В начало » ИСТОРИЯ » Германская система обучения и подготовки специалистов-пропагандистов из числа бывших советских граждан (II)


Германская система обучения и подготовки специалистов-пропагандистов из числа бывших советских граждан (II)

В прошлом очерке мы рассказали о некоторых немецких школах по подготовке пропагандистов из числа бывших советских граждан. Данный материал посвящен двум самым крупным учебным структурам: школе пропагандистов РОА в Дабендорфе и подготовительным курсам пропагандистов РОА в Люкенвальде.

Школа пропагандистов РОА в Дабендорфе

Курсы пропагандистов РОА (позже школа) были организованы по распоряжению начальника отдела иностранных армий Востока Генерального штаба сухопутных войск полковника (позже генерал-майора) Р. Гелена и согласованы с начальником отдела пропаганды ОКВ генералом Веделем в феврале 1943 года (официально открыты 1 марта). Они располагались на территории бывшего лагеря для французских военнопленных в местечке Дабендорф, близ Берлина. Позже это место, вероятно в целях конспирации, стало именоваться лагерем Глинники - по названию соседней деревушки.

Официальным начальником Дабендорфа являлся капитан В.К. Штрик-Штрикфельдт — сотрудник отдела Гелена. Он пользовался правами командира батальона. Дабендорф официально именовался пропагандным батальоном особого назначения («Ost-Propaganda Abteilung zur besondere Verfügung»).

Штрик-Штрикфельдт был подчинен начальнику подотдела «Активная пропаганда» (ВПр–4 — в отделе пропаганды ОКВ генерала Веделя). Начальник отдела полковник Мартин, пользуясь правами командира полка, одновременно являлся связным офицером Министерства пропаганды. Одно из отделений его отдела (отделение «Россия») возглавлял капитан Гроте — связной офицер министерства Розенберга. Оно было непосредственно связано с Дабендорфом и контролировало его в отношении издания газет, листовок и пропагандных акций.

Программы занятий и учебный план курсов непосредственно рассматривали зондерфюрер «К» Мосхак — сотрудник ВПр–4 и начальник другого его отделения, связанного с Министерством пропаганды. Заместителем зондерфюрера Мосхака и его помощником являлся лейтенант Цигезар — официальный представитель Национал-социалистической партии, контролировавший работу шулюнсляйтера курсов, т.е. лейтенанта фон дер Роппа. Помощником последнего являлся русский эмигрант зондерфюрер Рогожин. Фон дер Ропп и Рогожин непосредственно подчинялись Мосхаку и Цигезару.

Основой постоянного состава курсов были преподаватели и выпускники курсов пропагандистов в лагере Вульхайде. Первая группа численностью 22–25 человек для обслуживания курсов была сформирована в лагере Вульхайде и 27 февраля 1943 года переведена в Дабендорф. В ее состав входили повара, уборщики, фельдшеры, парикмахеры, сапожники, портные и т.п. и 4 руководителя учебных групп Вульхайде, включая 2 офицеров — майора Г. Пшеничного и полковника Н.С. Бушманова. По прибытии в Дабендорф группа была официально освобождена из плена и 28 февраля приведена к присяге генералом Малышкиным. Руководителем курсов был назначен генерал Благовещенский.

Первоначально курсы имели следующую структуру:

— Командование: начальник — генерал Благовещенский; учебно-строевая часть: начальник — полковник Н.С. Бушманов (с 28 февраля по 30 июня 1943); хозяйственная часть (взвод): начальник — в первые дни немецкий фельдфебель, а с 3 марта 1943 — полковник К.С. Власов;

— 1-я офицерская рота: командир — майор Г.А. Пшеничный;

— 2-я унтер-офицерская и 3-я солдатская роты, обеими командовали руководители групп в Вульхайде из числа рядового состава.

Первый сбор в количестве 250–300 человек прибыл на курсы в конце февраля и приступил к занятиям 1 марта 1943 года. Контингент слушателей в основном (около 70 %) составили офицеры, унтер-офицеры и солдаты «восточных» частей, охранных и полицейских отрядов, находившихся на Восточном фронте.

В основу теоретического курса была положена программа, апробированная в Вульхайде с дополнением тем по Русскому освободительному движению: задачи Русского освободительного движения, задачи пропагандистов РОА в частях и лагерях военнопленных; задачи печати РОД.

В программу обучения, кроме теоретической части и экскурсий по Берлину, входили строевые занятия — 6 часов в неделю и занятия по физподготовке — 3 часа в неделю.

Первый сбор, по сведениям майора Пшеничного, продолжался 3 недели и был официально закрыт 22 марта 1943 года. По выводам Пшеничного, «он не дал ощутимых результатов: прошел наспех, курс обучения не был подготовлен, лагерь не оборудован. Курсы не сумели заинтересовать слушателей, пробудить у них интерес к занятиям».

Второй сбор составили пропагандисты, прошедшие в различное время курс обучения в Вульхайде. Продолжался он 2 недели (закончился 14 апреля).

Формально офицеры постоянного состава не были подчинены немецкому коменданту, но были обязаны приветствовать его при встрече, а при следовании с подразделениями докладывать о маршруте и цели.

Все распоряжения относительно увольнения, отпуска, командировки, банных дней и т.п. делались через коменданта или от его имени.

Курсы не имели своей печати, а подпись начальника курсов на документах признавалась только внутри курсов. Весь учет — денежный, вещевой, продовольственный — проходил через немецкую канцелярию [1].

В лагере было организовано 2 офицерских казино, отдельно для немецких офицеров и для русских. Последние не имели права посещать немецкое казино. Русское казино снабжалось пищей из общего котла, для немецкого готовили специально и завозили спиртное. На территории лагеря существовал немецкий офицерский ларек (кантина), для русских офицеров ларька не было.

Состав курсов получал денежное содержание (верзольд — карманные деньги) — 16 марок в месяц вне зависимости от чина [2].

Со второго набора количество рот было увеличено до пяти. Командирами рот и взводов назначались наиболее опытные офицеры из вновь прибывших. Число взводов в ротах не было постоянным, оно определялось количеством слушателей, прибывающих на сбор. Каждый взвод роты представлял собой учебную группу в 25 человек.

Как и в предыдущий сбор, поступившие в Дабендорф принимали присягу. 40 человек из прибывших принимать присягу отказались и были возвращены в лагеря военнопленных [3].

К 25-26 марта 1943 года в Дабендорф прибыла группа преподавателей из лагеря Вустрау, чтобы осуществлять учебный процесс на курсах. В группу входили: Ф.И. Трухин (старший группы), назначенный в апреле 1943 года заместителем начальника курсов в Дабендорфе по учебной части; А.Н. Зайцев — старший преподаватель по идеологии; Н.Г. Штифанов — старший преподаватель по советскому режиму; В.А. Богомолов — преподаватель взводной группы; Дашков — преподаватель взводной группы; Г.Г. Деменков — преподаватель взводной группы; А.А. Кандауров — преподаватель взводной группы; С. Соболевский — преподаватель взводной группы; Б. Хаханин — преподаватель взводной группы; Мысиков (позже отказался от преподавательской должности в Дабендорфе и вернулся назад в лагерь).

Третий сбор состоялся в апреле–мае 1943 года и длился 3 недели. Личный состав (около 200 человек) комплектовался из военнослужащих «восточных» батальонов, действовавших на кавказском участке фронта (в основном это были казаки). Около 50 % прибывших имели высшее образование. В середине мая 1943 года слушатели разъехались по своим частям. Примерно с этого времени курсы пропагандистов в Дабендорфе стали именоваться офицерской школой РОА.

Четвертый сбор состоялся в конце мая 1943 года. По существу, это был первый нормальный сбор, на котором программа была пройдена полностью, а слушатели состояли из военнопленных. Курсанты составили 5 полностью укомплектованных рот: 1-я и 2-я — офицерские, остальные унтер-офицерские и солдатские, численность — по 100–150 человек в каждой.

В конце лета 1943 года при въезде в Дабендорф, кроме немецкого флага, был введен и русский — андреевский. Торжественный подъем флагов производился ежедневно в 7.00, а спускались флаги в 20.00 или 21.00, в зависимости от времени года.

Срок обучения 4-го сбора составил 6 недель.

Программа курсов включала 3 раздела:

1-й раздел. Германия: исторический очерк развития Германии (до Версаля); история национал-социалистического движения; основы национал-социализма; еврейский вопрос; государственное и общественное устройство Германии; рабочий вопрос в Германии; сельское хозяйство в Германии; социальная помощь в Германии; семья и воспитание молодежи в Германии.

2-й раздел. Россия и большевизм: краткое знакомство с многовековой историей русского народа и развитием его государственности; идеологический гнет в СССР; земельная политика советской власти; рабочий вопрос и стахановщина; советская интеллигенция и культура; семья, молодежь, воспитание и образование в СССР; борьба власти с населением; экономическая политика советской власти; внешняя политика СССР; еврейство в России; Россия под властью большевиков; Англия — исторический враг России; русский народ и германский народ; СССР и Германия.

3-й раздел. Русское освободительное движение: основы Русского освободительного движения.

10 июля 1943 года четвертый сбор был официально завершен. Часть выпускников была назначена во Францию, Италию, Бельгию, Данию, Чехию, Австрию и другие места, где дислоцировались восточные батальоны.

Описывая состав 8-го (4-го) курса, бывший лейтенант Красной армии Смирнов отмечал, что на основе анкет, с которыми ему удалось ознакомиться (согласно графе «обижен или не обижен советской властью»), слушателей можно было разделить на 3 категории: первая — около 60 % — лица, которые подвергались репрессиям в 1937–1938 гг. или были осуждены в первые годы войны; вторая — 20 % — это лица, занявшие выжидательную позицию, которые не участвуют в каких-либо активных акциях; третья категория — 20 % — это «бывшие большевики». К их числу он относил группу «старых» пропагандистов, посаженных 30 августа «за проволоку», так как они вели патриотическую пропаганду. Среди арестованных были Боженко, лейтенанты Иванов, Фирс, Жуков и др.

Говоря о настроениях слушателей, Смирнов отмечает, что к указанному периоду стало нарастать недоверие к немцам, появились сомнения относительно реальности создания при их содействии Русского освободительного движения.

В задачу выпускников входила пропагандистская работа в добровольческих частях, информирование о моральном состоянии личного состава соответствующих немецких инстанций и руководства РОА. Последнее выполнялось в секретном порядке.

В конце марта — начале апреля 1943 года при Дабендорфе была организована аттестационная комиссия по присвоению офицерских званий. Ее возглавил генерал-майор Ф.И. Трухин. Членами комиссии являлись начальник учебно-строевой части курсов и командир роты, личный состав которой проходил аттестацию. Комиссия опрашивала по очереди весь офицерский состав РОА, находившийся на курсах, о прохождении им службы в Красной армии, решала вопрос о присвоении звания. Решение комиссии утверждал начальник курсов генерал-майор Благовещенский с последующим направлением аттестации в Русский комитет для утверждения. С марта по июнь 1943 года комиссией было аттестовано около 500 человек, примерно 200 из них были присвоены офицерские звания, а остальным — младших командиров или рядовых бойцов, в зависимости от звания в РККА. Председателем комиссии в конце 1944 года был майор Демский (командир 605-го восточного батальона «Волга»).

В апреле 1943 года, спустя месяц после организации курсов пропагандистов, группа старших офицеров Дабендорфа — Бушманов, Трухин, Малышкин и Благовещенский — провели работу по составлению положения о службе офицерского состава РОА. Однако ее пришлось приостановить из-за нехватки исходных материалов. К июню 1943 года были разработаны только установление чинов и порядок их присвоения (без определения срока пребывания в тех или иных чинах). Было принято предварительное положение, соответствующее в основном нормам старой царской армии.

Из окончивших курсы формировались специальные группы, которые направлялись для пропагандистской работы в лагеря советских военнопленных и добровольческие части, дислоцировавшиеся на оккупированных территориях СССР и Европы. Так, согласно сохранившимся сведениям в 18-й армии (Ленинградское направление), в 1943 году находилось 25 пропагандистов РОА под командованием капитана Гончарова. Среди них: капитан Тишин — в 30-й пехотной дивизии, капитан Белай (21-я противовоздушная дивизия), Горбачевич (121-я пехотная дивизия), старший лейтенант Кодаков (12-я противовоздушная дивизия), фельдфебели Сидоров и Колпаков (126-я пехотная дивизия), старший лейтенант Гарагай (215-я пехотная дивизия), старший лейтенант Бровченко (21-я пехотная дивизия) и др. По сведениям бывшего пропагандиста РОА Г. Луганского, к концу 1943 года Дабендорф имел уже своих постоянных представителей (пропагандистов-инспекторов) при 100 фронтовых дивизиях и при всех комендатурах лагерей военнопленных [4]. Одну из пропагандистских групп возглавлял подполковник М.К. Мелешкевич, назначенный после окончания школы и краткого преподавания в ней старшим пропагандистом в русских батальонах во Франции. В его подчинении находилось 7 пропагандистов РОА, которые обслуживали до 30 формирований в центральной части Франции.

О распределении пропагандистов, окончивших 4-й курс, сообщал упоминавшийся уже лейтенант Смирнов. Согласно его показаниям, датированным 4 ноября 1943 года, 40–50 выпускников было направлено в части РОА в г. Орел, 25 человек — в лагеря военнопленных в Норвегию, 20 человек — в лагеря военнопленных в Австрию, 20 человек — в лагеря военнопленных в Латвию, Литву и Эстонию. Часть направили на Украину и в лагеря военнопленных, находящиеся в Германии. Около 50 % выпускников курса были отправлены для работы среди гражданского населения.

В июне 1943 года в Дабендорфе сформировали особую группу из 43 старших офицеров РОА, которая была переброшена в прифронтовую зону Северной Финляндии, в штаб 20-й немецкой армии. Всех офицеров распределили в немецкие корпуса Мурманского, Петсамского, Кандалакшского, Ухтинского и других направлений. Основными задачами группы являлись вербовка в РОА военнопленных и пропаганда в прифронтовой зоне. Начальником группы был зондерфюрер Гроте, старшим группы — Матвеев [5].

В декабре 1943 года в Дабендорфе создали инспекционную группу (комиссию) пропаганды РОА. Цель группы — укрепление пропагандистской работы, проверка рабочих планов пропагандистов, выяснение морального состояния военнослужащих РОА и советских военнопленных. В состав штаба инспекторской группы входили: начальник группы и главный инспектор пропаганды генерал Благовещенский, начальник штаба полковник Койда, затем майор Левандовский, начальник канцелярии лейтенант Беляков, а затем лейтенант Драпаков и машинистка Т.Б. Благовещенская. В состав группы входили инспекторы: заместитель начальника — бывший комбриг (с 1 декабря 1944 — генерал-майор РОА) М.В. Богданов (с декабря 1943 по декабрь 1944), полковники Корбуков (до декабря 1944), Зверев, Антонов, Койда, Таванцев, генерал-майор РОА А.Н. Севастьянов (с января по октябрь 1944), подполковники Корбуков (по декабрь 1944), Шатов.

Всего из Дабендорфа было направлено около 10 специальных пропагандистских комиссий, которые возглавлялись старшими офицерами РОА [6]. Так, Богданов в конце 1943 года выезжал в лагерь в районе г. Гамбурга, а в 1944 года вместе с полковником Антоновым — в Ригу. Генерал-майор Севастьянов с конца 1943 года выезжал для контроля работы пропагандистов в лагеря, дислоцировавшиеся на территории Бельгии и Франции. Полковник Койда в 1944 году ездил в Австрию, в лагерь, находившийся в районе Вены. Зверев инспектировал лагеря в Германии, а в конце 1944 года был в Норвегии. После возвращения из инспекторских поездок инструкторы составляли письменные отчеты о результатах работы и сдавали их в штаб. На основании этих отчетов составлялся сводный отчет о работе пропагандистов на местах. Общий отчет просматривал Благовещенский, после чего документ отправляли в Берлин генералу Власову.

В конце 1944 года, после разрешения формирования ВС КОНР функции инспекторов изменились. При посещении лагерей они занимались непосредственной вербовкой и отбором лиц для РОА. Например, полковник Зверев в конце 1944 года в Норвегии завербовал свыше 300 военнопленных, которые прибыли в Дабендорф и впоследствии вошли в число 2-й дивизии.

За все время существования школы пропагандистов РОА в Дабендорфе было произведено примерно 10 выпусков и подготовлено около 4000 человек [7] (по сведениям генерала Благовещенского — 3000).

В Дабендорфе находилась редакция двух основных газет РОД, организованных в 1942 году, — «Зари» (переименованная газета «Клич», выпускавшаяся пропагандистской организацией «Винета» в конце 1942 года) и «Добровольца». Первая газета предназначалась для военнопленных, вторая — для солдат добровольческих частей. Основателем редакции и ее главным редактором был капитан М.А. Зыков. Его заместителем — Н.В. Ковальчук. Первоначально объединенная редакция «Зари», «Добровольца» и газеты «Боевой путь», предназначенной для сбрасывания на советскую сторону фронта, находилась в Берлине, на Викториенштрассе. Редакционный коллектив газет состоял из 11 человек. С организацией Дабендорфа редакцию газет перевели на территорию курсов.

Первый номер еженедельной газеты «Доброволец» вышел 1 января 1943 года тиражом 600 тысяч экз. На ее страницах было опубликовано «Смоленское воззвание» генерала Власова. Ответственным редактором газеты стал генерал Г.Н. Жиленков, а с 16-го номера — В. Мухин. С лета 1944 года по апрель 1945 года главным редактором «Добровольца» являлся капитан князь Г.А. Сидамон-Эристов. В редакции газеты в разное время работали Даров, Нарейкис (Н.А. Троицкий), а в редакции газеты «Заря» — В.М. Харчев (начальник отдела «советской действительности»), лейтенант А.Я. Серостанов (заместитель начальника отдела «советской действительности»), старший лейтенант Рожановский (начальник исторического отдела), М. Самыгин (начальник литературного отдела, литературные псевдонимы Чайкин, Афанасьев, Китаев, с 1943 по середину 1944), братья Головины и др. В подготовке материалов принимал активное участие сам генерал Благовещенский, выступавший под псевдонимом Ксанин.

Впоследствии газета «Заря» (ответственный редактор генерал Благовещенский, заместитель редактора — майор Федоров — до июня 1943) издавалась тиражом в 100–120 тысяч экз., а «Доброволец» — 40–60 тысяч экземпляров[8]. Обе газеты выходили 2 раза в неделю.

33 номера газеты «Доброволец» вышли фактически без цензуры, что вызвало недовольство полковника Мартина. После этого контроль над изданиями был поручен зондерфюреру Вернеру Борману.

Позже при Дабендорфе была организована местная типография. Оборудование было вывезено из Риги в первых числах октября 1944 года, когда город уже оставили немецкие войска, но еще не заняли советские. Обслуживали типографию монахи лавры «Братство преподобного Иова Почаевского», эвакуировавшиеся с Карпат и знакомые с издательским делом [9].

В дабендорфской типографии, получившей позже статус издательства, печатались учебные пособия, брошюры, книги на политические и религиозные темы. Назовем ряд работ, опубликованных в разное время в школе пропагандистов: Д. Долинский (Д. Константинов) «Русская Православная Церковь в СССР», капитан Козлов «Русский народ и Красная Армия» (1944), полковник Спиридонов «Формы и методы устной пропаганды» (1945), А. и А. Новины (А. Зайцев и Р. Редлих) «Воин РОА: этика, облик, поведение», Н. Штифанов «Правда о большевизме» (ротаторным способом).

Выходили и периодические издания: «Бюллетень пропагандистов» (отв. ред. ротмистр (?) Деллинсгаузен), газета «За Родину» (военный орган КОНР, главный ред. полк. Н.В. Пятницкий, фельдпост № 28264, выходила 2 раза в неделю в конце 1944–1945). Вероятно, в Дабендорфе издавались и газеты КОНР «Путь на Родину» (орган штаба ВС КОНР, № 1–2, апрель 1945); «Воля народа» (орган КОНР, отв. редактор Г.Н. Жиленков, редакторы А.С. Казанцев — с ноября 1944 по февраль 1945, Н.В. Ковальчук — с февраля 1945, полковник Н.В. Пятницкий (№ 1–37) — 1944–1945); «Наши крылья» (изд. отдела пропаганды ВВС ВС КОНР, отв. ред. майор А. Альбов, (№ 1–4), февраль–апрель 1945.

С конца 1944 года планировалось издать ряд учебных пособий в серии «Блокнот пропагандиста» (изд. — главное управление пропаганды КОНР, № 1–6, 1944–1945). В № 5–6 (январь 1945) была опубликована работа капитана Галкина (Д.Д. Падунова), которая затрагивала идейные основы РОД [10]. Это была попытка определить основные идеологические принципы освободительного движения, в работе содержалась критика коммунизма, рассматривались его идеология как большевистская идея. Брошюра явилась, по всей видимости, первой и последней законченной публикацией по идеологии Русского освободительного движения военного периода.

28 февраля 1945 года состав школы был переведен в замок Гисхюбель близ Карлсбада, подчинен капитану Бальдершвангу, его заместителю барону Деллингсхаузену, затем капитану Теодору Оберлендеру [11]. 7–8 мая состав школы сдался подошедшим к Баварскому Лесу американским частям.

Подготовительные курсы пропагандистов РОА в Люкенвальде

Курсы РОА в г. Люкенвальде близ Берлина были организованы в конце мая 1943 года при шталаге 3А (начальник лагеря — полковник Трайтер, помощник начальника — майор Шварц). Практически эти курсы стали отборочным лагерем для пополнения курсов РОА в Дабендорфе переменным составом.

Начальником курсов был назначен подполковник В.В. Поздняков (адъютант — лейтенант Шер), начальником учебной части — поручик П. Дроздов. Немецким представителем на курсах являлся унтер-офицер Шульц, зачисленный на должность начальника хозяйственной части курсов.

На командные и преподавательские должности были назначены офицеры (6–7 человек), прошедшие подготовку в Дабендорфе. 31 мая они были откомандированы в Люкенвальде и приступили к исполнению своих обязанностей.

Организационно курсы представляли собой роту численностью от 100 до 250 человек, состоявшую из 3 взводов, во главе которых были поставлены офицеры РОА в чине до капитана. Так, в сентябре 1943 года курсы включали в себя два взвода пропагандистов и один взвод «особого назначения» (РОА), общая численность — 110 человек.

Курсанты размещались в деревянном бараке, вне лагеря военнопленных, на территории немецкого персонала с одним пропускным постом при въезде на территорию. Спали они на двухъярусных койках, снабженных постельным бельем и одеялами, получали паек немецкого солдата по тыловым нормам.

На курсах выходил ежемесячный журнал (основатель — старшина лагеря майор В.И. Кривошапов, он же В. Брандт), имелся хор, струнный оркестр. Хор, организованный осенью 1943 года курсантом Костецким, позже был переведен в Дабендорф и получил наименование Ансамбль песен и плясок РОА.

Программы и учебные планы курсов составлялись учебной частью и утверждались в Дабендорфе.

Занятия включали в себя:

— ежедневную строевую и физическую подготовку. Команды подавались только по-русски и по советскому уставу;

— немецкий язык — 2 раза в неделю;

— ежедневные занятия по русской истории, географии, русскому языку, литературе и искусству. По национал-социализму занятий не было.

Доклады по технике и науке читали сами курсанты с обязательным обменом мнениями. В курс обучения входило также разучивание песен, главным образом старой русской армии.

Проводились и специальные занятия по Русскому освободительному движению.

Состав курсантов комплектовался из военнопленных и незначительного количества (10–15 человек на курс) солдат и унтер-офицеров «восточных» подразделений или немецких частей. Каждая вновь прибывавшая группа проходила индивидуальное обучение (в течение 3–4 недель), в результате которого отсеивалось 25–30 % направленных на курсы военнопленных (в основном из-за недостаточного образования, непригодности к пропагандистской работе). Срок обучения на курсах составлял около 2 месяцев.

В ноябре 1943 года, после назначения В.В. Позднякова на должность командира батальона и помощника генерала Ф.И. Трухина по строевой части на курсах в Дабендорфе курсы в Люкенвальде возглавил подполковник Власов.

В середине 1944 года подготовительные курсы были расформированы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Поздняков В.В. Рождение РОА. Сиракузы, 1972. С. 49.

2. Там же. С. 59.

3. Там же.

4. Бахвалов А. Генерал Власов. Предатель или герой? СПб., 1994.

5. Бахвалов А. Генерал Власов. Предатель или герой? С. 69.

6. Катусев А.Ф., Опоков В.Г. Иуды // Военно-исторический журнал. 1990. № 6. С. 80.

7. Катусев А.Ф., Опоков В.Г. Движение, которого не было // Военно-исторический журнал. 1991. № 7. С. 15.

8. Стеенберг С. А.А.Власов. С. 101.

9. Письмо Штифанова Н.Константинову Д. от 23 февраля 1978.

10. Блокнот пропагандиста. Изд. Дабендорфа, 1945. № 5–6. С. 71.

11. Штрик-Штрикфельдт В.К. Против Гитлера и Сталина. С. 376.

Александр ОКОРОКОВ, доктор исторических наук

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских