский направил одну группу красноармейцев в Епифанцево, а сам с другой группой двинулся к Аркийским столбам.

9 июня в двух верстах от Епифанцево красноармейцы наткнулись на полковника В.И. Деревцова, ехавшего в село за продуктами. При проверке он показал паспорт на имя Овчинникова. Проводники отряда – местные жители хорошо знали Деревцова и опознали его. При попытке бежать он был застрелен. Вторая группа красноармейцев достигла Аркийских столбов. Тайга становилась непроходимой, и бойцы следовали след в след за своим командиром по узкой таёжной тропе. А в это время по этой тропе навстречу им шли белые партизаны во главе с Мыльниковым. «Шедший впереди Рокоссовский, – докладывал в разведсводке Клиндер, – наткнулся на Мыльникова, произвел в него два выстрела из маузера. Мыльников упал. Рокоссовский предполагает, что Мыльников ранен, но ввиду непроходимой тайги, по-видимому, отполз под куст, его не могли найти. Во время бегства Мыльников бросил вещевой мешок, в котором находились карты 2-х верстки и 10-и верстки» (17). Оперативным путём установили местонахождение раненого генерала в доме одного из местных жителей и 27 июня арестовали. Будучи арестован, Мыльников написал обращению к своим бывшим единомышленникам в Маньчжурии, в котором называл борьбу против Советской власти бесцельной и преступной. Представший перед советским судам, Мыльников понес заслуженное наказание. Отряды Мыльникова и Деревцова были разгромлены в один день, как и опасался опытный партизан Гордеев.

Справиться с ним и Дугановым было сложнее. Они рейдировали по уездам, проводили митинги, распространяли листовки, забирали продовольствие, меняли уставших лошадей и уходили в тайгу (18). Шло время, партийное и военное руководство нервничало. Начальник Полномочного Представительства ОГПУ на Дальнем Востоке Альпов и командир дивизии Брянских требовали от Клиндера и Рокоссовского немедленного уничтожения белых, предлагали подкрепление. Рокоссовский отвечал: «Войск достаточно. Сосредоточение в районе большого количества войск существенной пользы не окажет. Банда боев не принимает, скрывается в горах, в труднопроходимой местности. Вылавливание бандитов возможно производить путем устройства засад и набегов на их сосредоточения, на местах их нахождения, на что сил у нас хватит». 11 июня Клиндеру передают по правительственному проводу указание Альпова: «...главное внимание сосредоточить не на разведработе, а необходимости порубить активно действующие отряды, например гордеевский. Уже одна наша боевая победа была нам чрезвычайно выгодна, тем более что белогвардейцы, для нас это ясно, рассчитывают на поднятие массового восстания». На что Клиндер резонно ответил: «Порубить Гордеева у нас задача дана, только нужно его поймать, а для этого нужна разведка».

13 июня из Хабаровска поступила телеграмма командиру 5-й кавбригады Ватману: «Вы назначаетесь начбоеучастка Нерчинского и Сретенского уездов. Приказываю первым отходящим поездом выехать в Сретенск, где принять боеучасток от Рокоссовского... Рокоссовскому, сдав боеучасток, вернуться в кавбригаду», копию передать комдиву 36 и ГПУ Альпову. Телеграмму подписали заместитель командующего 5-й армией А.К.Андерсон, член реввоенсовета армии Барнцев, начальник штаба В.В.Любимов. Об этом узнал командующий 5-й армией. Он находился в командировке и 17 июня дал телеграмму Андерсону: «...копию передайте Альпову. Рокоссовского не сменять. Он не виноват, что у ГПУ нет агентуры. Ватману оставаться на бригаде. Уборевич» (19).

Конечно, командарм горячился, обвиняя чекистов в отсутствии агентуры. Действительно, в острых ситуациях её всегда не хватает, приходится приобретать дополнительные позиции. Этим и занимался Клиндер со своими подчинёнными. Дело было в том, что Клиндер и Рокоссовский столкнулись с опытным противником, талантливым партизанским командиром, хорошо знающим Забайкалье. Но и Гордеев вскоре почувствовал, что руководят операцией командиры, имевшие гораздо больший опыт военных действий. Он постоянно попадал в засады, терял людей, встречал всё возрастающее враждебное отношение населения, и принял решение уходить за рубеж. Отряд Дуганова отделился от Гордеева и ушёл на север, где 23 июня в селе Тупик вступил в бой с отрядом милиции, потерпел поражение и постепенно рассеялся. Свой отряд Гордеев разделил на две группы. Группа численностью 14 человек под командованием Анохова переправилась на правый берег Шилки в районе с. Старо-Лончаково, последовала к китайской границе и у села Усть-Начин была уничтожена вооруженными крестьянами. 17 человек Гордеев повёл в Нерчинский уезд. 2 июля около 12 часов дня в тайге в 65 верстах от города Нерчинска они внезапно попали в засаду, которую устроили бойцы из полка ОГПУ под командой Володина и бывшие красные партизаны из отряда Старика (Бутрина) (20), состоявшие в роте ЧОН во главе с Петуховым. В перестрелке погибли брат Гордеева Николай и многие единомышленники, следовавшие за ним с оружием в руках с мая 1922 года. Захар Гордеев и пять партизан ушли от погони, но 5 июля в 9 часов утра в пади Горбица Сретенского уезда попали в засаду кавалеристов, которыми командовал Юшков из летучего отряда Рокоссовского. Белые партизаны потеряли все вещи и лошадей, один был убит, второй тяжело ранен. Четверо оставшихся в живых, в числе которых был и сам Захар Гордеев, пешими бежали в тайгу. Они добыли лошадей и, питаясь лошадиным мясом, вышли в район станции Хадабулак Борзинского уезда, и в конце июля 1924 года пересекли границу.
9 июля 1924 года К.К.Рокоссовский отдал приказ по войскам боевого участка Сретенского и Нерчинского уездов, в котором объявлял об окончании операции (21). После 1924 года крупные белые формирования никогда не выходили на забайкальскую землю.

Из губотдела ОГПУ в Забайкальский губернский комитет РКП(б) направили справку, в которой информировали, что во время вторжения банд Мыльникова, Деревцова, Гордеева участвовало в операции 150 сабель Кубанской 5-й кавалерийской бригады, 168 сабель 2-го полка войск ГПУ и один бронепоезд, всего 338 сабель. Захвачено в плен 95 бандитов, убито 46 человек, ранено 36 человек. Наши потери: 9 человек убито, в т.ч. один сотрудник ОГПУ, председатель сельского Совета, начальник уездного отдела милиции, три бойца из отрядов ЧОН, один чоновец пропал без вести, ранено 13 человек (22).

В июле 1924 года Ю.И. Клиндеру «за беспощадную и успешную борьбу с контрреволюцией и поимку одного из главных руководителей контрреволюции на Дальнем Востоке генерала Мыльникова» объявлена благодарность. Были поощрены сотрудники губотдела и уездные уполномоченные ОГПУ (23).

В сентябре 1924 года Ю.И. Клиндер передал губотдел В.С. Корженко, и навсегда покинул Забайкалье.

Получая закордонную информацию о процессах в среде белой эмиграции, начальник губотдела В.С. Корженко с тревогой отслеживал кипучую деятельность «непримиримого врага трудящихся Забайкалья», как называли Гордеева в чекистских документах, и убеждался в том, что он становится наиболее действенной фигурой в Белом движении. С китайским паспортом на имя русского гражданина Касьянова Василия Ивановича Гордеев посещал различные города Китая, связывался с лидерами эмиграции, убеждал их, что в России, в том числе и в Забайкалье необходимо вести подпольную работу по подготовке условий для свержения Советской власти.

В декабре 1924 года в Шанхай из Франции прибыл представитель Великого князя Николая Николаевича генерал А.С. Лукомский. Он пригласил во французское консульство З.И. Гордеева, и между ними произошла обстоятельная беседа. Захар Иванович знал, что Лукомский в 1914-1917 годах был помощником военного министра Российской империи, в 1917 году – начальником штаба у Корнилова, а у А.И.Деникина в Верховном Правительстве России занимал пост военного министра (24). Генерал рассказал о намерении Великого князя, как Верховного Главнокомандующего Русской армией, выступить против Советской власти не позднее осени 1925 года. Великий князь считал, что сил будет достаточно: на Западе имеется армия генерала Врангеля численностью до 20 тысяч человек, а на Востоке население Забайкальской и Амурской областей готовы для восстания, белые беженцы в Китае ждут приказа к вооружённому выступлению. Гордеев горько разочаровал генерала, сообщив ему, что население Забайкалья по собственному почину не восстанет против власти, а Белая армия в Китае распалась (25). Он убедил генерала в необходимости проведения в СССР подпольной деятельности. Во время второй встречи Лукомский предложил Гордееву возглавить работу по созданию в Забайкалье подпольных ячеек, которые в нужный момент по приказу Верховного главнокомандующего поднимут население. Он передал Гордееву деньги и шифры. Захар Гордеев энергично взялся за дело. Вместе с Ктиторовым, Калининым и другими единомышленниками подбирал людей, способных вести подпольную работу.

По согласованию с центром Корженко санкционировал операцию по похищению Захара Гордеева. В ночь с 12 на 13 апреля 1925 года в номер гостиницы в г. Маньчжурия, где проживал Гордеев, вошли сотрудники губотдела ОГПУ, одетые в форму полицейских. Они усадили Гордеева в автомашину и перевезли через границу. Он содержался в Чите, где проходили его допросы в губотделе ОГПУ. ЦИК СССР принял специальное постановление, разрешающее Коллегии ОГПУ в «порядке исключения» рассмотреть дело З.И.Гордеева (26). 11 января 1926 года Коллегия признала его виновным в преступлениях направленных к свержению, подрыву и ослаблению рабоче-крестьянских Советов и приговорила к расстрелу. 30 января приговор был приведён в исполнение.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева); Жеребцов Г.А. Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: в 4 -х т. Т.II: А – З. – / Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2003, с.255).

2. Шильников Иван Фёдорович (1877-1934) – видный участник Белого движения. Окончил Оренбургское военное училище. Участник Китайского похода (1900г.), русско-японской войны (1904-1905 гг.), 1-й Мировой и Гражданской войн. Неоднократно ранен. С марта 1918 г. в Особом Маньчжурском отряде атамана Семёнова. В сентябре 1918 г. вместе с бригадой Забайкальского казачьего войска перешёл в подчинение А.В.Колчака, занимал ряд командных должностей в его армии. Генерал от кавалерии. В 1920 г. эмигрировал в Маньчжурию. Один из организаторов белоповстанческого движения в Забайкалье в 1921-23 гг. В 1934 г. – станичный атаман Забайкальской казачьей станицы в г. Харбине. (Апрелков В.Ю. Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: В 4 т. Т. IV: С – Я / Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2006, с.383-384). В 1922 г. И.Ф.Шильников и его жена Мария Васильевна по приговору Забайкальского Политического Народно-Революционного Суда ДВР заочно объявлены врагами народа (ГАЗК, ф. Р-362/с, оп.2, д.24, л.7).

3. Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева).

4.Там же.

5. Формирование тайных военных организаций проходило по принципу звеньев сверху вниз со строгим соблюдением конспирации. Организатор оперрайона подбирал командиров звеньев. Каждый командир звена находил себе двух заместителей, которые в свою очередь вовлекали в организацию по два бойца. В звено входил командир, два заместителя и четыре бойца, которые знали только своих начальников – заместителей. Два звена составляли отделение, два отделения – взвод и т.д. (См. Васильченко Э.А. Партийное руководство деятельностью чекистских органов по борьбе с контрреволюцией на Дальнем Востоке (1920 – 1922). – Владивосток, изд-во Дальневосточного университета, 1984, с.77).

6. На допросе в 1925 г. З.И. Гордеев рассказал, что нарушил правила конспирации, и это стало причиной преждевременного выступления отряда. В середине мая 1922 г. Гордеев у себя дома устроил ужин, на котором среди других гостей присутствовали председатель Читинского горуправления Полетаев и член управления Воронов. Подвыпивший Захар Иванович высказал им, что не позже, чем через два месяца начнётся оккупация ДВР японскими войсками, и с точки зрения национальной, чтобы отстоять суверенные права России на Дальнем Востоке, коммунисты должны передать власть правым. Он, Гордеев, становится во главе военной организации, объезжает казачьи станицы и призывает казаков к защите ДВР от японского вторжения под лозунгом: «За единую Россию, свободу и трудовой народ!» ДВР сохраняет существующие отношения с Советской Россией, которая должна дать средства для борьбы с японцами. Коммунисты, сдавшие власть, должны выехать из ДВР, за исключением нескольких человек по указанию правых. Эти вопросы Гордеев считал срочными и безотлагательными и просил обсудить их в коммунистических сферах. На следующий день Гордеев испугался, что наговорил много лишнего и, боясь ареста ГПО, вместе с полковником Васильевым уехал в отряд под с. Смоленка. 26 мая он направляет нарочного в Маньчжурию к Шильникову и ждёт его указаний. Так начинается вооружённая борьба З.И.Гордеева и его брата Николая, дезертировавшего из НРА. (Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева).

7. Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева).

8. «Дальневосточный телеграф», 1922, 15 июля.

9. «Боец и пахарь», 1922, 22 ноября.

10. Мыльников Фирс Ксенофонтович. Родился в 1887 г. в Забайкальской обл., г. Акша; служил в белых войсках. Эмигрировал в Манчжурию. Арестован 27 июня 1924 г.

11. Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева).

12.Там же.

13. ГАЗК, Ф. 81, оп. 1, д. 324, л.86.

14. Выписка из протокола № 18 закрытого заседания бюро Забгубкома РКП от 3 июня 1924 г.

2. Слушали: О бандитизме в уездах

Тов. Кузнецов делает оценку местному бандитизму…

Постановили:

1. Политическое положение восточных уездов (Сретенского и Нерч-Заводского) характеризовать следующим образом:

а) Бандитизм политический и имеет заграничный характер.

б) В среде крестьянства банды пользуются сочувствием и содейсвием только кулацких элементов деревни и тех, которые связаны с заграницей персонально (беженские).

в) Бедняцкие элементы и подавляющее большинство середняцкие на лозунги бандитских отрядов не пойдет и содействие им не окажет.

г) Отсюда опасности крестьянского восстания нет.

д) Слабостью положения являются слабая организованность бедняцких и близких нам слоев середняцкого крестьянства и пассивность ячеек РКП и РКСМ, благодаря некоторой несогласованности мероприятий ГПУ с губернскими партийными и советскими организациями.

2. Исходя из этого считать необходимым:

а) Решительную и скорую ликвидацию бандитизма военными методами.

б) Осуществление ряда мер по закреплению нашего политического положения в уездах, зараженных бандитизмом, экономического и административного характера.

3. Практическими методами борьбы наметить:

а) Создать губернское Военполитсовещание в составе:

1. Секретаря губкома.

2. ПредГИКа

3. Начдив

4. Военком див.

5. Нач. губотдела ГПУ

6. Губвоенком.

б) При отряде создать политтройку в составе: т.т. Бочкарёва, Литвинцева под председательством Рокоссовского.

в) Тройке вести работу в тесном контакте с Укомом, Уисполкомом и ГПУ, руководствуясь инструкцией, принятой декабрьской операцией по борьбе с бандитизмом, которую в основе утвердить.

г) Мобилизовать чонцев уезда по мере необходимости с обязательством их обеспечения…

к) В дальнейшем массовых изъятий в уезде не производить, согласовывая все крупные аресты предварительно с губернским центром.

л) Поручить ГПУ срочно разобраться в составе арестованных и возможное количество под соответствующей гарантией освободить.

Председатель Кузнецов (зам. секретаря губкома РКП)

Секретарь Иорш

15. Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК), ф. 81, оп.1, д.324, л. 93.

16. Как показала практика, руководить оперативно-войсковой операцией по борьбе с группами или отрядами диверсантов, террористов, партизан, действующих в нашем тылу, должен представитель органов безопасности, владеющим оперативным искусством. Перед ним и его подчиненными оперативными сотрудниками стоят задачи: оперативным путем выявить местонахождение тайного противника, численность, вооружение, его конечные цели, вероятные маршруты передвижения и места отдыха, пособников, сочувствующих и нейтрализовать их, рекомендовать войсковому командиру места засад и перехвата. Перед войсковым командиром, владеющим военным искусством, стоят задачи реализовать оперативную информацию, с меньшими силами и потерями пленить или уничтожить врага. В бою войсковой командир – единоначальник.

17. Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева). В своей разведсводке Ю.И. Клиндер отмечал личный героизм К.К. Рокоссовского. В отряде Рокоссовского было много красноармейцев, с которыми он прошёл Гражданскую войну. После проведения операции они демобилизовывались. Чтобы не рисковать их жизнью, он решил идти первым по тропинке в тайге.

18. Листовки были отпечатаны типографским способом на газетной бумаге размером 19х28 см. Гордеев обращался к казакам, крестьянам, бурятам, руководителям сельских властей, священнослужителям с призывом: «Нет никаких других путей для спасения Родины, для спасения себя и своего состояния, кроме борьбы самой упорной и беспощадной. Уничтожайте коммунистов! За Святую Православную Веру, за Родину! За свой собственный дом и за Русский Народ!» Другая листовка содержала обращение к военнослужащим: « Красноармейцы! На всём необъятном просторе России не осталось никаких групп населения, которые поддерживали бы ненавистный советский строй и только вы, состоящие в красной армии – служа в ней – составляете опору этой власти. Вам всё равно комиссары не верят! Запомните, что красная армия не годна для войны с иностранцами, поэтому то советская власть и миролюбива. Красную армию побили даже поляки, а ведь никогда в истории не было случая, чтобы поляки били Русскую армию, а красная армия – не Русская армия, но она может быть русской, когда повернет свои штыки против коммунистической рвани. Красноармейцы! Бросайте оружие, если вас пошлют против нас и если нельзя покончить с комиссарами – разбегайтесь. Приходите с оружием к нам, кто хочет бороться за Россию, мы встретим по-братски. Верьте мне – я не обманывал. Красноармеец запомни! В тот момент, когда ты сорвешь позорную звезду – ты станешь русским солдатом, тогда родится Русская армия и с нею вместе наше Отечество – Россия. Долой комиссаров! Долой красную армию! Да здравствует Русская армия! Начальник Забайкальской Белоповстанческой организации Захар Гордеев. Август, 1923 года». Аналогичные листовки Гордеев распространял и в 1924г. (Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева).

19. Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И. Гордеева: разговор по телеграфу 06.06.24; разговор по правительственному проводу 11.06.24; телеграмма Андерсона 13.06.24 г.; телеграмма Уборевича 17.06.24).

20. Бутрин Антон Никифорович (псевдоним Старик) (1868-1966), один из руководителей партизанского движения в Забайкалье и Приамурье. Из кубанских казаков. В 1905 г. за ранение офицера приговорён к смертной казни. Бежал на Дальний Восток, работал на золотых приисках и строительстве Амурской ж.д. В 1918г. воевал в красногвардейском отряде на Уссурийском фронте. После временного падения Советской власти перешёл на нелегальное положение, летом 1919г. возглавил партизанский отряд. В 1920г. отряд преобразован в 8-й полк НРА ДВР. 22.10.1920г. полк первым вступил в оставленную белогвардейцами Читу. После Гражданской войны руководил колхозом в Амурской обл., затем жил на прииске Херпучи и в Хабаровске (Баринов А.О., Василевский В.И. Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: в 4 –х т., Т.II: А – З. – / Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2003, с.165).

21. Приказ по войскам Сретенского и Нерчинского уездов № 09/ОП гор. Сретенск 9.VII – 1924 года 20 час.

Карта 2-10 в дм

§ 1.

1)Банда Гордеева ликвидирована. Бежавший с 3 бандитами Гордеев преследуется ЧОН. На протяжении всего участка банд нет. Оставшиеся одиночные бандиты вылавливаются местным населением и ЧОН.

2)Отряд Тащилина достиг Шилкзавода. Отряд Короткова и бронепоезд на ст. Зилово. Отряд Вьюшкова прибыл Сретенск. Отряд Индзера Газимурзаводе. Отряд Кащеева и взвод коммунистов Нерчзаводе. Отряды Качинского, Добрина и 70 дивизион в Сретенске.

Учитывая отсутствие необходимости держать некоторые отряды оторванными от базы снабжения и в цели предоставления заслуженного отдыха, приказываю:

а) комотряда Тащилину продолжать движение Сретенск походным порядком, достигнуть такового 12 июля с.г. к 12 часам;

б) комотряда Индзер. Собрать отряд и 10 сего месяца в 4 часа выступить из Газимурзавода в Сретенск, куда прибыть 12 сего месяца к 18 часам;

в) комотряда Короткову сняться с отрядом из занимаемого района и прибыть в гор.Сретенск, по прибытии куда присоединиться полку. Двигаться с таким расчетом, чтобы не переутомлять людского и конского состава;

г) комбронепоезда № 30. С получением настоящего отбыть с бронепоездом к своей базе на ст. Нерчинск;

д) комотряда Кащееву. Оставаться в Нерчзаводе, выполнять поставленную задачу наблюдения за нашей границей с Китаем на участке ранее указанном;

е) комроты ЧОН распустить мобилизованных чонцев в районе селений Адом, Чикичей, удовлетворив таковых причитающимися деньгами в зависимости от срока пребывания под ружьем каждого. Вменять в обязанности всем вообще чонцам поддерживать связь между ячейками, уничтожать появляющихся одиночек бандитов.

§ 2
Донесения представлять мне в Сретенск о выступлении и остановках на ночлеге. Отряду Кащеева порядок предоставления донесений прежний.

§ 3

Мои заместители прежние.

Нач. Боеучастка, он же Военный комиссар Рокоссовский.

Начальник штаба Арсеньев.

(Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева).

22. ГАЗК, ф. П-81, оп.1, д. 608, л. 50, 79.

23. В борьбе с политическим бандитизмом проявили себя: заместитель начальника губотдела Астров, начальник секретно-оперативной части Альсберг Ян Янович, начальник особого отделения Корженко Василий Саввович, приехавший из Крыма; начальник контрразведывательного отделения Давыдов Василий Ильич; начальник части пограничной охраны Шашков Анатолий Лукич; начальник административно-организационной части Шетц Павел Викторович; начальник информационного отделения Австриевский Семён Николаевич; сотрудник особого отдела ОГПУ 36-й дивизии Галкин и др. (Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю).

24. Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. – М.: Мысль, 1986, с.196.

25. «На основании личного опыта я доложил генералу Лукомскому, что население Забайкальской области по собственному почину не восстанет против Советской власти. Например, в 1924 году мне пришлось столкнуться с новой активной силой Советской власти в лице «комсомола», и что эта организация, воспитывая молодое поколение, склонна разрастаться». (Материалы архива Управления ФСБ России по Забайкальскому краю (Дело З.И.Гордеева, протокол допроса от 18.04.25).

26. Декрет ВЦИК РСФСР от 6 февраля 1922 г. о создании ГПУ РСФСР не предоставил право Коллегии ГПУ принимать внесудебные решения. В мае 1923г. ЦИК СССР наделил ГПУ правом непосредственного наказания сотрудников Разведуправления РККА за должностные преступления. В ноябре 1923 г. Коллегия ОГПУ СССР получила право внесудебного наказания осведомителей и информаторов. 28 марта 1924 г. ЦИК СССР создал при ОГПУ СССР Особое Совещание, которое занималось высылкой или заключением в концлагерь, расстрелом шпионов, контрабандистов, валютчиков, фальшивомонетчиков. (Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. – М.: Эксмо, Яуза, 2004, с. 388-439).

Алексей СОЛОВЬЕВ, полковник ФСБ в отставке, г. Чита



Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских