В начало » ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА » Рецензии » Правда истории или мифология?


Правда истории или мифология?

Правда истории или мифология?Вышедшая в текущем году в свет тысячным тиражом книга В.И. Городинского «Правда истории или мифология? Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности Пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны» вызвала бурное обсуждение на интернет-порталах и в пограничном сообществе. Мнения об этом труде высказываются неоднозначные. Впрочем, как и об авторе, генерале-пограничнике.

Внимательное прочтение данной книги позволяет сделать ряд выводов. Первый – подход автора к оценке истории пограничных войск НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны осуществлен по образу и подобию книги В. Резуна «Ледокол». Эту важную деталь, по признанию автора книги (с.481-482), отметили сотрудники Центрального пограничного музея ФСБ России в статье «Стойко и мужественно выговаривать правду», опубликованной в 2013 году в газете «Граница России».

Анализ более 60 ссылок на приводимые в «Ледоколе» источники (в первую очередь касающиеся НКВД), проведенный автором данной публикации ещё в 1991 году, позволил сделать единственный вывод: В. Резун добился своей цели, определенной в начале книги, - принизить роль Великой Отечественной войны до написания с малой буквы. При этом все проверенные мною ссылки оказались неверными или «доработанными» Резуном. Для этой цели он использовал самые примитивные подходы фальсификации приводимых источников: искажение смысла приводимых фраз из первоисточника, домысливание, вырывание приводимой фразы из контекста, выбрасывание ключевых слов, после чего делался противоположный по значимости вывод. Когда читатель уже был «подавлен потоком аргументов», в ход шли мысли от первого лица за кого-либо из авторов, на которые он ссылался ранее. К примеру, за Л.М. Сандалова или И.Г. Старинова.

Таким образом, известный «Ледокол» может рассматриваться как некий первенец фальсификации Великой Отечественной войны в эпоху новейшей истории России. При этом, вступать с ним и ему подобными в дискуссию о каких-то новых подходах к оценке Великой Отечественной войны бессмысленно. Никакому здравомыслящему человеку не придет же в голову желание играть с мошенником в «колпачки» или с профессиональным шулером в карты.

К сожалению, в ряде случаев В.И. Городинский позаимствовал у Резуна ключевую тему о том, что если бы первой не напала фашистская Германия, то это сделал бы Советский Союз. Просто Гитлер опередил Сталина. В продолжение данной темы приводится, критика пограничных войск, обвинение их руководства в подготовке к наступлению на фашистскую Германию. Эта главная мысль проходит через всю книгу. Автор делает ссылки на сомнительные факты, приводит примеры из публикаций, которые невозможно проверить по архивным документам. Отличительной чертой от В. Резуна является отсутствие оскорбительных ярлыков и нескрываемой злобы в адрес страны-победителя.

Второй вывод напрашивается о том, что автор, несмотря на изученный массив архивных документов, слабо ориентируется в периодизации Великой Отечественной войны, в ходе боевых действий на советско-германском фронте, не имеет четкого представления о задачах войск НКВД СССР накануне и с началом военных действий, выхватывает отдельные, малозначимые документы и пытается выдать их едва ли не за научное открытие.

Следует отметить, что с определенной долей лукавства В.И. Городинский повысил степень секретности с «секретно» до «совершенно секретно» известному научному труду Г.П. Сечкина «Советские пограничные войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и возможные их действия в современных операциях», изданному в 1976 году, и тем самым представил его недоступным для военных исследователей. На самом деле эта книга была доступна очень многим офицерам-пограничникам.

Судя по биографии В. И. Городинского, он закончил факультет пограничных и внутренних войск Военно-политической академии им. В.И. Ленина в 1983 году, поэтому данную книгу был обязан изучать на дисциплине «Тактика (оперативное использование) пограничных войск». Закончив этот же факультет в 1991 году (отделение внутренних войск), свидетельствую: работа Г.П. Сечкина постоянно лежала на столах слушателей-пограничников. Поэтому точка зрения генерала о том, что при подготовке пограничной операции «Аргун» в 1999-2000 годах на территории Итум-Калинского района Чеченской Республики офицеры-пограничники не могли найти опыт проведения операций против бандформирований в годы Великой Отечественной войны (с. 10-12), мягко говоря, вызывает недоумение. Ведь параграф 4 главы 4 вышеупомянутой монографии патриарха истории пограничных войск Г.П. Сечкина называется «Борьба пограничных войск на восстановленной границе с буржуазно-националистическими бандами».

Генерал В.И. Городинский, на наш взгляд, необоснованно (с. 57) критикует исследователей истории пограничных войск за то, что они, якобы, не достаточно используют в своих трудах документы (Российского государственного военного архива (РГВА) и Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО). Вопрос спорный. Так, к примеру, в вышеупомянутом труде Г.П. Сечкина делаются ссылки на ЦГАСА и ЦАМО. Может автору неведомо, что до 1992 года РГВА назывался ЦГАСА – Центральный государственный архив Советской Армии? Тем более, что все архивы войск НКВД по охране тыла действующей армии в годы Великой Отечественной войны, находятся именно там. Так же в ряде сборников документов об истории пограничных войск в годы Великой Отечественной войны, изданных в советское время, делаются ссылки именно на ЦГАСА.

А вот как В.И. Городинский цитирует выдержки из книги Г.П. Сечкина «Пограничные войска в Великой Отечественной войне советского народа 1941-1945», изданной в 1993 году издательством «Граница». Взятая в кавычки фраза «Никто не осмелился дать распоряжение о приведении застав и комендатур в полную боевую готовность и заблаговременном занятии личным составом оборонительных сооружений» отсутствует как на страницах 455-456, указанных генералом, так и в целом в книге. Вместе с тем, в ней есть похожая по смыслу фраза (с. 93), а также в другой книге Г.П. Сечкина - «Советские пограничные войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и возможные их действия в современных операциях» (с. 105): «Но никто из них должным образом не реагировал на эти очевидные факты и не отдал приказа пограничным частям оставить помещения и занять оборонительные сооружения… В этом заключалась одна из очевидных ошибок командования пограничных войск». Далее Г.П. Сечкин делает оговорку, что 21 июня 1941 года начальник пограничных войск Ленинградского округа генерал-лейтенант Г.А. Степанов по своей инициативе отдал приказ о занятии оборонительных сооружений в опорных пунктах застав. Приводится подобный факт Таурогенским погранотрядом (с. 106). Таким образом, замена фразы «должным образом не реагировал на эти очевидные факты» на одно слово «осмелились» совершенно изменила смысл и выставила командование погранвойск трусами.

Правда истории или мифология?Более того, неоднократно общаясь с Г.П. Сечкиным, как ученым и как участником Великой Отечественной войны, могу сказать, он знал, что 25-й пограничный отряд (Кагульский) и ряд других отрядов Молдавского пограничного округа были приведены в боевую готовность за несколько часов до нападения врага. С началом войны пограничники заняли оборонительные позиции в заранее подготовленных блокгаузах и после начала боевых действий были усилены подразделениями Красной Армии. Однако, учитывая необходимость дальнейшей научной проработки данной темы применительно не только к Молдавскому пограничному округу, но и к частям и соединениям Одесского особого военного округа, он не торопился с обнародованием данного факта.

Следующим вариантом «нового подхода» к изучению истории пограничных войск стало обвинение В.И. Городинским Г.П. Сечкина в необъективности, как человека своей эпохи – сложной, противоречивой и до предела заидеологизированной (с. 58). Безусловно, Г.П. Сечкин был человеком своей эпохи. Только вот героизм пограничников в годы Великой Отечественной войны отражал идеологию того времени. Это была идеология победителей, идеология Великой Правда истории или мифология?Победы. Как ещё можно оценить боевой листок на стене блокгауза 16-й заставы 25-го пограничного отряда, пробитый вражескими пулями 24 июня 1941 года? (РГВА. Ф. 32910. Оп. 1. Д.27. Л.101) Только как результат партийно-политической работы в боевых условиях! Люди в форме пограничника шли в бой с верой в светлую идею! Так в чем же их вина? Или может, это было «не объективно» с их стороны?

Разве можно быть объективным в оценке событий прошлого без учета идейной составляющей? Жаль, что в современном подходе к истории Великой Отечественной войны этот фактор как-то стыдливо замалчивается или обходится.

В апреле 2016 года мне удалось установить место захоронения своего дяди лейтенанта Евгения Васильевича Смирнова, командира пулеметного взвода 212-го стрелкового полка, умершего от ран 20 июля 1943 года в ходе Орловской наступательной операции на территории Думиничского района Калужской области. В списке погибших отмечено, что он был кандидатом в члены ВКП (б). Он, как тысячи лейтенантов, 19-летним парнем был на фронте всего лишь месяц, что совпадает со среднестатистическим сроком жизни командира взвода на той войне. Не думаю, что, вступая кандидатом в члены партии, он руководствовался какими-то карьеристскими соображениями или искал какой-либо выгоды, кроме того, что быть примером в бою для своих подчиненных.

Оценивая книгу В.И. Городинского через призму трудов Г.П. Сечкина, основанных на документах и впервые научно изложившего задачи пограничных войск в годы Великой Отечественной войны и их участие в различных ее периодах, следует отметить, что автором не приводятся какие-либо результаты новых поисков в этом направлении. Кроме ссылок на сомнительные и необоснованные публикации о войсках и органах НКВД в военный период им так и не представлен ни один новый документ или какой-либо факт из истории пограничных войск. Книга изобилует множеством броских примеров, не подтверждаемых документами, что делает ее захватывающей для неподготовленного читателя. У специалистов же она вызывает недоумение.

В.И. Городинский, на наш взгляд, не в полной мере вник в обстановку на границе в канун и в начале войны. Он не берет в расчет сложившуюся обстановку в приграничной полосе, а затем на фронтах, известные всем сведения о действиях противника, направлениях его основных ударов. Именно так следует воспринимать предложенную им версию о сомнительных перемещениях и участии в боях 87-го (Ломжинского) и 88-го (Шепетовского) погранотрядов и ряда других за 2-3 дня в тыл на расстояние более 350 км (с.164 – 168) и личном выводе о том, что «не исключено, что происходило это в строгом соответствии с предвоенными планами ГУ ПВ НКВД СССР» (с.168). Из трудов же Г.П. Сечкина известно, что на второстепенных направлениях пограничные части вели боевые действия непосредственно на границе в течение 4-6 и более часов. («Советские пограничные войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и возможные их действия в современных операциях». С.114). Далее у Г.П. Сечкина приводится пример: «многие подразделения 87-го (Ломжинского) и 88-го (Шепетовского) пограничных отрядов Белорусского округа вели бои на границе до 8.30 22.06.1941; 91-го (Рава-Русского) и 92-го (Перемышльского) пограничного отрядов Украинского округа до 11-12.00 1941 г., а подразделения 98-го (Любомльского) пограничного отряда этого же Украинского округа отошли с границы в 13-15.00 22.6.1941 г.». (Там же).

Кроме того, у Г.П. Сечкина ранее приводится соотношение разведывательных (передовых) сил противника, непосредственно имевших задачу по уничтожению советских пограничных подразделений на границе на главных направлениях в живой силе в 6-20 раз (с.109-110). Делается обоснованный вывод о том, что на этих направлениях пограничники, не имевшие тяжелого вооружения, артиллерии и противотанковых средств фактически не могли продержаться до прибытия сил прикрытия от Красной Армии.

Приводимые автором ссылки иногда не совпадают даже с дислокацией пограничных отрядов с началом войны. Так, к примеру, упоминаемые на с.432 им 2-й, 23-й, 24-й, 25-й пограничные отряды входили в 1940 году не в Украинский, а в Молдавский пограничный округ (РГВА. Ф. 38652. Оп.1. Д.1).

Проверка источника, на который ссылается автор книги (с.112) также выявила расхождение с оригиналом. У В.И. Городинского: «в работах современных пограничных историков нередко можно встретить сетование на то, что в предвоенный период такая форма подготовки старших офицеров-пограничников, как совместные учения со штабами приграничных соединений и объединений Красной армии, не практиковалась, в результате чего командование пограничных частей плохо знали свои задачи на случай войны». При этом ссылка делается на с.82 книги Г.П. Сечкина «Пограничные войска в Великой Отечественной войне советского народа 1941-1945».

А вот как подобная фраза звучит в оригинале на с.82: «В системе командирской подготовки недостаточное место отводилось умению командиров организовывать общевойсковой бой, изучению боевой техники. Штабы пограничных комендатур, отрядов и округов слабо готовились к выполнению задач по обеспечению твердого и непрерывного управления подразделениями и частями в ходе боя. (Этот недостаток в подготовке командного состава, особенно старшего, можно было устранить путем активного участия в учениях с войсками и командно-штабных учениях соединений и оперативных объединений приграничных военных округов. К сожалению, такая форма подготовки старших командиров-пограничников в предвоенные годы почти не применялась)».

На первый взгляд, кажется, что речь идет об одном и том же. Но при внимательном прочтении видна подмена «недостатков в управлении войсками на военное время» на «знанием своих задач на случай войны». Далее, В.И. Городинский (с.112) делает ссылку на оперативно-стратегические игры, состоявшиеся в первой декаде января 1941 года. При этом им не замечается разница в категориях обучаемых: старших командиров и высшего командного состава. У Г.К. Сечкина речь идет о подготовке руководителей тактического звена (старшие командиры), а В.И. Городинский берет в качестве примеров оперативный и стратегический уровень руководства (высший комсостав). После чего снова возвращает читателей к тематике отработки пограничниками наступательных действий на чужой территории в предвоенное время.

По результатам проверки работы автора с некоторыми документами РГВА отмечается, что он постарался не заметить для использования на страницах своей книги некоторых существенных и важных фактов о событиях в первые минуты и часы войны, которые не отвечают его целям о том, что пограничные войска готовились перед войной к наступлению. При этом данные факты бесспорно подтверждают оборонительный характер подготовки пограничников к приближающейся военной угрозе. К примеру, исследуя дело 1 описи 1 фонда РГВА «Боевая деятельность войск НКВД по охране тыла Южного фронта» дважды (3 апреля 2014 года и 23 июля 2015 года) автор на л. 2 не замечает важной особенности в подготовке сил и средств Молдавского пограничного округа к обороне накануне войны: «Так в местах вероятных переправ (в районах мостов и бродов через реку Прут) силами пограничников были построены блокгаузы, дзоты и окопы, что дало возможность на первое время создать прочные узлы сопротивления.

Все подразделения погранотрядов были приведены в ПОЛНУЮ БОЕВУЮ ГОТОВНОСТЬ (выделено мной. – Авт.), заставы усилены поддержками за счет маневренных групп и тыловых подразделений отрядов. При комендатурах были созданы подвижные резервы.

Государственная граница охранялась усиленными нарядами в 5-7 человек с РП».

Как следует из данного документа, Молдавский пограничный округ готовился к отражению превосходящих сил противника за полтора месяца до начала войны вполне основательно. Агрессивных планов пограничников, которые так тщательно пытался найти В.И. Городинский, в архивных документах РГВА не содержится.

А вот то, что сам по себе факт подготовки к оборонительным боям Молдавского пограничного округа уникален для истории Великой Отечественной воны и его необходимо подкреплять другими источниками, автора совершенно не интересовало.

Точно также на л. 9 этого дела он постарался не заметить фамилии первых пяти пограничников Героев Советского Союза, удостоенных этого высокого звания за первые дни войны, как результат неоспоримых показателей в боевой деятельности округа, и которые действительно не вписываются в традиционно сложившийся стереотип, что в первый год войны из-за неразберихи никто не награждался.

Так же его совершенно не интересовал, даже с точки зрения «развенчания мифов», беспрецедентный пример героических действий 25-го (Кагульского) пограничного отряда Молдавского пограничного округа в первые часы и дни войны. Думаю, что в истории Великой Отечественной войны нет таких примеров, когда за первые два дня войны четыре военнослужащих одного отряда или полка были удостоены высокого звания Героя Советского Союза при жизни. А ведь эти материалы он держал в руках, работая в РГВА.

Причины таких удачных боев пограничников заключаются в том, что за полтора месяца до начала войны, во исполнение директивны ГУ ПВ НКВД от 9 мая1941 года собственными силами было изготовлено 68 блокгаузов (многоамбразурный дзот) для прикрытия мостов через р. Прут и вероятных переправ вброд. Кроме того, были проведены командно-штабные тренировки в отряде и комендатурах с выходом на местность и приглашением командиров частей прикрытия от Красной Армии.

Упорная оборона пограничниками опорных пунктов в первые часы войны, успешные действия созданных при комендатурах резервов, своевременное прибытие подразделений прикрытия, в том числе с артиллерией от полков Красной Армии, позволили отражать атаки превосходящего противника в течение недели. Только сам по себе этот факт не имеет аналогов в отечественной военной истории! Пограничный округ со средствами усиления фактически неделю сдерживал превосходящие силы противника на участке государственной границы по всему Южному фронту! И это не миф, а реальность.

Так, на участке границы 25-го (Кагульского) пограничного отряда соотношение сил сторон составляло в живой силе 8 к 1, а в отношении артиллерии – безраздельное. Против пограничного отряда применялось 152 орудия полевой артиллерии, без учета минометов. Лишь после 16.30 22 июня 1941 года в бой вступила артиллерия частей Красной Армии в количестве 30 орудий. В последующие дни прибыло еще 20 орудий из других частей.

Также нарушают сложившееся представление о неразберихе и отсутствии взаимодействия передача обороняемого участка на границе 1 июля 1941 года пограничными войсками НКВД Молдавской СССР частям Красной Армии и начале выполнения задач по охране тыла Южного фронта, что также было нехарактерным для других участков советско-германского фронта, где велись активные боевые действия.

В.И. Городинский после публикации статьи в газете «Границы России» выражал надежду в части научной дискуссии по поднятым им вопросам. Отсутствие официальной реакции со стороны историков пограничных войск может быть оправдано тем, что вести её бесперспективно по причине умышленного искажения автором фактов, событий. Вместе с тем, отсутствие критики в научном сообществе и разъяснение этих позиций широкому кругу читателей позволяет подобным «историкам» в дальнейшем осуществлять нападки на нашу военную историю.

Война на информационном фронте не заканчивалась никогда, в том числе война с памятью о Великой Отечественной войне тоже.

В чем же неоспоримо прав В.И. Городинский? Это в том, что история пограничных войск НКВД СССР нуждается в дальнейшем изучении. Раздел истории войск, когда-то входивших в единый Наркомат внутренних дел СССР по принадлежности к современным преемникам (войска Национальной гвардии РФ и пограничная служба ФСР России) не способствует изучению боевой биографии целого ряда воинских частей, прославленных в годы Великой Отечественной войны. Автор в числе малоизученных упоминает только один 95-й погранотряд (полк). К сожалению, список «забытых» измеряется десятками. Учитывая, что некоторые пограничные отряды (полки) после войны или в ходе ее перешли в состав внутренних войск, в том числе в составе подразделений, ими не интересуются не только пограничники, но и исследователи войск Нацгвардии. При этом получается, что бойцы войск НКВД, с честью выполнившие свой воинский долг, остаются без внимания потомков, которых подчас интересует только цвет фуражки защитника Родины на момент его гибели.

Павел СМИРНОВ, кандидат исторических наук, доцент

Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских