В начало » ИСТОРИЯ » Германская система обучения и подготовки специалистов-пропагандистов из числа бывших советских граждан (I)


Германская система обучения и подготовки специалистов-пропагандистов из числа бывших советских граждан (I)

Готовясь к нападению на СССР, Германия уделила огромное внимание его идеологическому оформлению. Фактически в каждой военной и гражданской структуре были созданы специальные отделы, отвечающие за пропагандистскую деятельность. Особое внимание было уделено работе с военнопленными и гражданским населением на оккупированных территориях. В рамках этого плана было создано несколько пропагандистских школ и курсов, готовивших специалистов-пропагандистов из числа бывших советских граждан. Развитие этой системы было напрямую связано с осложнившейся обстановкой на фронтах и провалом стратегии молниеносной войны. Провозглашение лозунга «совместной борьбы с большевизмом» вынудило германское командование развернуть новую долгосрочную программу агитации и пропаганды. А необходимость увеличения числа восточных сотрудников для ее претворения в жизнь повлекла за собой и расширение сети и структур для их подготовки.

Рассмотрим некоторые учебные структуры, созданные для подготовки пропагандистов «восточных» формирований.

Курсы подготовки административного персонала для оккупированных территорий в Вустрау

Предтечей учебных структур т.н. Русской освободительной армии следует считать лагерь в Вустрау, организованный летом 1942 года. Фактически он не имел отношения к Русской освободительной армии и к военной части РОД, однако 10 выпускников этих курсов, включая генерала Трухина, составили основной преподавательский костяк курсов пропагандистов РОА в Дабендорфе. Многие пропагандисты РОА также прошли первоначальную подготовку в указанном лагере.

Основой русской части лагеря послужил контингент военнопленных, находящихся в лагере Цитенгорст, в 5–8 км от Вустрау. До начала войны этот лагерь служил пунктом для немецких рабочих групп, несших трудовую повинность. В первый год войны Цитенгорст стал своего рода фильтрационным лагерем для отбора советских военнопленных в целях их подготовки для работы на оккупированных немцами территориях. Инициатором данной акции выступило министерство пропаганды. С образованием Министерства по делам оккупированных восточных территорий работа по «перевоспитанию советских военнопленных» была передана ему.

Ответственными за руководство с немецкой стороны, являлись доктор Кнюпфер и доктор Паллон — оба балтийские немцы, хорошо знавшие Россию. Техническая сторона была в ведении сотрудника министерства Розенберга — Френцеля. Инициаторами работ с русской стороны, а также первыми воспитателями лагеря стали русские эмигранты из НТСНП (Национально-трудовой союз нового поколения, впоследствии – Народно-трудовой союз НТС), служившие в министерстве восточных земель, — Д. Брунст, Ю. Трегубов, Р. Редлих.

Комиссию по отбору людей для министерства возглавил барон Дельвиг. Отобранные из различных пересылочных лагерей группы поступали в распоряжение министерства, а затем направлялись по различным «подготовительным» лагерям (Цитенгорст, Вустрау и т.п.). Предпочтение при наборе отдавалось фольксдойчам.

Участник отборочной комиссии В.Д. Поремский вспоминает о процедуре отбора так: «Отбор состоял из нескольких категорий — от 0 до 5. Люди с интеллектуальным уровнем ниже 3 не представляли интереса. Отбирали в основном по оценкам от 3 до 4,5. Человека, получившего 5, талантливого и который способен был сделать многое, — тоже не брали. Это было опасно. Дельвиг характеризовал таких: «хитрый, умный и может быть агентом». С такими людьми не рисковали, в списках их переводили на 0».

Первый набор в Цитенгорст состоялся в начале 1942 года. После отъезда Дельвига в апреле–мае руководителем набора и старшим в лагере стал Д.В. Брунст.

Состав первого набора подразделялся на 3 группы.

1-я группа — около 6 человек. Все имели высшее образование, это «люди интеллектуально развитые, способные повести за собой других». Среди отобранных были генерал Ф.И. Трухин, А.Н. Зайцев, Флегонтов, Штифанов. Впоследствии ряд из них стали преподавателями в Дабендорфе. Занятия с группой проводил сам Брунст.

2-я группа — около 30–40 человек. В основном группу составляла молодежь со средним образованием, с несформировавшимся мировоззрением. Руководил группой Р.Н. Редлих. Обучение или беседы проводились без официальной программы, в основном по «зеленым романам» НТСНП и лекциям русского философа И. Ильина по русской государственности.

3-я группа — около 80 человек, руководил ею Трегубов. В нее вошли люди с минимальным образованием и, по словам ее начальника, малоперспективные для дальнейшей антикоммунистической деятельности. Пропагандистская работа в группе сводилась в основном к беседам на общие темы и объяснениям, что такое немецкий национал-социализм.

Вспоминая о направленности лекций в Цитенгорсте, Н. Штифанов, один из слушателей первого набора, писал, что «обязанностью преподавателей-солидаристов было научить обучающихся любви к национал-социализму и к великой Германии. Но, исполняя свой долг, преподаватели тайно учили слушателей солидаризму, потихоньку подготавливали некоторых из обучающихся к вступлению в их союз, одновременно подкармливали и спасали многих от голодной смерти» [1].

Обстановка в лагере была относительно свободной. Военнопленные (преимущественно 3-й группы) направлялись на сельскохозяйственные работы, что позволяло им добывать дополнительное питание.

Занятия или беседы проходили с 8.00–9.00 до 12.00, далее — обеденный перерыв. Обучение возобновлялось около 15.00.

Первый набор находился в Цитенгорсте примерно до августа 1942 года, после чего весь русский состав был переведен в лагерь Вустрау. В конце 1944 года в лагере Цитенгорст размещалась подготовительная офицерская школа РОА.

Вместимость лагеря — около 1000 человек. Его назначение — подготовка гражданского персонала для работы на оккупированных русских, украинских, кавказских и других территориях. Лагерь строго делился по национальностям, во главе стоял националистически настроенный руководитель. Немецким начальником лагеря являлся Кнюпфер, родившийся в Эстонии.

Русскую секцию, не превышавшую 150 человек, возглавляли члены НТС Д. Брунст, Р. Редлих, Ю. Трегубов. Первой группой НТС руководил Д. Брунст. Позже в лагерь прибыли В. Поремский, Н. Бевад и К. Евреинов. Организацию и административную работу секции возглавил Поремский. Внутренним начальником русской секции лагеря был назначен генерал Ф.И. Трухин.

Украинская секция насчитывала около 200 человек, кавказская — 300–400 [2].

Русские ведали библиотекой (заведующий проф. Минаев) и медицинским обслуживанием, украинцы — охраной и дисциплиной, кавказцы — кухней. В числе украинской группы были представитель украинско-бандеровских кругов Джила, профессор Гореславцев, Приступа.

В лагере издавались национальные газеты, например мусульманская «Газават», которую выпускал А. Авторханов. Девизом газеты были слова: «Аллах над нами, а Гитлер с нами» [3].

Среди предметов, преподававшихся на образованных в лагере политических курсах, основными являлись: пропаганда — курс вел В. Поремский (март 1942 — май 1944 г.); национал-социализм и история Германии — вел Трегубов и др. Редлих читал лекции о возникновении мировоззрения солидаризма, о философских системах, из которых это мировоззрение вышло. Дополнительные лекции и доклады читали сами курсанты, в основном по профессиональным вопросам. Темы лекций не утверждались немецкой стороной, их направленность варьировалась в зависимости от общего положения на военном и политическом фронтах [4].

Кроме теоретических занятий для курсантов организовывались экскурсии в целью ознакомления их с практической жизнью в Германии. Желающие могли даже посещать православные церкви.

После прохождения 3-месячного курса обучения некоторые слушатели официально освобождались из плена и направлялись для работы на оккупированные территории. В частности, выпускники русской секции (группы в среднем по 50 человек) переводились в распоряжение немецкой гражданской администрации в Смоленске. По прибытии в город им предлагали на выбор рабочие места, в основном в небольших городах области. Особенно поощрялась служба в полиции. Многих устраивали по прежним, довоенным специальностям — врачами, учителями, инженерами и т.п. Распределял группы и их курировал Редлих.

В марте 1943 года группа слушателей лагеря Вустрау в количестве 10 человек была переведена на курсы пропагандистов РОА, организованные в Дабендорфе, на должности преподавателей. В группу входили генерал Трухин, Синицын (Гаранин), Штифанов, Зайцев (Артемов) и др.

Как отборочный лагерь Вустрау просуществовал примерно до конца 1944 года. С 1943 года он стал фактически сборным лагерем для интеллигенции, прибывавшей с оккупированных немцами территорий.

Курсы пропагандистов в Вульхайде

Курсы пропагандистов в Вульхайде (предместье Берлина) были созданы отделом пропаганды главного командования вермахта в феврале 1942 года. Территориальной базой стал бывший лагерь для французских военнопленных. Основной задачей созданных курсов являлась подготовка из числа советских военнопленных солдат и офицеров (в основном с высшим и техническим образованием) антикоммунистических пропагандистов для работы в прессе и на радио по линии Министерства пропаганды, а также для работы в лагерях советских военнопленных.

За время существования курсы подготовили 4 выпуска.

Первая группа слушателей численностью около 50 человек начала занятия в середине февраля, к концу апреля того же года она была направлена на пропагандистскую работу в лагеря военнопленных [5].

Обучение курсантов второго набора проходило с июня по август 1942 года. Численность набора — около 300 человек. С июля 1942 года помощником начальника курсов по учебной части стал бывший полковник Красной Армии В.Ф. Малышкин.

Состав третьего набора (сентябрь–октябрь 1942) насчитывал тоже около 300 человек. Аналогичным был и четвертый набор, обучение которого проходило с октября по декабрь 1942 года.

Руководил всей учебной работой курсов с начала их возникновения и до конца зондерфюрер (позже — лейтенант) Георг фон дер Ропп. В практической деятельности в Вульхайде он был подчинен зондерфюреру «К» Мосхаку (на правах капитана) — сотруднику ОКВ–ВПр-4 [6]. Немецким комендантом лагеря являлся бывший ротмистр австро-венгерской императорской армии Вейнбекка. Первыми преподавателями курсов стали Г. фон дер Ропп и начальник учебной части лагеря зондерфюрер Ланге, служивший в свое время в российской императорской армии [7]. Основы национал-социализма преподавались по сокращенному переводу популярной немецкой брошюры, сделанному фон дер Роппом. Процесс обучения состоял из диктовки текста специально отобранными для этого военнопленными [8]. Такая «методика» обучения сохранялась до тех пор, пока учебный процесс не возглавили преподаватели из числа военнопленных.

Состав последующих наборов после контрольного собеседования с комиссией курсов под председательством фон дер Роппа разбивался на группы — корпоральства (искаженное «корпорация») численностью около 40–50 человек и зачислялся на курс. Во главе корпоральства стоял так называемый помощник корпоральства. Комиссия выясняла в основном два вопроса: является ли данный слушатель непримиримым врагом коммунистического режима и желает ли он быть по окончании курсов пропагандистом среди военнопленных [9]. Немецкие офицеры гестапо, как правило, в контрольно-отборочную комиссию не входили [10].

В каждую сформированную группу назначался руководитель из числа хорошо окончивших предыдущий курс, который являлся одновременно и преподавателем, он вел группу до окончания занятий.

В разное время групповыми руководителями курсов являлись: полковник Н.С. Бушманов (август 1942 — март 1943), читавший одновременно курс лекций по теме «Основы национал-социализма» [11]; майор Г.А. Пшеничный (август 1942 — март 1943); лейтенант Н.И. Иванов (август 1942 — март 1943); интендант 3-го ранга И. Соболев (август 1942 — март 1943); лейтенант К. Крылов (декабрь 1942 — март 1943); военинженер 3-го ранга Е. Арсеньев (октябрь 1942 — март 1943); военинженер 3-го ранга Ливенцев (октябрь 1942 — март 1943); интендант 2-го ранга Д.Д. Падунов (октябрь 1942 — март 1943) [12], а также старший лейтенант Рожановский, лейтенанты Ахминов, Серостанов, Ромашкин, Харчев и капитан Самыгин [13]. Начиная со второго набора основными руководителями с русской стороны являлись генерал В.Ф. Малышкин, направленный в лагерь в апреле 1942 года, полковник Н.С. Бушманов и капитан Зинов [14].

Программа теоретического курса включала следующие темы:

1. Понятие о расе, определение рас, классификация, происхождение рас — 6 часов.

2. Нация и национальный вопрос в фашистском толковании — 10 часов.

3. Народ — определение народа, признаки его, культура, быт, религия — 12 часов.

4. Социализм в фашистском понятии — 6 часов.

5. Национал-социализм — 10 часов.

6. Пацифизм и война — 16 часов.

7. Критика марксизма — 16 часов.

8. Критика большевизма — 20 часов.

9. Критика советской системы — 6 часов.

10. Государство — понятие о государстве в фашистском изложении — 10 часов.

11. Монархия и республика — 12 часов.

12. Революция и контрреволюция — 12 часов.

Кроме того, преподавался немецкий язык 3 раза в неделю по 2 часа, проводились экскурсии в Берлин и по окрестностям. Цель экскурсий — показ сельского хозяйства, промышленных предприятий, музеев Германии и Берлина. На экскурсии курсантов возили одетыми в гражданское платье [15]. После экскурсии каждый участвовавший в ней был обязан в письменном виде изложить свои впечатления о поездке и сдать их руководителю группы не позднее следующего дня. Эти письменные работы просматривались преподавателем и оценивались по пятибалльной системе [16]. В лагере издавалась газета «Помощник», в которой печатались в основном переводы из немецких газет [17].

В декабре 1942 года, с выходом обращения генерала Власова к русскому народу программа курсов была расширена двумя темами: «Русское освободительное движение» и «Англия — исторический враг России». Прочитывались они всему составу слушателей после завершения курса. Первую тему читал генерал Малышкин, вторую — генерал Благовещенский [18]. Срок обучения на курсах колебался от 1 до 3 месяцев.

Следует отметить, что слушатели курсов оставались военнопленными, содержались за проволокой, охранялись немецким караулом, размещались в бараках и получали паек военнопленных. Кроме немецкой охраны существовала и внутрилагерная русская охрана порядка, подчиненная русскому коменданту курсов (старшине лагеря) полковнику Г.И. Антонову.

По данным полковника В.В. Позднякова, каждый слушатель получал 350 граммов хлеба в день, утром — жидкий суп, днем — густой (зачастую из шпината), вечером — суррогат кофе и небольшие порции сахара, маргарина, сыра и колбасы. Преподавателям давали дополнительную порцию обеденного супа.

Курсанты размещались в деревянных бараках по 15–20 человек в комнате. Спали они на деревянных двухъярусных койках, с матрацами и одеялами, но без постельного белья. Посещение бани и лагерного парикмахера было регулярным. Старшие офицеры и генералы размещались в отдельном бараке, изолированном от бараков курсантов.

Слушатели в период обучения имели право отказаться от прохождения курса. В этом случае они направлялись в рабочий лагерь военнопленных, существовавший при курсах Вульхайде. В связи с тем, что лагерь находился в ведении eправления железными дорогами, отказавшиеся от обучения занимались ремонтно-восстановительными работами на железнодорожных путях, получали сносное по сравнению со слушателями курсов питание [19].

Курсы в Вульхайде, вероятно, были также базой для формирования групп специального назначения. Так, по свидетельству полковников Бушманова и Позднякова, в июле (по другим данным — в сентябре–октябре) 1942 года в Вульхайде из лагеря для советских летчиков в г. Лодзь прибыла группа из 11 человек, возглавляемая подполковником авиации Ершовым. Эту группу прозвали «группой полицейских». Занимались прибывшие отдельно от основного состава слушателей под руководством фон дер Роппа. По мнению полковника К. Власова, находившегося в Вульхайде с 10 мая 1942 года по 2 января 1943 года, группа предназначалась для диверсионной деятельности [20]. Однако после окончания курсов из состава данной группы была сформирована разъездная пропагандистская бригада, которая работала главным образом в оккупированных немцами областях Украины.

Есть упоминание еще об одной группе, находившейся весной 1942 года в Вульхайде. Состояла она из подростков оккупированных немцами областей, численностью около 200 человек. Начальником группы был генерал Благовещенский. По предположению полковника Позднякова, группа готовилась для ведения разведывательной и диверсионной работы в советском тылу [21]. Насколько это мнение соответствует действительности, сказать трудно. Однако известно, что в апреле 1942 года Благовещенский был назначен начальником «школы молодежи», проводившей подготовку молодых пропагандистов. Школа просуществовала около двух месяцев, затем ее состав расформировали и отправили на сельскохозяйственные работы. Таким образом, можно сказать следующее: если группы Ершова и Благовещенского готовились для разведывательно-диверсионной деятельности, то в лагере Вульхайде они проходили соответствующую идеологическую подготовку. Отчасти это подтверждается тем, что в различное время в Вульхайде находились многие пленные советские генералы и старшие офицеры, велась их идеологическая обработка в целях привлечения к борьбе против коммунистического режима. Например, здесь были генерал-лейтенанты П.Г. Понеделин, Ф.А. Карбышев, Ф.А. Ершаков, генерал-майоры П.В. Богданов, М.Г. Снегов, Е.С. Зыбин, А.Н. Севостьянов и другие.

Курсы пропагандистов РОА в Смоленске

Они были организованы в конце 1942 года по инициативе отдела пропаганды восточных войск и штаба 4-й армии. Цель курсов — подготовка пропагандистов для работы в добровольческой прессе, например в редакции смоленской газеты «За свободу».

Должность начальника курсов исполнял немецкий лейтенант Ритвегер, а старшего преподавателя — зондерфюрер Бэте. Лектором курсов был бывший офицер русской добровольческой армии поручик Бурцев.

Курс обучения длился около двух месяцев. Личный состав, около 40–60 человек, состоял в основном из военнослужащих «восточных» батальонов и казачьих антипартизанских отрядов. В качестве приветствия был принят клич «За Русь!».

По всей видимости, курсы действовали примерно до середины 1943 года [22].

Курсы пропагандистов РОА в Риге

Эти курсы были организованы в первых числах июня 1944 года при штабе группы армий «Север», непосредственно подчинялись подотделу «активная пропаганда» (ВПР–4 ОКВ) под руководством полковника Мартина. Начальником курсов был назначен капитан М. Зелевский из школы пропагандистов РОА в Дабендорфе, куратором (инспектором) — «старший русский офицер пропаганды» при штабе группы армий «Север» полковник В.В. Поздняков.

Первый набор курсов состоял из 13 слушателей. После трехнедельного обучения курсанты получили звание «пропагандисты РОА», были официально освобождены из плена и направлены по местам службы.

Второй набор состоялся 20 июня, обучение длилось 4–5 недель. Состав курсантов — около 40 офицеров РОА, не проходивших курс обучения в Дабендорфе, офицеры и солдаты добровольческих частей и добровольные помощники на службе в тыловых частях. Последние составляли большинство. Образование курсантов было различным — от семилетки до среднетехнического образования и высшего.

Размещались курсы в помещении рижского ресторана «Вилла нова» и охранялись (с 22.00 до 7.00) караулом, назначавшимся из переменного состава курсов под руководством офицера постоянного состава.

Каждую неделю курсантам выделялось несколько часов на самоподготовку: для повторения пройденного материала, подготовки доклада, который каждый курсант должен был прочитать в течение обучения. Тема доклада выбиралась по личному усмотрению докладчика.

Преподавателями курсов были: профессора Арнольдов – философия, Львов — история русской литературы, Андреев и Осипов — критика марксизма; капитан Залевский — основы Русского освободительного движения; капитан Боженко — методика и практика работы пропагандиста на фронте; капитан Будный — методика подготовки курсантов в Дабендорфе; поручик Ш. (фамилия неизвестна) — лекции о Германии.

Обучение пропагандистов второго (и последнего) набора было закончено 27 июля 1944 года. В августе в связи с приближением к Риге Красной армии курсы были эвакуированы в Дабендорф.

Женские курсы пропагандисток в Пскове-Риге

Женская рота пропагандисток была сформирована летом 1944 года по инициативе баронессы Марии де Сметт и размещалась недалеко от Риги, в местечке Лигат. Личный состав роты был укомплектован из слушательниц курсов, созданных в конце 1943 года в Пскове. Из выпускниц псковских курсов предполагалось создать службу социальной помощи в занятых немцами областях. В компетенцию пропагандисток должны были входить: организация яслей и детских садов, уход за стариками и инвалидами, посреднические функции между немецкими властями и населением. Состав курсов насчитывал около 30 человек, руководство осуществляла журналистка баронесса Мария де Сметт, имевшая звание зондерфюрера «К». Через неделю после открытия курсов вся группа в связи с наступлением советских войск на Псков была эвакуирована в Ригу.

В женскую роту по распоряжению полковника Позднякова были направлены для преподавательской работы капитан Боженко (читал лекции по основам РОД, способам и методам пропаганды, еврейскому вопросу), Полянский, капитан Будный (читал лекции по истории России, женскому движению). Последний стал фактически начальником курсов. Литературу, искусство и музыку преподавал подпоручик Афанасьев. Отдельные лекции читали научные сотрудники из Риги.

К этому времени состав курсов включал: начальника, унтер-офицера, штабс-ефрейтора, обер-ефрейтора, ефрейтора, поручика РОА, портного (из военнопленных), сапожника (из военнопленных), троих хиви (нем. Hilfswilliger — добровольные помощники Вермахта) и 32 пропагандисток, 17 из которых обычно находились в поездках в целях ведения пропаганды.

Интересно отметить, что со времени организации курсов отношения Марии де Сметт с РОА были довольно сложными. Несмотря на то, что пропагандистки по своей инициативе носили на форме нарукавные нашивки РОА, идти в официальное подчинение к Власову баронесса отказывалась. Лишь приближение окончания войны вынудило ее заняться вопросом официальной передачи состава курсов под начало РОА, да и то после того, как группа пропагандисток обратилась с письмом к Власову с просьбой подчинить их РОА и сместить де Сметт. Письмо подписали все пропагандистки, кроме двух, находившихся в это время в отъезде. По возвращении на курсы они также заявили о своем желании вступить в РОА и поддержали требование сместить де Сметт и назначить на ее место русского начальника. Однако по требованию немецкого командования де Сметт была оставлена и произведена в капитаны.

Осенью 1944 года при наступлении Красной армии на Ригу курсы были эвакуированы в Дабендорф [23]. По списку в состав группы де Сметт входило 150 человек. Большинство не имело отношения к курсам, а было включено в их состав для эвакуации в Германию. По прибытии в Дабендорф пропагандистки поступили в распоряжение заместителя начальника организационно-методического отдела Главного управления пропаганды КОНР А. Ковалева, а спустя некоторое время — в распоряжение 2-й дивизии РОА. До этого, по воспоминаниям начальника организационно-методического отдела Н. Штифанова, женская рота пропагандисток находилась в ведении министерства пропаганды.

Нескольких выпускниц курсов де Сметт планировалось включить в пропагандистскую группу 1-й дивизии РОА во время Одерской операции. Однако этот план не был осуществлен.

Весной 1945 года при переходе чешской границы рота получила приказ вернуться в Германию и рассеяться («спасаться самим»).

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Архив автора. Письмо Штифанова Н. Константинову Д. от 10 февраля 1978.

2. Беседа с Редлихом Р.Н. от 10 апреля 1996.

3. Архив автора. Письмо Трегубова Ю.А. от 20 марта 1998.

4. Беседа с Редлихом Р.Н. от 11 марта 1998.

5. Поздняков В.В. Рождение РОА. Сиракузы, 1972. С. 23.

6. Там же. С. 239.

7. ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р32833. Т. 1. Л. 49, 49 об.

8. Материалы к истории ОДНР (1941–45). Изд. СБОНР. 1970. С. 21.

9. Поздняков В.В. Рождение РОА. С. 24.

10. ЦА ФСБ РФ. Арх. № РЗ2833. Т. 1. Л. 50.

11. ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р32833. Т. 2. Л. 344.

12.ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р32833. Т. 1. Л. 100, 101.

13. Протокол допроса Благовещенского от 30 января 1946. Л. 17.

14.ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р32833. Т. 1. Л. 252.

15. ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р32833. Т. 1. Л. 49–49об.

16. Поздняков В.В. Рождение РОА. С. 24.

17. Китаев М. Как это началось: из воспоминаний сотрудника газеты «Заря». Нью-Йорк, 1970. Вып.2. С. 21.

18. Поздняков В.В. Рождение РОА. С. 25.

19. Штрик-Штрикфельдт В.К. Против Сталина и Гитлера. М., 1993. С. 150.

20. ЦА ФСБ РФ. Арх. № Р32833. Т. 1. Л. 179–182.

21. Поздняков В.В. Рождение РОА. С. 241.

22. Николаев А. Так это было. Франция-Германия. 1982. С. 169, 174, 187, 192, 197.

23. Поздняков В.В. Рождение РОА. С. 203, 253.

Александр ОКОРОКОВ, доктор исторических наук


Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских